Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > О ГОСПРОГРАММАХ И ЗАЯВЛЕНИЯХ

О ГОСПРОГРАММАХ И ЗАЯВЛЕНИЯХ

На правительственный час на пленарном заседании Госдумы в среду пришел министр экономического развития Максим Орешкин.

Андрей Исаев в своем вопросе министру напомнил, как недавно ряд СМИ со ссылкой на Минэкономразвития написал, что пенсии в нашей стране долгие годы расти не будут и к 2035 году даже не достигнут уровня 2013 года. К сожалению, это не первый случай, когда от лица государственных служащих и ведомств делаются заявления, после которых лихорадит наших избирателей.

«Нам кажется, что официальным лицам в данном случае лучше придерживаться позиции президента, федеральных законов и нормативных актов Правительства Российской Федерации. И в этой связи к вам вопрос: вы как министр подтверждаете стратегическую цель, заявленную официально Правительством Российской Федерации, о том, что к 2030 году средний размер пенсии должен достичь 2,5 – 3 прожиточных минимумов пенсионера?»

Министр сказал «спасибо за вопрос» и: «Ну, я могу четко ответить, что ни я, ни кто-либо из официальных представителей министерства ни разу не высказывался на эту тему, не делал таких опрометчивых заявлений, и в наших расчетах на самом деле цифры другие. Это действительно было опубликовано в прессе, была ссылка на Минэкономразвития, но к нашему ведомству не имеет никакого отношения».

Далее пошло про качество и уровень жизни населения, в том числе старшего возраста.

«Поэтому абсолютно подтверждаются все цели, которые заявлены в долгосрочных программах развития, чтобы у государства было больше ресурсов, чтобы более качественно проводить социальную политику и обеспечивать более высокий уровень граждан нашей страны», – утверждал министр.

В докладе и последующих ответах на вопросы Орешкин говорил, что ВВП растет, появился потребительский спрос и системные меры уже принимаются, о чем этот рост свидетельствует.

Очевидно, в отличие от молодого министра, у старых депутатов с глазами плохо и они потребительского спроса не видят. А видят, совершенно наоборот, падение доходов населения. Коммунист Николай Коломейцев увидел падение 6,5 %.

Коммунист Николай Арефьев заметил, что делается какая-то видимость работы, от которой толку никакого. Страна живет по правилам театра абсурда.

Андрей Макаров потребовал прямого ответа на вопрос Андрея Исаева: «… Вы сейчас сказали: да мы не делали такого, такого не было. Но, может быть, тогда надо сделать заявление министра экономического развития, что это ложь – это, на самом деле, настраивает людей против правительства, против страны, против государства, потому что я не боюсь это сказать, а вы стесняетесь. … И у нас получается, что клеветать на политику, клеветать на программы, клеветать на то, что делает государство, правительство, Государственная Дума, можно безнаказанно, а вы на это не отвечаете».

Первая претензия, которую предъявили министру единороссы, это то, что на такие провокации он обязан отвечать, это входит в круг его служебных обязанностей. Министр – это больше, чем макроэкономист, это реагирование на то, что хотят слышать от нас люди. Они хотят знать, что их ждет.

Макаров поймал Орешкина на слове. Тот сказал, что министры в Государственной Думе на правительственном часе должны рассказывать, как действуют государственные программы. Как государственные программы работают, какие результаты? То есть они должны отчитываться о результатах своей работы, а не о себе любимых.

С этим Макаров согласен. Он вернулся к тому, что у нас было. Мы вошли в государственных программах в круг, когда к 1 октября нам представляют программы вместе с бюджетом, потом говорят, что с 1 апреля они будут изменены для приведения в соответствие с бюджетом. И так идем по кругу четыре года. Государственные программы не состоялись. Вопрос только в том: кто возьмет на себя смелость доложить об этом президенту? Председатель правительства предложил правильный серьезный вариант: давайте перейдем к проектному составлению бюджета. Важнейшие проекты, как это уже было, когда были национальные проекты, которые помнят люди и которые действительно удались.

Президент поддержал эту инициативу, вместо этого мы продолжаем обсуждать государственные программы. Но ведь государственные программы приняли к 1 апреля, а сейчас в изменениях бюджета их снова меняют. Это происходит по одной простой причине: госпрограммы были внесены в Государственную Думу с нарушением закона «О парламентском контроле».

Вторая претензия к Орешкину, по словам Макарова, он был обязан встать на правительстве и сказать, что есть замечания Счетной палаты. Более чем половина программ требует доработки. Есть замечания комитетов Думы. Обязан был учесть замечания. Этого не произошло, 31 марта программы были утверждены правительством без обсуждения замечаний. 2,5 тысячи показателей по госпрограммам придумали те, кто просто хочет в количестве показателей скрыть отсутствие результатов.

