Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > ВЫСТРЕЛ НА ДАЧЕ

ВЫСТРЕЛ НА ДАЧЕ

13 мая 1956 года на даче в Переделкино трагически оборвалась жизнь 54-летнего автора «Разгрома» и «Молодой гвардии», на книгах которого выросло не одно поколение советских людей.

«Поставил точку»

Из доклада председателя КГБ И.А. Серова в ЦК КПСС: «13 мая 1956 года, примерно в 15.00, у себя на даче, в Переделкино Кунцевского района, выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством кандидат в члены ЦК КПСС писатель Фадеев Александр Александрович. При осмотре рабочего кабинета сотрудниками КГБ Фадеев лежал в постели раздетым с огнестрельной раной в области сердца. Здесь же на постели находился револьвер системы «Наган» с одной стреляной гильзой. На тумбочке, возле кровати, находилось письмо с адресом «В ЦК КПСС», которое при этом прилагаю».

В тот дождливый майский день тело отца обнаружил 11-летний сын Миша, когда отправился звать его на обед. Жена писателя, актриса МХАТа Ангелина Степанова, была на гастролях в Югославии и о смерти мужа узнала позже из газет, в Киеве.

Фадеев лежал на кровати, сжимая в правой руке револьвер. На груди проступило пятно крови. На прикроватной тумбочке была оставлена записка, которую прибывшие на место происшествия «литературоведы в штатском» (как в то время в шутку писательская общественность называла сотрудников КГБ) тут же конфисковали, содержание ее было обнародовано только в 90-е годы в еженедельнике «Гласность».

Так закончилась жизнь члена ЦК КПСС и «литературного министра», бессменно руководившего Союзом писателей с 1939 года (кстати, на эту должность его назначил лично Иосиф Виссарионович).

Приведу письмо, адресованное в ЦК КПСС, полностью:

«Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно невежественным руководством партии и теперь уже не может быть поправлено. Лучшие кадры литературы – в числе, которое даже не снилось царским сатрапам, физически истреблены или погибли благодаря преступному попустительству власть имущих; лучшие люди литературы умерли в преждевременном возрасте; все остальное, мало-мальски способное создавать истинные ценности, умерло, не достигнув 40-50 лет… Литература отдана во власть людей неталантливых, мелких, злопамятных. Единицы тех, кто сохранил в душе священный огонь, находятся в положении париев и – по возрасту своему – скоро умрут. И нет никакого уже стимула в душе, чтобы творить… Жизнь моя, как писателя, теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушиваются подлость, ложь и клевета, ухожу из этой жизни.

Последняя надежда была хоть сказать это людям, которые правят государством, но в течение уже трех лет, несмотря на мои просьбы, меня даже не могут принять».

Причины трагедии или «часовой у сортира»

Еще в начале осени 1953 года Фадеев послал на имя Георгия Маленкова и Никиты Хрущева одну за другой три докладные записки о ситуации в Союзе писателей. Хрущев записки прочитал и полностью отверг критику партийного курса в отношении советской литературы, а Фадееву посоветовал лечиться, так как подобные мысли можно объяснить только «болезненным состоянием». С этого времени Александр Фадеев был отстранен от руководства Союзом писателей.

«После смерти Сталина и разоблачения культа личности папа остался в полном одиночестве. От него все отвернулись. Это был уже не тот Фадеев, который свято верил в правильность партийного курса. Кто-то очень верно подметил тогдашнее его состояние: «Его поставили часовым, но только позже он узнал, что возле сортира», – вспоминал годы спустя сын писателя.

В феврале 1956 года с трибуны XX съезда КПСС деятельность лидера советских литераторов была подвергнута жёсткой критике. Фадеев был снят с поста председателя Союза, не был избран членом, а только кандидатом в члены ЦК КПСС. Фадеева прямо называли одним из виновников репрессий в среде советских писателей. Прежнего любимца Сталина стали ожесточенно травить коллеги. Кто-то из них организовал против Фадеева анонимное письмо в Центральную ревизионную комиссию КПСС. В анонимке говорилось: «Центральный Комитет воплощает мудрость и чистоту нашей партии. Народ видит в нём любимого вождя коллективного, за которым пойдёт в любой бой. Каждый член ЦК должен быть достоин этого доверия и уважения народа. А член ЦК Фадеев недостоин. Пьянство Фадеева вошло в поговорку. В посёлке Переделкино жители называют закусочную «Фадеевской».

Кроме того, как предполагает историк Николай Сванидзе, подвигнуть писателя на такой шаг мог и затянувшийся творческий кризис: «На собственном 50-летии в Зале Чайковского после нескольких часов поздравлений он поблагодарит всех, а потом скажет: «Не знаю, за что меня здесь чествуют, ведь я написал всего полторы книги, но уверяю вас – моя лебединая песня еще не спета». Лебединой песни не будет. В двадцать пять он написал «Разгром», в сорок четыре – «Молодую гвардию». Роман «Последний из Удэге» закончить не смог. В пятьдесят попытается писать роман «Черная металлургия». Идею ему подкинул Маленков, в то время секретарь ЦК. Маленков скажет, что сделано грандиозное открытие, что Фадеев окажет помощь партии, если опишет это. Фадеев поедет на Урал, будет собирать материал. Начнет писать. Потом окажется, что никакого изобретения не было, что все это шарлатанство на миллионы рублей, а те, кого называли вредителями, и не вредители вовсе, а честные люди, их реабилитировали. Весь посыл оказался ложным. А он ставил на эту книгу. Он хватался за нее. Он пытался ею завести себя. Но он не мог, вообще не мог больше писать. И отдал себе в этом отчет».

Однако в официальном некрологе, опубликованном в газете «Правда», в качестве причины трагедии был назван алкоголизм.

Последняя воля

В предсмертном письме Фадеев просил похоронить его рядом с матерью, на Введенском кладбище. О своей матери он всегда говорил с большой любовью и нежностью. Уже после ее смерти он писал: «Она была не только хорошей матерью, но и вообще очень незаурядным человеком, большой индивидуальностью… Только теперь я понимаю в полной мере, какой огромной моральной силой и опорой для меня была моя мать – не только в силу ее личных качеств, а даже просто в силу ее материнского существования. При ее жизни я всегда чувствовал себя как-то моложе, всегда была возможность к кому-то притулиться, а потребность эта бывает даже у более сильных людей, чем я (и во всяком возрасте!) – и самая забота о матери, необходимость и потребность этой заботы, вызывала в душе лучшие ее качества, была естественной гарантией от очерствения».

А Илье Эренбургу Фадеев однажды скажет: «Я двух людей боюсь – мою мать и Сталина – боюсь и люблю».

Похоронили Александра Фадеева вопреки его последней воле на Новодевичьем кладбище, где традиционно хоронили выдающихся деятелей СССР. На могиле был установлен памятник скульптора Рудакова, венчает который бюст писателя, а внизу, как бы на его защиту, встают молодогвардейцы. В мае 2000 года здесь же была похоронена жена Фадеева, актриса Ангелина Степанова. Она скончалась 19 мая 2000 года на 95-м году жизни. Сейчас под величественной скульптурой мужа мраморная плита с именем жены.

Сергей ИШКОВ

Добавить комментарий

Loading...
Top