Вы здесь
Главная > #ЛЕГЕНДЫ > Неизвестные подробности Дела №298

Неизвестные подробности Дела №298

Под 298-м номером в Центральном государственном архиве Москвы хранятся документы, которые возвращают нас к событиям полуторавековой давности, связанным с установкой первого в России памятника Александру Сергеевичу Пушкину. 

«Трудным делом было бы хотеть сравнительно определить, которая из столиц имела более прав на памятник Пушкину»,  писал более 130 лет назад филолог-пушкинист и историк, академик Я. К. Грот. Сначала монумент планировали установить в Царском Селе. Окончательное решение было за императором Александром II, который на документе, представленном ему Комитетом по сооружению памятника великому поэту, наложил резолюцию: «… чтобы памятник Пушкину поставлен был… в Москве, … где монумент получит вполне национальное значение». На самом высоком уровне утверждались и последующие решения. И все это фиксируется в архивном деле.

Для того чтобы окончательно определиться с местом установки памятника, в конце 1871 года в Москву отправился член Пушкинского комитета статс-секретарь К. К. Грот. Судьбоносным стало собрание у государственного деятеля, князя В. А. Черкасского. Помимо Грота, в нем приняли участие московский городской голова И. А. Лямин, публицист, гласный московской городской думы Ю. Ф. Самарин, писатель И. С. Аксаков, историк М. П. Погодин, литератор и издатель газеты «Московские ведомости» М. Н. Катков, директор Чертковской библиотеки П. И. Миллер, литературовед и издатель П. И. Бартенев. Рассматривались два конкретных адреса: Тверской и Страстной бульвары. В результате пришли к мнению установить памятник поэту на Тверском бульваре. Вскоре московской городской думой было принято решение «Об отрезке на Тверском бульваре площадки для постановки памятника А. С. Пушкину». Дело, хранящееся под номером 298, было начато 3 февраля 1872-го, окончено 5 июня 1877 года.

Оно открывается письмом К. К. Грота московскому городскому голове И. А. Лямину, содержащим просьбу к московской городской думе уступить намеченную площадку под сооружение памятника.

15 февраля просьба уже была рассмотрена на заседании общей думы, и для подготовки вопроса создана комиссия, в которую вошли пять именитых москвичей, гласных думы. Из письма И. А Лямина 17 февраля в Петербург становятся понятны действия думы: «Имея в виду, – говорится в документе, – что для устройства названной площадки Комитетом преднамеренно занять от 25 до 30 сажень и что дело об отрезке такой значительной части одного из лучших бульваров может быть решено не иначе как по рассмотрению его в Особой Комиссии».

Члены Комиссии были приглашены в думу для избрания «из своей среды председателя». Им стал  почетный мировой судья в Москве А. В. Станкевич. Членов комиссии интересовало в частности, не несет ли отрезка земли неудобства москвичам и не нарушает ли перспективу бульвара. Если учесть, что протяженность Тверского бульвара от Никитских до Тверских ворот составляет всего 378 сажень, то есть чуть более 800 метров, то после «урезки» на 30 сажень он уменьшался приблизительно на одну тринадцатую часть. Но в результате комиссия пришла к заключению:  удобство и простор Тверского бульвара не потерпят значительного изменения, а посему она «не находит препятствия к отрезке оконечности Тверского бульвара … для сооружения памятника Пушкину».

6 апреля 1872 года общая дума вынесла приговор: «…изъявить согласие на отрезку оконечности Тверского бульвара, близ Тверской площади, для сооружения памятника Пушкину, при условии, чтобы такая отрезка не превышала 30 сажень по прямой линии в конце бульвара». В соответствии с существующей инструкцией копию решения с докладом комиссии канцелярия передала в московскую городскую распорядительную думу.

Через месяц городской голова отправил К. К. Гроту планы Тверского бульвара, снятого с натуры топографом городской думы, и площадки, на которой предстояло установить памятник.

В начале лета 1872 года место установки памятника было утверждено Александром II, о чем министр внутренних дел генерал-адъютант А. Е. Тимашев сообщил московскому генерал-губернатору князю В. А. Долгорукову: «Государь Император… в 9-й день сего июня Всемилостивейше соизволил изъявить согласие на то, чтобы предполагаемый к сооружению памятник А. С. Пушкину был поставлен в конечной части Тверского бульвара, близ Тверских ворот, с соблюдением изложенных в приговоре Московской Городской Общей Думы 6 минувшего апреля условий».

Определившись с местом, Комитет по сооружению памятника сразу объявил конкурс на составление проекта. В 1875 году победу в творческом состязании, длившемся три года, одержал А. М. Опекушин. После высочайшего одобрения модели началась отливка фигуры поэта.

Открытие памятника на Тверском бульваре последовало 6 июня 1880 года.

Бронзовый Пушкин простоял в начале Тверского бульвара 70 лет. В ночь с 14 на 15 августа 1950 года памятник переехал на другую сторону Тверской улицы, встав в начале Страстного бульвара, по адресу, который также был указан в деле №298.

Добавить комментарий

Loading...
Top