Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПАРЛАМЕНТСКИЕ СЛУШАНИЯ ПО КУЛЬТУРЕ НАШЛИ СТРАННЫЙ ВЫХОД

ПАРЛАМЕНТСКИЕ СЛУШАНИЯ ПО КУЛЬТУРЕ НАШЛИ СТРАННЫЙ ВЫХОД

В палатах Федерального Собрания укоренилась хроническая и вялотекущая антитеррористическая нервозность. Мероприятие за мероприятием идут в затылок друг другу. Риторика инвариантна независимо от формата и тематики. Парламентская мысль движется по трем открытым каналам. Обязательно упоминается уязвимость молодых с незрелым сознанием из-за отсутствия молодежной политики. С озабоченным лицом констатируется отсутствие системной работы с мигрантами и, как следствие, поток на территорию России иностранных граждан с недобрыми целями. После чего следуют краткие отчеты о неутомимой работе в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений.
К сожалению или к счастью, практически все это не слишком соответствует действительности. Публичная работа ведется слабо и не в тех направлениях, где это требуется. Что касается потоков террористов и прочих злобных мигрантов, то все это есть, как и повсеместно за рубежом. Террористы специализируются по направлениям. Есть не только подрывники, есть насильники, поджигатели леса в труднодоступных местах, провокаторы массовых беспорядков, организаторы бюрократического террора и депрессивно-смертельного дорожного движения с западнями. Эти вообще белые воротнички в галстуках, а не какой-нибудь офисный планктон.
Однако именно в России научились отсекать террористическую тему. Кубок конфедераций стал репетицией ЧМ-2018 и прошел очень чисто.
Как сообщил председатель комитета ГД по физкультуре и спорту Михаил Дегтярев, ни один хулиган на трибуны не попал, многие болельщики были с детьми.
Вот ведь могут, когда хотят! Приходится констатировать, что черно-белые силы как-то причудливо поделили страну и мир. Линия фронта проходит местами через театральные подмостки и художественные галереи, супружеские ложа и головы власть имущих. Соответственно получается, здесь играем, здесь цензура, а тут и вовсе протухло. Потому что лет пять назад и этого не играли, на носу был Болотный майдан кровавой революции. Даже странно, что нынешний замминистра культуры Григорий Ивлиев проводил в Думе тогда закон о культуре. Такие законы делают люди, уверенные в стабильности страны. Однако не получилось, закон до сих пор не принят. Опять какой-то саботаж.
Ситуация такова, что под действием порнографии и стравливания люди стали меньше размножаться и даже просто близких отношений уже не хотят. Как-то невесело. Однако тут и бомба не нужна.
Такова картина сравнения публичной дискуссии с реальностью. Или что надо думать, внимая ораторам на парламентских слушаниях по культуре? Мирная казалось бы, сфера, а какая война идет!
На слушаниях оказалось, что аж три региона в своих стратегических документах помянули культуру. Наивность это или смелость, непонятно. Задачи стоят такие, что самому Минкульту в одиночку не справиться, о чем несколько раз сказали ораторы.
Провел мероприятие зампред комитета ГД по культуре Александр Шолохов. По его словам, депутаты получили очень тревожную статистику за последние годы, которая отчетливо свидетельствует, что при вроде бы общем росте посещаемости культурных учреждений – нормативного параметра, который очень хорошо проходит по всей отчетности, – качественно посещаемость поменялась.
На обсуждение вынесены социальные нормативы и нормы и развитие культуры регионов, опыт работы по организации доступа населения к услугам, предоставляемым учреждениями культуры, в том числе доступ в виртуальном пространстве и в форме выездного обслуживания.
Шолохов считает необходимым прописать в нормативно-правовых актах четкие критерии определения количества учреждений культуры в городах и иных населенных пунктах с учетом особенностей: числа жителей в населенном пункте, расстояния до административного центра, особенностей природно-климатических, географических и иных условий.
Депутат не сказал, но именно на уровне нормативных документов идет настоящая партизанская война. Не так давно зампред комитета по культуре Елена Драпеко возмущалась силовым решением поднять нормативы обеспеченности библиотеками. Огромное количество сохранившихся сельских библиотек должны были бы закрыться.
Накануне Драпеко пришлось выносить на отклонение законопроект об обязательном экземпляре документов. Правительство так и не определило уполномоченный орган. Это может сделать только премьер Медведев.
В итоговом документе парламентских слушаний среди прочего обращается внимание на необходимость финансирования обеспечения сельского населения специализированным автотранспортом – автоклубами, библиомобилями и т. п. Минздраву рекомендовано усовершенствовать правила перевозки организованных групп детей автобусами и санитарно-эпидемиологических требований к перевозке железнодорожным транспортом групп детей к учреждениям культуры.
А на этом месте оказалась зарыта целая собачья стая.
