Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > ПОЧЕМУ СУДЫ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ВЫНОСЯТ ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ПРИГОВОРОВ?

ПОЧЕМУ СУДЫ ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ВЫНОСЯТ ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ПРИГОВОРОВ?

В суровом военном 1943 году процент оправдательных приговоров в нашей стране приближался к 10. В то время как сегодня этот показатель близок к нулю. Почему так происходит и есть ли шанс на оправдание у подсудимых: О проблемах судебной системы Москвы рассказывает известный столичный адвокат Евгений КОРЧАГО.

Без шанса на оправдание

Судебную систему нашей страны сейчас не критикует только ленивый (и немалая часть этих замечаний относится к работе московских судов). Честно признаюсь, что я поддерживаю большую часть негативных оценок, так как считаю, что адресуемые столичной Фемиде обвинения в большинстве случаев имеют под собой реальные основания. Между тем, как правило, критика со стороны юридического (в большей части адвокатского) сообщества ведется либо кулуарно (в ходе личных бесед, на закрытых для широкой общественности профессиональных мероприятиях), либо на различных профессиональных форумах и в социальных сетях на просторах сети Интернет. Заявив о наиболее острых и актуальных, на взгляд профессиональной корпорации, проблемах, мне бы хотелось вынести их обсуждение на рассмотрение широких кругов общественности.

Пожалуй, самое важное, что волнует не только меня, как практикующего адвоката, но и подавляющее большинство моих коллег (как и остальных граждан) – это практически полное отсутствие оправдательных приговоров при рассмотрении уголовных дел в судах. Только по официальной статистике Верховного Суда РФ количество оправдательных вердиктов за последние годы в нашей стране не превышает десятых долей процента. Ни для кого из профессионалов не является секретом, что и из этого мизерного количества львиную долю составляют приговоры по делам частного обвинения и процессам, рассмотренным с участием коллегии присяжных заседателей. А в Москве статистика еще более удручающая, чем в целом по стране.
Оппоненты могли бы возразить, что качество уголовных дел и уровень предварительного расследования современных правоохранителей настолько высоки, что судам не остается ничего иного, как констатировать виновность лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Однако, как тогда можно объяснить то, что судьи по уголовным делам (как действующие, так, в особенности, ушедшие в отставку) в личных беседах признаются, что вынесение оправдательных приговоров в столице лишено смысла? Почему служители правосудия прямо заявляют, что в лучшем случае их отменит Мосгорсуд, а в худшем – судья очень скоро перестанет быть таковым.

Можно и на это возразить, заявив, что подобные высказывания представляют собой клеветнический навет на благородное руководство Московского городского суда. Но официальная статистика действительно производит весьма странное впечатление. В суровом военном 1943 году процент оправдательных приговоров в нашей стране приближался к 10. В то время как сегодня этот показатель близок к нулю.
В своих интервью представители судебного руководства нередко объясняют малый процент оправдательных приговоров высокой долей дел, рассматриваемых в особом порядке. Но при этом от широкой публики утаивается то, что люди нередко соглашаются на применение особого порядка не по причине осознания своей вины, а в силу понимания бесперспективности попыток добиться в суде своей оправдательного приговора. Подсудимыми в этом случае движет лишь надежда получить менее строгое наказание, пусть и за деяние, которого они в действительности не совершали.

Справедливости ради хочу согласиться, что невиновные, привлекаемые к уголовной ответственности, конечно же, не составляют большинства от общего количества осужденных. Но тем страшнее нежелание судей разбираться в делах этих несчастных и полная «заточенность» на обвинительный уклон любой ценой.
Не менее странным выглядит на этом фоне и показатель удовлетворения судами ходатайств следователей и дознавателей о заключении под стражу. Процессы продления сроков данной меры пресечения в принципе превращаются в пустую трату времени для сторон, полноценную юридическую буффонаду, без альтернативы принятия иного решения, кроме как в пользу обвинения. СИЗО переполнены, суды «задыхаются» от нагрузки конвейера подобных ходатайств, но год от года ситуация не меняется в лучшую сторону.

Для изменения ситуации с тотальным господством обвинительного уклона необходимо изменить подход к кадровому обеспечению судов. Сейчас замещение вакантных мест судей происходит в первую очередь за счет «вымуштрованных» секретарей или помощников, отчасти – бывших работников прокуратуры или сотрудников следственных органов. Т.е. место вершителя правосудия занимают люди, в кровь и плоть которых успел впитаться обвинительный уклон. В то же время практика показывает, что моих коллег, пожелавших сдать квалификационный экзамен на судью, почти полностью отсеивают еще на стадии отбора (причем, как правило, не на основании критерия профессиональных качеств).

Вероятно, для изменения ситуации не лишним будет присутствие адвокатов и в общественном органе судейского сообщества, занимающимся рассмотрением жалоб на дисциплинарные проступки судей. Не вполне понятной выглядит ситуация, при которой в Квалификационную комиссию Адвокатской палаты города Москвы входят два судьи, а в Квалификационную коллегию судей столицы не включен ни один адвокат. Быть может, в случае подобных изменений судейскому сообществу будет уже не так легко «отмахиваться» от жалоб со стороны недовольных граждан и представителей адвокатуры?

Выше я обозначил лишь верхушку айсберга проблем, с которыми каждый день сталкиваются сотни и тысячи наших граждан. Система уголовного судопроизводства столицы, да и в целом страны серьезно больна. И если не предпринять серьезных мер уже сейчас, то вскоре мы получим ситуацию, при которой у наших сограждан выработается полное недоверие к судебной системе, что неминуемо приведет в огромным социальным потрясениям и всплеску протестных настроений в обществе.

Добавить комментарий

Loading...
Top