Вы здесь
Главная > #ПОЛИТИКА/ЭКОНОМИКА > СЕНАТОРЫ ОТКРЫВАЮТ СЕССИЮ ЗАЯВЛЕНИЕМ О ДЕПОЛИТИЗАЦИИ СПОРТА

СЕНАТОРЫ ОТКРЫВАЮТ СЕССИЮ ЗАЯВЛЕНИЕМ О ДЕПОЛИТИЗАЦИИ СПОРТА

В среду 28 сентября случится прецедент, Совет федерации открывает сессию раньше Госдумы. Второй прецедент – единодушно принимается заявление «О недопустимости политизации спорта».

Два комитета СФ по международной и социальной политике согласовали текст друг с другом и с МИДом. Во вторник провели представительное обсуждение в расширенном формате комитета СФ по соцполитике с приглашением юристов, экспертов, большой бригады Минспорта и блистательной группы олимпийских чемпионов.

Если честно, я завидую отстраненным паралимпийцам. Обсуждение в комитете по соцполитике слушать странно ушами любой нормальной жертвы кризиса вроде автора этих строк. Глава комитета Валерий Рязанский заботится о доступе слепых в музеи и рестораны, не подумав, что большинству здоровых россиян туда путь заказан.

Инвалиду пятой группы с детства приходится вновь и вновь наступать на горло собственной песне, давно задушенной, описывая страдания попавших под санкции российских парламентариев, чиновников, спортсменов. За права паралимпийцев сражалась мощная команда юристов международного класса. Прошли шесть судов как саперы по минному полю. В это время под парами дежурил чартер на случай, если кого-то допустят, чтоб немедленно вылететь.

Не допустили никого. Возмущена вся страна. Минспорта получил и заработал по назначению. Парламент принимает заявление, адресованное зарубежным коллегам и мировой общественности. Вопрос ставится в профильном президентском совете, в правительстве и выдвигается в ООН. Производится координация действий под контролем опытных международников МИДа.

Разногласий нет, кроме чисто технических. Чиновники от спорта делают ставку на договоренности. Сенатор от Крыма Сергей Цеков на своем нелегком опыте знает и предупреждает: действовать на основе договоренностей бесполезно, потому что будут выставлены новые условия. Заявлять о правах надо жестко.

Главное, что жестким стал доминирующий настрой самих россиян. Досталось и спортивным чиновникам. Почему недооценили угрозу, не обратили внимания на публичные обвинения, не выстроили медиа-политику и не выдвинули свою позицию?

Подспудно выплыл главный вопрос: почему аналогичные обвинения не выдвинуты в отношении североамериканских спортсменов? Это ли не слабость российской позиции!

Глава комитета по соцполитике Валерий Рязанский признался, что ожидал такого поворота, но не хотел его. Сегодня наша задача – не обвинять, а заявлять о деполитизации спорта. И услышал в ответ, что поздно, спорт давно политизирован. Мы ругаем президента Международного паралимпийского комитета Филипа Крейвена и не видим собственной работы и собственной политики.

В принципе, это тоже прецедент. Грозные обличения политики США звучали практически всегда и не прерывались в периоды сотрудничества. Но это всегда был голос маргиналов, дискредитирующий сам источник. Впервые аргументация звучит обоснованно и отражает консолидированную общественную позицию. Факты сдачи отечественного спорта высших достижений известны. Рецидивы остаются и в Минспорта и на телевидении, о чем открыто сказала на пресс-конференции в НСН Иоланда Чен. Допинговая русофобия была еще на разгаре по Олимпиаде, а Светлана Журова уже тогда высказала опасение за судьбу Паралимпиды.

Сегодня в кулуарах комитета выяснилось, что Минспорта дана установка не поднимать вопрос об изъятии мельдония из списка допингов, пока исследование по заказу ФАНО не представит убедительных обоснований придания преимуществ. При чем здесь ФАНО и какие еще нужны доказательства, выяснить не удалось.

После срыва Паралимпиады можно подвести итоги и сменить тактику, но нет времени переводить дух. Если сейчас не добиться возвращения Паралимпийского комитета России в Международный паралимпийский комитет, то будет сорвана паралимпиада в Корее.

Бригада юристов прошла за короткий срок шесть международных судов, преследуя цель обеспечения Паралимпиады участием. Напирали на качество доказательств. Никто не захотел связываться с Вашингтоном, откуда исходило давление. Тиражировалась общая позиция об автономности WADA.

На комитете подвели промежуточные итоге не выигранной, но и не проигранной битвы за истину. Можно недовольно поносить тех, кто только проснулся – все это многократно описано и в России и США. Но можно и порадоваться, что наконец-то все звучит с трибуны и приобретает государственное значение.

WADA – неправительственная общественная организация с консультативной функцией. Права на расследование не имеет. Данные получены путем хакерского взлома, на такие действия следует получать санкции государственного органа. Докладу независимого эксперта WADA Ричарда Макларена придана высшая юридическая сила, что в принципе невозможно без состязательности сторон. В то же время автор и не скрывал, что сторону обвинения игнорировал. У него короткий мандат и надо было успеть к обозначенной дате.

Вывод российских экспертов не оставляет сомнений: доклад Макларена не стоит бумаги, на которой напечатан. Очевидно, критика была услышана, коль начались «почеркушечки»: в выставленной вчера русскоязычной версии уже нет ссылок на взлом электронной переписки. Многочисленные нарушения вытекают из придания докладу WADA преюденциального значения.

Автономность WADA входит в противоречие с правами человека, что дает основания требовать обсуждения на площадке ООН. Глава комитета по международным делам Константин Косачев говорит о необходимости реформирования структуры агентств международного спорта.  Его слова означают, что есть политическая воля защищать престиж страны, и вопрос согласован на самом высоком уровне.

И все же остается впечатление, что мы не слышим сами себя. Все эти болячки североамериканской системы давно известны. Метастазы успели расползтись по всему свету и процветают в самой России. Те же чудеса, что с докладом Макларена, происходили после публикации «Московской правды» с резолюцией Европарламента для осуждения выборов Госдумы шестого созыва. Отсутствие состязательности в североамериканском формате квази-суда тоже не новая тема. Макларен сыграл обе роли и следователя и судьи. Так у них принято.

Наконец-то в России увидели, что преюдиция с попранием презумпции невиновности создается даже не таким кастрированным судом, а чьим-то истеричным выкриком, принимаемым как мнение мирового сообщества. В данном случае безапелляционным свидетелем обвинения стал австралийский судья, который не знает, как россияне вскрывали баночки, но точно знает, что вскрывали.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top