Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НЕ С ТОГО КОНЦА

НЕ С ТОГО КОНЦА

Демонстрация неукротимой воли – разум и логика бессильны перед подкупом, шантажом и террором
Объемное и перегруженное смыслом пленарное заседание Госдумы в среду оставило столь тяжелое впечатление, что даже балагуру и весельчаку Вячеславу Володину стало не до шуток. Очевидно, в существующем формате дискуссии русской Думе по силам вытащить на потребу публике истину о прошлом, а вот путь в будущее не найти.
В парламентах других стран и этого не звучит, там ситуация еще хуже. Причина не в нас, просто за нас это сделать некому. Все же, наверное, оккупационная империя германского фашизма честнее современной экстраполитарной империи WASP. Сорок миллионов человек совершенно особой ни на что не похожей ментальности оккупировали Североамериканский Союз Независимых Государств, назвали свой СНГ нейтральной аббревиатурой США и через эту структуру подкупом, шантажом и террором виртуально оккупировали мир. Россия обязана строить свою экономику, образование, науку и все прочее по навязанным стандартам и еще платить за это провинциальную дань в имперскую метрополию. Дань на языке российского Минфина традиционно называется резервом. Встроиться в систему глобальной бессистемности невозможно, все равно придется переделывать этот мир по-человечески. Или умереть, как Иудея в борьбе за свободу от Рима.
Почему нельзя сказать об этом людям прямо? Кто даст правильный ответ, тот получит десять лет. В итоге сложносочиненная сетевая паразитарная конструкция определяет ход дискуссии Думы с Минфином по пресловутому резерву, с Киевом по насильственной украинизации, с Вашингтоном по блокаде Кубы, с Минобрнауки по множеству деталей от ликвидации коррекционных школ до закрытой от понимания ситуации с наукой.
Ситуацией в науке не владеет сам великий Вячеслав Никонов и от безысходности просит министра Ольгу Васильеву сделать правительственный доклад по науке. Васильева выступала на правительственном часе по докладу о реализации государственной политики в сфере образования в 2016 году. Что бы ни звучало в зале, признак министерского бессилия – ни Минфин Антон Силуанов, ни Минобр Ольга Васильева к журналистам не вышли.
Переделывать мир начали не с того конца, а с себя, конкретно с Думы. У депутатов потребовали если не правильных ответов, то по крайней мере адекватных вопросов. Потому что за сложившуюся ситуацию должно быть стыдно им. Володин, очевидно, с подачи и при поддержке Путина повышает требования к депутатам, что остро проявилось на дополнительно свалившемся в повестку вопросе – информация главы Росавиации Александра Нерадько по ситуации с ВИМ-авиа.
Что бы с вами сделали в военное время? – риторически спросил Николай Харитонов тоном, соответствующим его профессиональному происхождению. Не зря ему Борис Немцов дарил копию памятника Дзержинскому, уменьшенную до масштабов депутата.
Оказалось, Путин уже объявил Минтрансу неполное служебное соответствие. Но ведь не Минтранс с Росавиацией строили эту систему, они сами ее послушные колесики. Нерадько сообщил депутатам, что руководитель авиакомпании перестал отвечать на звонки и, возможно, уже не находится на территории РФ.
Кому не стыдно, тот свалил и в Думу носа не кажет. Поскольку вот так кратко мы отразили весь смысл девятичасового заседания Думы, осталось только отполировать детали, и без того до дыр затертые на одних и тех же местах.
Надо сказать, что на выступлении Васильевой депутаты могут отдохнуть. Прекрасно понимая, что Минобр – не Минфин и тем более не Минэк, можно свободно рассказывать о проблемах и плакаться в жилетку по поводу того или иного вуза, в котором продолжается политика Ливанова. Имеется в виду МАИ, но и в других вузах, где разрушение остановлено, восстановление не началось. По факту разрушительное действие продолжается от бюрократического террора. То есть ситуация та же, что в экономике: оставаясь в ярме навязанной системы деструктивного хаоса, лучше жить мы не будем, оставаясь уязвимыми.
Прогресс, разумеется, налицо. Министр Фурсенко поддерживал конвейер продажи детей за рубеж, и сказать слово про его черную миссию было нельзя. Министр Ливанов пустил под нож науку и образование. Нож был не в его руке, он сам был инструментом типа на шухере. При нем Минобр вырос в монстра страшнее блока Минэка с Центробанком. Через них сыпались обязательные для исполнения решения неизвестного происхождения.
