Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > “А МОРЕ ГРОЗНОЕ РЕВЕЛО И СТОНАЛО…”

“А МОРЕ ГРОЗНОЕ РЕВЕЛО И СТОНАЛО…”

Айвазовский

В столице грядет грандиозная культурная сенсация. 29 июля в Третьяковской галерее (на Крымском валу, 10) открывается выставка великого русского мариниста И.К. Айвазовского. В экспозицию войдут 200 экспонатов, представленных 17 музеями и 6 частными коллекциями.

Большая часть их – из музеев Санкт-Петербурга, Феодосии и Армении. Сама Третьяковская галерея хранит 50 работ художника,  выставит лишь часть из них, но преподнесет «сюрприз»: картину «У кавказских берегов», реставрация которой закончится к открытию. Помимо живописи и графики будут представлены паспорт художника с визами более сотни городов всего мира, глобус, компас, подзорная труба и т.д. Звуковым фоном выставки будет музыка Римского-Корсакова.

Памятуя о приступе массового психоза на выставке Валентина Серова, и даже осознавая, что публики будет значительно меньше, дирекция галереи предпринимает превентивные меры. Уже продаются электронные билеты. Запускать публику будут по получасовым сеансам и т.д.

А теперь поговорим немного о художнике, его жизни и творчестве. Так сказать, авансом.

Айвазовского знают все, его картины входят в наше сознание с первых детских лет вместе со стихами Пушкина, музыкой Чайковского, абрисами кремлевских башен. Академик живописи, член академий Петербургской, Римской, Парижской, Амстердамской, Иван Константинович Айвазовский (1817–1900) прожил долгую, ровную и счастливую жизнь, окруженный почетом и уважением. Его картинами восхищался весь мир. «Рим, Неаполь, Венеция, Париж, Лондон, Амстердам удостоили меня самыми лестными поощрениями», – с  гордостью вспоминал он. Талантом художника восхищались такие разные люди, как Гоголь, А. Иванов, Стасов, Крамской.

А.К. Айвазовский, «Девятый вал»
И.К. Айвазовский, «Девятый вал»

И.К. Айвазовский утвердился в русском искусстве как представитель романтической школы. Свой знаменитый «Девятый вал» он написал в 1850 году ( огромное полотно уже прибыло с берегов Невы и займет одно из центральных мест на выставке). Художника не привлекало обыденное состояние природы, он писал бури, кораблекрушения, морские битвы, пламенеющие восходы и закаты и лунные ночи. С ростом мастерства . начиная с 1870-х годов., в творчестве Айвазовского происходят изменения – исчезают чрезмерные эффекты, палитра становится сдержаннее, сюжеты – проще, но глубже.  В одном из лучших творении мастера – гигантском (12 кв.м.) полотне «Среди волн» (1898) нет ни лунных дорожек, ни кораблекрушений, есть только масса вод без конца и края, как в первые дни Творения.

Бросается в глаза что пейзажи Украины – степи, чумацкие возы, овечьи стада, деревенские свадьбы гораздо  слабее у Айвазовского, чем его «марины». Не дал, как говорится, Бог. Его «библейские» сюжеты вымучены и скучны, пока в них не появляется Вода. «Хождение по водам», «Сотворение мира» –все сразу начинает играть, пениться, жить !

А.К. Айвазовский, «Бухта Золотой Рог»
И. К. Айвазовский, «Бухта Золотой Рог»

О некоторых секретах методики художника сохранился чрезвычайно интересный рассказ петербурского художника Кремера, сопровождавшего Айвазовского в поездке по США в 1892 году ( приводится в книге Вл. Милашевского «Вчера, позавчера. Воспоминания художника». Ленинград, 1972).

«Я жил долгое время в Нью-Йорке. Однажды, развернув утреннюю газету, прочел, что Великий русский маринист Айвазовский едет в Америку и намерен устроить выставку картин. Разумеется, я прибыл к моменту прихода океанского парохода и представился Великому Маэстро как русский художник. Я просил его располагать мною, как человеком, уже освоившимся в этой стране. Я нашел ему тотчас номер в гостинице. На мой вопрос, когда прибудут его картины, он удивленно посмотрел на меня: «Какие картины?» – «Но ведь вся Америка ждет вашей выставки…» – «У меня с собой нет ни одной картины, они все проданы. Я устрою выставку из картин, которые напишу здесь, в Америке. Вы найдете мне достаточно большую и светлую мастерскую, порекомендуете опытного столяра для подрамников, куплю холста и начну писать».

Он просил меня сопровождать его на Ниагару. Когда мы сели в вагон, я опять-таки был поражен, что при нем не было этюдника с красками. «Он мне не нужен, у меня есть записная книжка!»

Усевшись в ресторане за столиком, откуда был виден водопад, Айвазовский вынул книжку и стал что-то записывать. Оказалось, что в записной книжке он сделал набросок карандашом и записал краски условными обозначениями: цвет воды, цвет пены, цвет скал, деревьев, неба, облаков. Стенографические значки покрыли рисунок. Исходным положением для определения цвета воды был для него цвет волн Черного моря, который он знал наизусть. Ему приходилось только отмечать, что вода теплее по цвету или более нежного оттенка, чем у берегов Крыма. То же было и со скалами, деревьями. Сделав несколько набросков, он сказал: «Ну, вот и все. Очень интересно. Теперь поедем в Нью-Йорк. Я буду писать».

Очень скоро несколько картин на американские темы было закончено и выставка прошла с большим материальным и моральным успехом».

… Художественное наследие И.К. Айвазовского насчитывает более 6000 картин.

Олег Торчинский

 

Добавить комментарий

Loading...
Top