Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ХУДОЖНИК, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ И РОССИИ, И ЯПОНИИ

ХУДОЖНИК, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ И РОССИИ, И ЯПОНИИ

В Мемориальной квартире Андрея Белого (филиал Государственного музея А.С. Пушкина, Арбат, 55) прошел вечер «Варвара Бубнова (1886–1983). Русский художник в Японии». Специально приглашенный музеем в Москву профессор Дзётаро Ото (университет Кумамото-Гакуэн, Токио) выступил с обстоятельным докладом «Варвара Бубнова: японские страницы биографии художницы», что примечательно, на хорошем русском языке.
Сегодня имя Варвары Бубновой, увы, мало что говорит современному поколению любителей искусства. А ведь она была человеком удивительной судьбы, начиная с того, что являлась потомком (по линии матери) старинного рода тверских Вульфов, друзей Пушкина! Неудивительно, что именно Пушкинский музей стал инициатором вечера. А еще она была талантливым художником и педагогом и оставила огромное творческое наследие одинаково, принадлежащее и России, и Японии.
Несколько слов о событиях в жизни В.Бубновой, предшествовавших ее «японскому периоду», затронутому в докладе японского гостя. Она родилась в Петербурге в семье банковского служащего, училась в Рисовальной школе Общества поощрения художников. затем в Петербургской Академии художеств. Сразу же стала на тропу авангардизма, бок-о-бок с Малевичем, Филоновым, Ларионовым/Гончаровой, Кандинским, Маяковским, Родченко, участвовала в выставках «Бубновый валет» и «Ослиный хвост»…
Переломом в ее судьбе стал 1922 год. Когда она по просьбе ее сестры Анны Бубновой-Ото, вышедшей замуж за японца, вместе с матерью выехала в Японию, присмотреть за ребенком, не зная, что останется там на 36 лет!
Но Варвара Бубнова не пропала в чужой стране, больше того, была признана «своей», обычно недоверчивыми к иностранцам японцами. Она преподавала русский язык и литературу в вузах Токио, вырастив целое поколение японских русистов, писала статьи о русском искусстве, не забывала о творчестве. участвовала в выставках. Русская художница творчески восприняла эстетику японского искусства, освоила технику традиционной живописи тушью (субоку-га). А главное, сама оказала влияние на японскую графику, открыв для японских коллег технику литографии (она до сих пор считается лучшим литографом Японии). Она рисовала пейзажи и портреты в абсолютно японской манере, иллюстрировала издания на японском языке произведений Пушкина, Гоголя, Чехова, Л.Толстого, Паустовского, Андрея Белого. В 1982 году за вклад в русско-японские культурные отношения и заслуги в области обучения русскому языку, она была награждена высшей императорской наградой –орденом Драгоценной короны IV степени.
Но это было позже, через много лет после возвращения художницы на Родину в 1958 году. И первой ее приютила Абхазия: она поселилась в Сухуми. И продолжала интенсивно творить и преподавать. Стала членом Союзов художников СССР и Абхазии, а в 1964 году – заслуженным художником Грузинской ССР. В 1979 году она переехала в Ленинград, где и закончился ее жизненный путь.
Так сложился треугольник ее судьбы, связавший воедино Россию–Японию-Абхазию, Петербург-Ленинград–Токио–Сухуми. Борис Николаевич Бугаев (Андрей Белый – его псевдоним) выполнил бы по этому поводу красочную схему со стрелками и мистическими пояснениями…
Вот почему на вечере с воспоминаниями выступили представители солнечной республики – галеристка Шазина Агрба и художник Адзур Дзидзария. Но наиболее ярким было выступление любимого ученика Варвары Дмитриевны – художника, писателя, искусствоведа Александра Лозового, который чтит память ее не только, как учителя, но и как духовного наставника – сенсея. Он представил на выставку малоизвестные работы художницы из своего собрания. Другие работы дали ГТГ, ГМИИ им. Пушкина и сам Государственный музей Пушкина.
Вечер прошел. Но выставка осталась. Ее можно увидеть до 21 октября.
Олег Торчинский

Добавить комментарий

Loading...
Top