Министр Васильева научилась говорить с парламентом на доступном стране языке, и депутатам это нравится. Однако большинство внедренных до нее новаций не отменены и главная из них – постоянные новации в отчетности, учебных планах, правилах проведения экзаменов, не только ЕГЭ. Никто не борется с коррупцией в вузах. Получают преимущества преподаватели, кто деньги собирает сверх уже внесенной платы через кассу. Аккредитацию покупают, и в аудиторию к студентам ходить не надо. Об этом даже в Думе не говорят.
Совсем не говорят о дискриминации наук о человеке, эволюционной генетике, информатике. Запрос на них растет, а их в натуре нет, только суррогаты.
О группах смерти, субкультуре АУЕ и засилье английского сказал Борис Чернышев. Но и здесь тоже прокол, потому что в системе антидетских программ их самая страшная часть небольшая. К тому же система постоянно обновляется.
Васильева сказала в ответ Чернышеву, что английский – язык международного общения. Мосты за собой никто в правительстве сжигать не хочет, можно вылететь вслед руководству ВИМ-авиа. Несмотря на лояльность, Васильевой первой на этом посту досталось от Счетной палаты. Неприкасаемых у нас нет, но были во множестве.
Председатель СП Татьяна Голикова среди прочего сказала о том, что кратно выросли объемы неэффективного использования федеральных ресурсов при реализации федеральных адресных инвестиционных программ. И начала с Минобра, в 2016 году в его системе был предусмотрен ввод 47 объектов капстроительства. 32 объекта федеральной собственности и 15 объектов региональной и муниципальной собственности, из которых введены 10 и 11 соответственно.
Аналогичная картина исполнения инвестпрограмм наблюдается в целом по федеральному бюджету 2016 года, из 443 объектов, предусмотренных к вводу, завершены строительством 244 (55,1%). Как следствие, растет объем незавершенного строительства, который согласно отчету правительства составил 2,2 трлн руб., или 12 тыс. объектов. Примечательна структура незавершенного строительства: 3,4 тыс. объектов (28,5%) – не начаты строительством, но средства на проектно-сметную документацию потрачены, перспектива неясна, документация устаревает.
Надо сказать, что бюджет-2016 оказался худшим за всю историю России из относительно реалистических. Сравнивать с 90-ми не приходится, тогда бюджет представлял собой филькину грамоту, а отчет по исполнению еще проще как таковой. Сегодня отчет за прошлый год предшествует внесению бюджета на следующий год. Сухой остаток думской дискуссии по исполнению бюджета отражает невысказанную боль по поводу того, как бывший президент США Обама сбил цену на нефть, чтоб наказать Россию. Депутаты разрывались между своими предвыборными обещаниями и чужими угрозами. Одному богу известно, как Обаме удалось уломать саудитов и не дать Китаю нажиться на конъюнктуре. Тут за правильный ответ можно исчезнуть и все забудут, потому что все повязаны общими интересами и договариваются, а не только Вашингтон со своими марионеточными государствами, получившими власть над своим творцом.
Видимая часть мировой политики в том, что россияне в 2016 году стали жить хуже и труднее. Выступление Голиковой отражает ситуацию адекватно. Силуанов не спорил, но пытался объяснить, что могло быть хуже.
В нынешней ситуации наиболее демонстративным и информативным стало самобичевание по исполнению бюджетов трех внебюджетных фондов – пенсионного, медстраха и соцстраха. Прежнее шумовое оформление данного повода далее сотрясания воздуха не шло.
На этот раз вышло иначе, хотя председатель комитета по бюджету Андрей Макаров поддержал. Отчет – он и есть отчет, а Макаров никуда не денется из подводной лодки.
Оттолкнувшись от заключения Счетной палаты, Макаров обратил внимание на следующее.
На сан-кур остатки два миллиона, а путевок выдано втрое меньше неудовлетворенных заявок.
Идет сокращение медпомощи на 36,3 миллиона посещений. Количество вызовов скорой помощи сокращается. Госпитализация сокращается. Стоимость увеличивается. Платные услуги государственных медицинских у нас организаций возросли с 140 миллиардов до 180. То есть нехватка средств компенсируется тем, что организации вынуждены вводить платные услуги. Куда идут эти деньги? Основная масса их идет на зарплату врачей. То есть это то, чем мы отчитываемся по указам президента. Получается, что мы на граждан перекладываем ответственность за выполнение указов президента? По экспертной оценке регионы переплатили 21 миллиард рублей за неработающее население. И при этом многие регионы вынуждены возвращать деньги, не использовав их, как будто эти деньги не нужны были на оказание медицинской помощи. Если регион заплатил, ему же эти деньги не вернутся.
«Коллеги, я не знаю, каким словом это охарактеризовать, по-моему, это бардак. Так быть не должно», – припечатал Макаров. Как должно быть, Макаров не знает или делает вид в интересах политической выживаемости.
Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top