Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > СТЕНЬКА РАЗИН, ПЕРСИДСКАЯ КНЯЖНА И ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ

СТЕНЬКА РАЗИН, ПЕРСИДСКАЯ КНЯЖНА И ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ

1 мая 1919 года на Красной площади состоялась торжественная церемония открытия монумента скульптора Сергея Коненкова «Стенька Разин с ватагой»

Атаман на Лобном месте

Установили памятник прямо на Лобном месте, около собора Василия Блаженного. На митинге, приуроченном к этому событию и Дню международной солидарности трудящихся, с пламенной речью выступил глава Совнаркома Владимир Ильич Ленин: «Много жертв принесли в борьбе с капиталом русские революционеры. Гибли лучшие люди пролетариата и крестьянства, борцы за свободу, но не за ту свободу, которую предлагает капитал, свободу с банками, с частными фабриками и заводами, со спекуляцией. Долой такую свободу, – нам нужна свобода действительная, возможная тогда, когда членами общества будут только работники. Много труда, много жертв надо будет положить за такую свободу. И мы сделаем все для этой великой цели, для осуществления социализма».
Сама скульптурная композиция состояла из 7 фигур, причем ее состав долго обсуждался и даже оспаривался. Например, товарищи, так или иначе причастные к творческому процессу, долго думали: уместно ли присутствие в группе классово чуждой персидской княжны, но в конце концов скульптор Сергей Коненков настоял на своем и наложницу отважного атамана все-таки включил в композицию.

«Нас на бабу променял…»

По свидетельствам современников, скульптор Сергей Коненков не мог согласиться с ординарной фигурой Разина на пьедестале и настойчиво шел к образно-пластическому эквиваленту песенного Разина. Возможно, что именно в связи с этим ни с какой стороны не причастная к «героям освободительного движения» злополучная персидская княжна была включена им в композицию. Причем она занимает в ней едва ли не центральное место.


Как пишет исследователь творчества скульптора Юрий Бычков в книге «Коненков» гл. VIII «Песнь о Степане Разине», работу по созданию монумента скульптор начал в середине ноября 1918 года: «Размышления его носили эпический, былинный, песенный характер. На листах фанеры и картона в два цвета — синим и красным карандашами, он делал рисунки на разинскую тему, и всякий раз являлись на свет захватывающие воображение сказы о казацкой вольнице. Народные песни-сказы о Стеньке-Степане — «Из-за острова на стрежень», «Есть на Волге утес» — обретали в коненковской мастерской вторую жизнь. Начиналась зима, тяжелейшая голодная и холодная зима 1918/19 года. В мастерской стоял крещенский холод, так что работать с глиной не было физической возможности. Надо сказать, крестьянская сметливость Коненкова (скульптор решил эскиз памятника исполнить в дереве) в этом случае спасла его от большого разочарования. У нескольких его товарищей, не успевших до зимних холодов перевести глиняные модели в гипс или вечные материалы, эскизы памятников растрескались и рассыпались к весне, так и не дойдя до «суда масс».
Сохранился коненковский рисунок конца 1918 года, сделанный цветными карандашами на куске фанеры: разинский челн; в центре — «брови черные нахмурил» атаман. Справа от него, вся сжавшись, «потупив очи, ни жива и ни мертва», — персидская княжна. Их фигуры, особенно Стеньки Разина, ярко раскрашенные, скульптурные уже в рисунке, «звучат» в полную силу. Ра­зин здесь будто заглавный герой оперы, поющий фортиссимо арию-откровение. И лирическая партия княжны очевидна. Трагический этот дуэт тесным кольцом окружает хор разинских спо­движников. Они сидят за веслами и мечут гневливые взоры в сторону атамана и княжны. Над их головами светятся на сине-фиолетовом фоне выцарапанные на фанере слова песни: «Позади их слышен ропот: «Нас на бабу променял». Хор звучит у Коненкова смягченно, затушеванно: в цветном тумане едва различимы бородатые лица в казацких шапках.
Рисунок этот содержал зерно скульптурной композиции «Степан Разин с ватагою». Теперь он надумал отправиться за вдохновением, за натурой к донцам-молодцам, в казармы красных кавалеристов. В Моссовете дали адрес. В столице расквартирован донской казачий полк. «В самом деле, что Разин — один? — размышлял по дороге в полковой комитет, находившийся у Рогожской заставы, Коненков. — Разин — вожак. Он с товарищами, с «ватагою», с полком, с соратниками, на народе. Так и в песне поется».

