Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ВЕРШИНА ТВОРЧЕСТВА – «ОРФЕЙ» – В ИСПОЛНЕНИИ ЧТЕЦА, ХОРА, ОРКЕСТРА И ОРГАНА

ВЕРШИНА ТВОРЧЕСТВА – «ОРФЕЙ» – В ИСПОЛНЕНИИ ЧТЕЦА, ХОРА, ОРКЕСТРА И ОРГАНА

Недавно в Рахманиновском зале Московской консерватории прозвучала мелодрама Ефима Фомина «Орфей». Значимость произошедшего события трудно переоценить.

Во-первых, это первый концерт из проекта «Возрождение русской оперной классики XVIII века», задуманного кафедрой истории русской музыки во главе с И. А. Скворцовой, суть которого – показать малоизвестные и практически неисполняемые оперные произведения русских композиторов доглинкинской эпохи: В. А. Пашкевича, Е. И. Фомина, Д. С. Бортнянского и др. Во-вторых, – это первое в консерватории исполнение произведения Е. И. Фомина – крупнейшего представителя русского музыкального искусства XVIII века. Выбор этого произведения для презентации проекта не случаен, ведь в нынешнем году исполняется 255 лет со дня рождения композитора Ефима Фомина и 225 лет со дня написания им сочинения…

Хотя проект и связан с оперными шедеврами, тем не менее, данное произведение в жанровом определении – трагическая мелодрама. «Орфей», написанный на либретто Я. Княжнина, стал вершиной творчества Е. Фомина. Произведение было исполнено в 1792 году в Петербурге, в 1795 – в Москве. И вот новое исполнение.

Оригинален состав исполнителей: драматический чтец, оркестр, солист-органист, мужской хор… Каждый из участников действа выполнял свою роль. Из уст чтеца мы слышим голоса Орфея и Эвридики, оркестр многократно усиливает смысл произошедшего, «договаривает» за чтецом то, что уже не передать словами в немыслимом накале страстей. Мужской хор, ассоциирующийся с волей богов, мрачно и жестоко провозглашает их волю. Музыкальный язык произведения поражает своей классичностью, также «видима» форма мелодрамы. Вместе с тем, нельзя не отметить мастерское владение оркестровым письмом, красоту и соразмерность драматургического развития.

Насыщенное звучание музыкального текста ни на минуту не ослабляло внимания слушателей. Успех концертного исполнения вызван подбором звездного состава исполнителей. В роли чтеца выступил обладатель всем знакомого тембра Петр Татарицкий. Ему же принадлежит и режиссерское осмысление трагедии Фомина-Княжнина. Драматургия его образа успешно конкурировала с безупречной оркестровой работой Феликса Коробова со студенческим камерным оркестром. Немаловажна роль мужского хора (камерный хор под руководством А. Соловьева), символизирующего голос богов. Кроме того хор восполнял возникающий недостаток любого концертного исполнения сценического произведения – статику. Появление хора, его сценические движения, своего рода миманс, акустическое «противопоставление» оркестру (хор на балконе РЗК), наконец, продуманный сценический костюм (черная одежда, выбеленные лица, белые маски потустороннего мира теней…) – всё это не только оживляло действо, но и вносило ещё больший драматизм в происходящее. Женская часть хора, создававшая пантомиму – пляску фурий, была весьма убедительна.

Словом, премьера удалась! Зал был полон публики, которую заинтересовал и сам композитор, и его произведение, равнодушных не было. Думается, успех первого концерта многолетнего проекта связан с профессиональной работой всех его участников: автора идеи и художественного руководителя постановки И. Скворцовой, всех исполнителей включая Е. Кривицкую (партия органа), координаторов проекта Е. Потяркиной (она совместно с И. Скворцовой ещё и автор буклета) и В. Горепекиной. Работа была проведена поистине огромная. Красочно оформленный и содержательный буклет оставит слушателям необычное тёплое воспоминание об этой замечательной странице истории Московской консерватории и отечественной музыки.

Лола Джуманова, доцент кафедры теории.

Добавить комментарий

Loading...
Top