Библиомобили и автоклубы вызвали реакцию сенатора Сергея Рыбакова. Он сам вырос в сельской местности и помнит, что школа, клуб и библиотека были центром жизни. Директор школы был важнее сельсовета. Как только закрывается школа и клуб, уходит население. В библиотеку приходили общаться. Передвижные клубы не решат проблему.
Рыбаков напомнил о поручении президента по государственной культурной политике, оно не выполнено. Для культуры остается остаточный принцип.
Директор Дома творчества им. Поленова Тамара Пуртова отметила опасность с неожиданной стороны. Как бы у нас опять не рухнула клубная сеть при передаче их НКО, которые неподотчетны и непрозрачны. Клубная деятельность из них уходит. Должны быть государственные. Продолжается оптимизация, которая приводит к ликвидации, и нельзя закрывать на это глаза.
Кто принимает решения и ведет партизанскую подрывную деятельность, как водится, неизвестно.
Подрывные схемы одинаковые повсеместно. Организаторам постмодернистских глобализующих программ все равно, взрывать или коллекторствовать, создавать потоком неисполнимые инструкции для преподавателей или выдумывать несуществующие учебные дисциплины для студентов, блокировать отечественную фарму или накачивать импортные огурцы нитратами, лишать людей жилья или зарплаты. Феерическое обилие схем.
Надо сказать, что слушания в своем основном объеме содержали жизнеутверждающую информацию. Получился путеводитель по региональным культурным центрам. Россия оказалась весьма устойчивой к террористическому стрессу и возрождается вопреки деструкции. В культуре это более заметно, чем в экономике, и граждане, что называется, могут потрогать руками. То есть им это доступно в отличие от рассказов про экономический рост.
И все бы кончилось хорошо, если б не отчет по заявленной теме доступности культуры представителя Минтранса Аллы Сологубовой. Ее отчет по организованной перевозке детей прозвучал настораживающе. Очень много двусмысленных рогаток. Если юрлица и индивидуальные предприниматели осуществляют организованные перевозки детей, то должно быть должностное лицо, которое знает правила безопасности и отвечает за нее. Организованная перевозка – это все-таки не два ребенка, а восемь, легковые автомобили исключаются из нормирования. Есть перевозка по заказу и для собственных нужд, где нет договора и денег. Определены требования к водителю, автобусу, документации, дальности. Первоначально было 50 км, сейчас сто. Нельзя ночью. Может быть медицинский работник. Заявка за 10 дней подается для колонны больше 2 – 3 автобусов, уведомление за три дня 1 – 2 автобуса. Автобус не старше 10 лет. Стаж водителя не менее года из последних трех. Штраф за нарушения вплоть до лишения прав за перевозку в ночное время. Все заказные перевозки подпадают под лицензирование. Вводим проблесковый маячок. Запрет закупок автобусов для перевозки детей старше семи лет и запрет перевозок старше десяти лет.
На этом месте отреагировал Шолохов. С 13-го года после введения этих правил посещаемость детьми музеев упала до 2,5 раз. У директора школы двадцать обязанностей, и он же отвечает за состояние дорог и состояние водителя. Абсолютно парадоксальная вещь. Проще никуда не ездить. Вы не найдете ни одного водителя на селе, соответствующего требованиям. Требование по автобусам невыполнимо. Из уст замминистра Минобра прозвучало, что, если вы закрываете маршрут, можете везти ночью. На месте трактуют по-другому. У депутата группа детей ночевала в степи, потому что сотрудник ГИБДД запретил ехать. Хорошо, не было Роспотребнадзора, потребовал бы организовать ночевку с горячим питанием.
Шолохов запросил простую методичку для директоров школ. Тут же прислали на пять страниц, и он понял, что директором школы не будет работать никогда, методичка показывает всю глубину его падения.
Депутат действует в пределах своей компетенции, поручая трем ведомствам, ГИБДД, Минобр и Роспотребнадзор, разработать указания директору школы, что он может и что не может.
Светлана Мисочник из Музей Менделеева и Блока рассказала, как это выглядит на практике. Музей в 60 км от Москвы за Солнечногорском не имеет ни одной линии общественного транспорта. Полотно дороги оказалось узкое, не можем пустить транспорт. Менделеев специально приобрел усадьбу, чтобы показать, что в России можно вести эффективное сельское хозяйство. Показать есть что, однако центр прогресса оказался заперт в транспортной недоступности.
Эта заметка не про культуру, а про терроризм, в который мы все погружены. В одном тексте невозможно перечислить все формы и приемы подрывной деятельности, о проявлениях которой, не ведая сути, сообщается в парламентских дискуссиях. Изощренность приемов организации движения и строительства дорог поражает воображение. Детскую тему используют в информационных войнах, и для этого нужно, чтоб сидели сиднем на одном месте. Никакой культуры или спорта.
Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top