Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > СУРОВЫЕ БУДНИ И ТУМАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ НАУКИ

СУРОВЫЕ БУДНИ И ТУМАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ НАУКИ

По данным Экспертного совета РАН, только 7% российских научных проектов являются на сегодняшний день конкурентоспособными на мировой арене.
Разобраться, как и почему некогда славная российская наука докатилась до жизни такой, на днях попытались участники круглого стола, посвященного итогам реформы РАН. В заседании приняли участие заместитель президента РАН, член-корреспондент РАН Владимир Иванов; астрофизик, профессор, член-корреспондент РАН Юрий Ковалев; доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Аскольд Иванчик, а также молодые ученые, лауреаты различных российских и международных премий.
Открыл обсуждение размышлениями на тему заместитель президента РАН, член-корреспондент РАН Владимир Иванов: «Говорить о том, что у нас только 7% научных проектов соответствуют мировому уровню, следует очень осторожно, так как эта цифра не отражает в полной мере состояние нашей науки. Данные этой экспертизы вызывают ряд вопросов: во-первых, а что такое «мировой уровень»?; во-вторых, как оценивается конкурентоспособность в фундаментальной науке? И потом, говоря о конкурентоспособности российских научных проектов, не следует забывать о конкурентоспособности их ресурсного обеспечения. Нужно смотреть, насколько оно соответствует мировому уровню».
Завершая выступление, Владимир Иванов привел весьма показательную статистику: так, если в европейских странах на нужды науки в среднем расходуется 2%, а кое-где и 4% ВВП, то в России в последние годы этот показатель не превышает 0,9%. Хоть в майских указах Владимир Путин и поставил задачу поднять этот показатель до 1,7%, но с учетом сложной экономической ситуации в ближайшее время она вряд ли будет решена.
Поддержав дискуссию, астрофизик, член-корреспондент РАН Юрий Ковалев указал на то, что пока преждевременно говорить о критическом состоянии российской науки: «У нас в стране есть целые направления, которые находятся на мировом уровне и даже его определяют. Если говорить о базовом финансировании астрофизики сейчас, то это – просто кошмар! Но физика в нашей стране всегда находилась на особом положении, ведь это, во-первых, бомба; во-вторых, Юрий Гагарин. Эта отрасль еще продолжает развиваться во многом благодаря советскому заделу, так как тогда в нее вкладывали очень большие деньги».
Сейчас ситуация такова, что государство не может в достаточном объеме финансировать научные исследования, а бизнес – не хочет.
«Бизнес-структуры не готовы вкладываться в проекты, которые не принесут реальную, монетизированную прибыль через 2 – 3 года», – посетовал молодой ученый, занимающийся изучением термоядерного синтеза, Константин Юшков.


Вполне понятно, что на фундаментальных научных исследованиях так быстро маржу не отобьешь. В связи с этим Юрий Ковалев напомнил, что Ом, прежде чем открыть свой закон, в течение 20 лет проводил исследования, результат которых был изначально непредсказуем, а последствия для развития всей нашей цивилизации очевидны. В современных российских реалиях, когда основным критерием оценки деятельности научных учреждений является пресловутая эффективность, которая, по сути, сводится к самоокупаемости, деятельность такого Ома представить трудно.
Кроме того, как посетовал главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Аскольд Иванчик, «штатному преподавателю вуза наукой заниматься просто некогда из-за очень высоких почасовых норм» (в среднем он преподает 20 часов в неделю).
Завершилось это заседание обсуждением весьма неоднозначных итогов длившейся 3 года реформы РАН. Суть реформы заключалась в объединении 3 академий (медицинской, сельскохозяйственной и «Большой академии») в единую структуру. При этом, по мнению целого ряда ученых, в том числе главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН Аскольда Иванчика, «центр тяжести в научной работе, к сожалению, очень сильно сдвинулся в сторону прикладных исследований».
То есть опять, в очередной раз над «эфемерными научными теориями» восторжествовали тактические задачи достижения максимальной «самоокупаемости и эффективности».
Размышляя в связи с этим о «полезных» и «бесполезных» исследованиях, астрофизик Юрий Ковалев напомнил о зыбкости самого этого критерия:
«Хорошо всем известный Wi-Fi был разработан австралийскими инженерами, которые занимались поиском «черных дыр». Задачи, которые в ходе исследований они решали на радиотелескопе «Астрон» в Нидерландах, оказались очень близки с теми задачами, которые пришлось решать, чтобы реализовать стандарт Wi-Fi».
Так что, как поется в известной песне, «думайте сами, решайте сами – иметь или не иметь»…
Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top