Собственно, в словах Исаева и Макарова новое лишь то, что они прозвучали на пленарном заседании из уст единороссов. Все это было давно и много. И шум  на правительственном часе можно было бы исчерпать одним выступлением зампреда Счетной палаты Веры Чистовой.

Вера Чистова сосредоточилась на четырех направлениях.

Первое. Минэкономразвития – это орган стратегического планирования и наш орган прогноза социально-экономического развития.

Минэкономразвития – как орган-методолог по государственным программам ФАИП и ФЦП.

Минэкономразвития – как орган, ответственный исполнитель по ряду госпрограмм.

И последнее, это Минэкономразвития – как главный распорядитель средств на свое содержание.

По первой позиции Счетная палата неоднократно отмечала, что при формировании бюджета недостатки в сфере прогноза социально-экономического развития имеют место, и во многих своих заключениях СП отмечала конкретные риски по конкретным показателям. Такие точки остаются, в том числе и те, которые уже подтвердились в ряде заключений СП.

Второе. Методолог госпрограмм Минэк должен показывать пример, как государственные программы должны исполняться. В результате мы слышим, как следует из выступлений министра, что государственные программы громоздкие, в них наличие несоразмерного количества показателей, более 2,4 тысячи, по многим из которых трудно провести оценку, нет оценок отраслевых, нет оценок Росстата соответствующих показателей и, в конечном итоге, о неэффективности государственных программ.

На заседании Комитета по бюджету и налогам министр сообщил, что на площадке правительства идет обсуждение новых подходов к госпрограммам. Но хотелось бы знать, когда это будет реализовано? Мы вступили в новый бюджетный цикл, но пока ни одного нормативного документа, который бы четко определил, как мы дальше начинаем работать с госпрограммами, мы, во всяком случае в Счетной палате, не видели.

Четыре программы, где Минэкономразвития ответственный исполнитель. В программе по Калининграду отсутствуют сведения о достижении целевых показателей, индикаторов. Нет перечня конкретных событий, выполненных и невыполненных в установленные сроки. Нет данных об использовании бюджетных ассигнований и иных средств. Допускаются нарушения предоставления субсидий. В результате сама оценка Минэкономразвития собственной программы в 2015 году низкая, в 2016-м – ниже средней.

Такая же оценка произведена самим Минэкономразвития по своей программе «Внешнеэкономическая деятельность».

Таким образом, Минэкономразвития, выполняя функцию координатора, идеолога, само к своим программам относится недостаточно серьезно.

Что можно сказать по федеральной адресной инвестиционной программе? По-прежнему четвертый квартал – основное финансирование, больше 44 % было в 2016 году, а в декабре – 27 %. Продолжают включаться инвестиции, которые не имеют проектно-сметной документации, заключения экспертизы. В результате мы имеем неввод объектов, нарушения сроков выполнения строительных работ.

В программу включаются объекты, по которым к началу строительства отсутствует правовая база. В результате 10 % объемов ФАИП в 2016 году получили ограничения по праву использования бюджетных ассигнований.

Малый и средний бизнес. Проверочные мероприятия СП говорят о том, что многоканальная система финансовой поддержки объектов малого и среднего предпринимательства не дала того эффекта, который от нее ожидался. Эффективность государственной поддержки сегодня в целом по экономике в отраслевом и региональном разрезе оценить крайне сложно. Есть показатели, которые говорят, что сегодня, например, на малые и средние компании приходится только 6,7 % от общего объема основных фондов и 11 % от общего объема инвестиций. Эффективность реализуемых мер недостаточна, системный подход и результат отсутствуют.

Счетная палата в ходе проверки установила невысокую эффективность мер, принимаемых по поддержке моногородов.

По особым экономическим зонам пока еще в России отсутствует стратегия создания и функционирования инструментов развития территорий.

По субсидиям начиная с 1998 года в статью 78 Бюджетного кодекса вносилось изменение более 10 раз. Тем не менее в настоящее время Бюджетный кодекс не обеспечивает жесткого регулирования порядка предоставления субсидий.

Минэкономразвития является главным распорядителем бюджетных средств по расходам на свое содержание. Чистова сообщила, что СП направила представление. Нарушения стандартные, в том числе даже по такому вопросу как заключение контрактов. Их было заключено 56 на сумму 600 миллионов рублей по информатизации собственного ведомства. План информатизации в установленном порядке с Минкомсвязи не согласовывался.

Орешкин все это выслушал и сказал: «Спасибо большое. Я еще раз хочу сказать спасибо за состоявшуюся сегодня дискуссию, потому что парламент – это то место, куда нужно приходить, где выслушивать критику. И спасибо за очень яркое выступление Андрея Михайловича Макарова. Действительно, те замечания, которые будут высказаны, они учтены. Парламент – это также место, где сосредоточены значительные экспертизы, это прямой канал общения с избирателями. Поэтому важно здесь вести обсуждение всех тех инициатив, которые мы проводим. Надеемся на плодотворную работу с парламентом».

Так и поговорили.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top