Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > 22 ИЮНЯ 1941 ГОДА НАЧАЛАСЬ ВОВ, ПРОДОЛЖАВШАЯСЯ 1418 ДНЕЙ И НОЧЕЙ

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА НАЧАЛАСЬ ВОВ, ПРОДОЛЖАВШАЯСЯ 1418 ДНЕЙ И НОЧЕЙ

Вероломное фашистское нападение на СССР 22 июня 1941 г. ознаменовало собой новый этап в многовековой истории Отечества. Началась Великая Отечественная война советского народа за свою свободу и независимость, продолжавшаяся 1418 дней и ночей. Она велась как на фронте, так и за линией фронта – в прифронтовой зоне и в глубоком тылу врага в самых различных формах и сферах. Это было поистине патриотическое движение миллионов, вызванное к жизни справедливым освободительным характером войны со стороны Советского Союза.

Уже на седьмой день фашистской агрессии – 29 июня 1941 г. была принята директива Совета Народных Комиссаров (СНК) СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, в которой содержались указания о развёртывании подполья и партизанского движения. Касаясь вопросов организации партизанского движения и подполья, ЦК ВКП(б) потребовал, «чтобы вся эта борьба получила размах непосредственной, широкой и героической поддержки Красной Армии, сражающейся на фронте с германским фашизмом».

К сожалению, в первый год войны формирование партизанского и подпольного движения было предоставлено региональным (местным) органам власти и партийного руководства, которые, не имея координационных указаний из центра, действовали на свой страх и риск. Несмотря на серьёзные трудности, просчёты и гитлеровский террор во второй половине 1941 г. на оккупированной территории России развернули работу 18 обкомов партии, более 260 других подпольных комитетов, большое количество первичных ячеек. На нелегальное положение перешло около 300 горкомов и райкомов комсомола.

Не следует забывать и о том, что противник предпринял отчаянные попытки задушить партизанское движение, как говорят, в зародыше. Многие партизанские формирования в боях с гитлеровскими карателями были разбиты или существенно утратили свою боеспособность. Уже к 1 января 1942 г. численность партизан по сравнению с осенью 1941 г. значительно сократилась. Исторически важно отметить, что далеко не все партизанские отряды, подпольные и диверсионные группы смогли приступить к боевым действиям на оккупированных территориях, не имея чётких целей и ясного руководства.

Учились на ходу. Уже в постановлении ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. указывались упущения, которые были в борьбе с врагом. Одним из них было то, что при развёртывании массового народного движения в тылу врага не был своевременно создан единый орган по управлению партизанскими силами.

Создание системы централизованного руководства партизанским движением затянулось главным образом из-за неготовности высшего государственного, партийного и военного руководства страны к решению этой проблемы. Организацией народной войны в тылу врага до весны 1942 г. занимались одновременно ЦК ВКП(б), республиканские и местные партийные органы, Наркомат обороны, штабы фронтов и армий, Главное политическое управление РККА и НКВД СССР. Ни одно из этих ведомств не располагало ни подготовленными кадрами, ни опытом ведения партизанских действий, ни необходимыми материальными средствами для их организации. Более того, каждый из этих субъектов управления претендовал на ведущую роль в руководстве партизанским движением и поэтому действовал обособленно. Соперничество, несогласованность, распыление сил и средств отрицательно влияло на размах и эффективность партизанской войны.

Представители высшего военного командования приходили к выводу о необходимости создания централизованного руководства партизанской борьбой. Так, 24 мая 1942 г. заместитель наркома обороны генерал-полковник Н.Н. Воронов обратился к И.В. Сталину с предложениями о создании единого центра руководства партизанскими и диверсионными действиями. Обосновывая свои предложения, Воронов подчёркивал, что почти годовой опыт войны показал низкий уровень распылённого руководства партизанским движением в тылу врага.

На документе имеется резолюция: «Копию направить начальнику Генерального Штаба генерал – полковнику тов. Василевскому». Возможно, что эта докладная записка авторитетного военачальника явилась последним решающим аргументом создания единого руководства партизанскими действиями. По крайней мере, на докладной Н. Воронова стоит пометка А.М. Василевского: «Вопрос решён» и дата -30 мая 1942 г. – на одиннадцатом месяце войны состоялось решение ГКО о создании Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) при Ставке Верховного Главнокомандования. Вот что вспоминал об этом П.К. Пономаренко, ссылаясь на свидетельство члена ГКО А.И. Микояна.

На заседании ГКО, состоявшемся 30 мая 1942 г., докладчиком по данному вопросу был Берия. Вместе с Хрущёвым он подготовил предложения по основным задачам и направлениям деятельности ЦШПД, который должен был функционировать при Ставке, но под руководством НКВД СССР. Доложил и о персональном составе нового органа во главе с В.Т. Сергиенко, который, по словам Берия, «очень хорошо проявил себя в должности наркома внутренних дел Украины». «А вам не жаль отдавать в Центр такие хорошие украинские кадры?» – спросил с иронией Сталин, обращаясь к Хрущёву и Берия. Вслед за этим уже более резким тоном он сказал, смотря только на Берия: «У вас узковедомственный подход к этой чрезвычайно важной проблеме. Партизанское движение, партизанская борьба – это народное движение, народная борьба. И руководить этим движением, этой борьбой должна и будет партия. Сейчас то, что требуется, мы и исправим. И начальником Центрального штаба партизанского движения будет член ЦК ВКП(б)!». С этими словами Сталин взял синий карандаш, обвёл стоявшую последней в предоставленном списке фамилию Пономаренко и стрелкой поставил её на первое место. Что касается Сергиенко, то при первой же возможности под благовидным предлогом он был выведен из состава штаба.

Постановлением ГКО 7 марта 1943 г. ЦШПД был расформирован «как выполнивший свою задачу», что явно было ошибочным решением. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что централизация руководства партизанской войной была необходимой, способствовала превращению партизанского движения в фактор стратегического назначения.

В этой связи интересно признание фашистского генерал-полковника Л. Рендулича: «Централизация руководства партизанскими отрядами была очевидна, ибо при подготовке и проведении какого – либо значительного наступления немецких или русских войск партизаны в этом районе немедленно активизировали свои действия с целью дезорганизации снабжения и срыва связи между частями немецкой армии, захвата и ликвидации складов с боеприпасами и нападения на места расквартирования войск. Эти действия стали тяжёлым бременем армии и представляли собой немалую опасность. Ни на одном другом театре военных действий не было такого тесного взаимодействия между партизанами и регулярной армией, как на русском».

В победоносном мае хорошо бы не забыть бы о тружениках войны – партизанах!

ВАДИМ КУЛИНЧЕНКО,

капитан 1 ранга в отставке, публицист.

Добавить комментарий

Loading...
Top