Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ТОТИПОТЕНТНЫЕ КЛЕТКИ И СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ

ТОТИПОТЕНТНЫЕ КЛЕТКИ И СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ

Бывают, хоть и не часто, такие пресс-конференции, которые оставляют чувство глубокого разочарования. И не потому, что человек неинтересный или рассказать ему нечего. Вовсе даже наоборот. Однако журналисты приходят с одним и тем же навязанным западной пропагандой вопросом, ответ на который давно известен и вообще не относится к тому, кого им достают.
В России нет государственной системы допинга. Допинговую истерию затеял Вашингтон, у которого реально есть государственная система допинга в спорте. Налицо один из приемов информационной войны: приписать назначенной жертве собственные грехи, о которых автор атаки хорошо знает, и спровоцировать оправдания. С этого места работает второй инструмент информационной войны. Находится поддерживающий заведомую провокацию сегмент аудитории, через который будет происходить массированное воздействие. Эти люди живут в разводе с логикой, «не» и «нет» они не слышат. Родина аудитории-мишени та же, что и у кризиса – США. Но есть, к сожалению, метастазы в России, и это в первую очередь сами журналисты, которые теоретически должны нести людям свет истины.
А несут сами понимаете что. Отрицают факт государственной системы допинга, потому что в США нет государственной системы финансирования спорта. По этой логике нельзя отправлять суверенные резервы в государственные облигации США, потому что их выпускает частная лавочка ФРС. По той же логике можно и нужно перебить бандитов BlackWater – на их руках кровь всех войн современного мира и формально они не имеют никакого отношения к государственной власти США.
Это для понимания: если в США шизофрения власти с садистическими выхлопами на весь мир, то пусть наши журналисты не забывают, что они в России, для России и зависят от России в плане всеобщего благосостояния. Журналистская шизофрения в России комлементарно североамериканской приобретает черты национального мазохизма. Я не хочу, чтобы вопрос так решался, я как народ журналистов на это не уполномачивал. Путин тем более, судя по его действиям.
В результате на сегодняшней пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» руководителя Федерального медико-биологического агентства Владимира Уйба за всю журналистику отдувались корреспондент «МП» и сам ведущий от агентства.
ФМБА России стало наследником Третьего управления советского Минздрава. Там делали все самое секретное, важное и интересное: радиационная защита и лечение лучевой болезни, спортивная и космическая медицина, компенсация искажений водно-солевого обмена в невесомости – одно из крупнейших советских достижений
В несоветское время тематику разделили. Институт медико-биологических проблем на Хорошевке и Планерной с космической биологией и медициной отдельно, а ФМБА отошел Институт биофизики Минздрава на Живописной с присоединенной клинической больницей 46. Она единственная специализируется на лечении лучевой болезни. Объединили клиническую больницу и Институт биофизики. Сопровождение крупных спортивных соревнования. ФМБА обеспечивает широкий круг задач: сопровождение спорта высоких достижений, медицина экстремальных состояний, здоровье космонавтов и строительство медицинского центра на первом гражданском космодроме «Восточный», первый для Латинской Америки и самый наукоемкий в мире центр по производству вакцин в Манагуа, в том числе против местных лихорадок, уникальный центр ядерной медицины в Дубне для лечения неоперабельных и резистентных к химиотерапии опухолей глаза и мозга. Протонный ускоритель удалось оптимизировать, повысив энергию разогнанных протонов на треть. Пучок разведут по четырем операционным, и центр сможет принимать по 1600 пациентов в год.
20 млрд стоит центр в Дубне, на паллиатив, чтобы люди достойно уходили из жизни, идет 30 млрд в год.
ФМБА развивает персонифицированную медицину на основе информационных и геномных технологий. Создан прибор контроля перетренированности спортсмена. В 2016 году проведена уникальная операция по пересадке поджелудочной железы. Эпителий начали получать из тотипотентных клеток.
Технология ЭКМО искусственные легкие позволяет лечить тяжелейшие заболевания вроде пневмоцистной пневмонии. Женщины успешно родили здоровых детей после пересадки печени.
Медицинский центр на «Восточном» по второй очереди строительства обеспечат станцией скорой помощи с детской и реанимационной бригадами. Будет госпитальная часть, стационар. Закончат к 2020 году, первый пуск с экипажем с «Восточного» запланирован на 2023 год.
Для проектов ФМБА потребуются кадры. 968 человек поступили по квотам Агентства в мединституты с подписанным договором. Заранее готовят и вербуют. ФМБА на своей базе обучает специфике.
В Агентстве есть кинологический центр с кафедрой кинологии, где проводят научную работу и готовят собак для поиска взрывчатки и наркотиков, спасения людей.
На вопросы отвечали еще два сотрудника ФМБА. Академик Владимир Говорун пояснил, что для выращивания сетчатки и не только ее можно взять фибробласты кожи, перепрограммировать, фетализировать и вырастить сетчатку. Обладает светочувствительностью, может рассматривать как будущий трансплантат. Показано, что введение суспензии светочувствительных клеток восстанавливается зрение. Для лечения наследственных форм болезни Паркинсона планируется выращивать нейроны для введения в моторные зоны головного мозга, чтобы пропал тремор.
Андрей Середа развеял уверенность журналистов в отсутствии кафедр спортивной медицины в России, известно как минимум о двенадцати в Москве. Петербурге, Краснодаре, на Дальнем Востоке. Там и занимаются допингами.
И все же ключевые содержательные вопросы по допинговой истерии пришлось тоже ставить «МП». Уйба растолковал, что мельдоний пока не исключен из числа допингов, хотя по критериям самого же WADA он заведомо не относится к допингам – не создает преимуществ, не калечит спортсмена и не дискредитирует спорт. Уйба намерен действовать step by step, чтобы добиться исключения мельдония из списка. Исследование фармакокинетики мельдония стоит дорого, порядка шестидесяти миллионов. Особенность этого уникального лекарства для восстановления сердца в том, что он после однократного курса работает девять месяцев. Но и после этого по мере потребностей организма выходит из депо организма.
Журналистам оказалось недоступно для понимания, что вся эта допинговая истерия затеяна для создания чудовищных преимуществ спортсменам США. Россияне не могут получить терапевтические исключения на самые обычные препараты. Допинговый комиссар стучится три раза к российскому спортсмену спустя час после планового убытия на соревнования, и его обвиняют в употреблении допинга на том основании, что он не сдал мочу! В то же время спортсмены США получают терапевтические исключения на многолетние применения наркотиков и гормонов, которые допустимы лишь на короткое время, когда человек умирает.
Какое отношение имеет к спорту и почему эти вопросы адресуются врачу спортсменов? Тут врач нужен журналисту.
Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top