Приговор народных масс и профессионального сообщества

Отклики на эту скульптурную группу были разные. В глазах одних критиков она была значительнейшим произведением революционной эпохи, в глазах других — неудачным экспериментом. При этом все сходились в том, что в ансамбль Красной площади она не вписывается, теряется на величавом ее фоне. В итоге уже через 25 дней скульптурная композиция Коненкова стала экспонатом Первого пролетарского музея, открытого в те дни в доме №24 по Большой Дмитровке.
Скульптурная группа «Стенька Разин с ватагой» озадачивала современников смелостью, с какой подошел Коненков к решению задачи памятника. Не смог понять, почувствовать замысел скульптора Сергей Глаголь, писавший в это время монографию «Коненков» и видевший «Разина с ватагой» как в мастерской, так и на Красной площади, где группа была установлена 1 мая 1919 года для суждения о ней народа. Глаголю показалось, что Коненкова увлекла мысль просто создать картину, выражающую бесшабашную удаль и широкий размах, которые невольно связываются у каждого с представлением о вольнице, царившей некогда на волжском просторе, что он воплотил это свое представление в виде группы грубо высеченных из дерева и ярко раскрашенных условных фигур.
Сейчас «Стенька Разин с ватагой» находится в Русском музее. Каждый, кто видел коненковскую группу, не может не согласиться с известным художественным критиком, скульптором эпохи революции Борисом Николаевичем Терновцом, сказавшим: «Революция дала художнику тему Стеньки Разина, задуманного как групповой памятник для Лобного места на Красной площади. Произведение, несомненно, самое значительное и яркое из всего, что было создано в революционную эпоху, осталось неоцененным. Пусть группа проигрывала на Красной площади — в стенах мастерской и позже, в комнатах музея, она захватывает своей эпической мощью. Лица Разина и его товарищей дышат ширью Волги, жаждой приволья, разбоя и удали. Скованность поз, еле намеченные резцом складки одежды — дерево раскрашено в живопись, несет здесь функции скульптуры, — все дышит величавой простотой и красочностью, которой богата народная жизнь».

Последствия прецедента

В те первые постреволюционные годы закладка и открытие памятников героям, так или иначе причастным к делу освобождения трудящихся, едва не стали традицией. Так, на следующее 1 мая 1920 года по инициативе Владимира Ильича была проведена торжественная закладка памятника Карлу Марксу на Театральной площади (тогда – площади Свердлова). Судьба у этого памятника тоже оказалась очень непростой. Ленин считал установку в столице памятника Карлу Марксу наиважнейшей задачей в рамках реализации программы монументальной пропаганды. Однако к реализации этого замысла не приступали долгие годы, хотя гранитный блок с высеченными словами о намерении возведения памятника учителю мирового пролетариата простоял здесь вплоть до начала 1960-х годов. Ленинский замысел решили воплотить в жизнь уже в годы правления страной Никиты Сергеевича Хрущева, для чего в 1957 году объявили всесоюзный конкурс по разработке памятника Карлу Марксу. Победителем стала творческая мастерская под руководством Льва Кербеля. Торжества по открытию монумента приурочили к проведению XXII съезда КПСС (октябрь 1961 года), делегаты, а также зарубежные гости которого и приняли участие в этом событии.
Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top