Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > О КОНТРОЛЕ, НАДЗОРЕ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

О КОНТРОЛЕ, НАДЗОРЕ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Комитет Думы по контролю и регламенту замахнулся на святое – наказывать контролеров, а не только нарушителей
Комитет по регламенту и организации работы Думы в прошлые лихие годы был самым тихим местом не только на Охотном ряду, но и вообще, этакой синекурой для людей настолько уважаемых, что никакой ответственности за ними не числилось. По мере замирения шумового оформления палаты у комитета начались моральные проблемы с депутатами, которые кому-то где-то не нравятся. Понятно, что если народный избранник всех устраивает, то для народа с него никакой пользы, кроме вреда.
Эта эпоха тоже давно в прошлом. Настоящий переполох вокруг комитета начался, когда с подачи председателя седьмой Думы Вячеслава Володина его преобразовали в комитет по контролю и регламенту. Возглавляемая Ольгой Савастьяновой думская структура приобрела сакральную роль создания в стране нового, ответственного человека. Что-то тут есть от воспитания строителя коммунизма, и сама Савастьянова, очевидно, осознает масштаб порученного ей задания.
Для начала комитет Савастьяновой взялся за парламентское сопровождение законопроекта об основах государственного и муниципального контроля (надзора). Законопроект готовит министр по вопросам открытого правительства Михаил Абызов, намереваясь внести его в Госдуму до конца ноября. В четверг состоялись так называемые нулевые чтения в формате парламентских слушаний о государственном и муниципальном контроле как правовой основе формирования нового облика системы государственного и муниципального контроля.
Разработать проект закона о государственном и муниципальном контроле и надзоре поручил президент еще в начале 2015 года. Должны быть определены структура функций и полномочий контрольных и надзорных органов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, а также принципы «умного» и «партнерского» госконтроля, начиная с создания четкого списка требований, предъявляемых к бизнесу, и заканчивая законодательным закреплением видов контроля и надзора и риск-ориентированного подхода при проведении проверок.
Новые подходы в рамках приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности» в конце 2016 года были утверждены президиумом Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Ответственным за реализацию реформы назначили Абызова.
Однако переработкой законопроекта почему-то занимается Минэкономразвития. К дате парламентских слушаний законопроект согласован большинством ведомств, разногласия сохраняются лишь с ФСБ и ФС по техническому и экспортному контролю. В разработке участвовали РСПП, ТПП, Деловая Россия и ОПОРА РОССИИ, он получил положительное заключение Минюста и Общественно-делового совета Александра Шохина.
В законопроекте определяются органы государственного и муниципального контроля и надзора. Устанавливается перечень основных понятий, а также перечень видов госконтроля. Надзорные органы обязаны будут принимать положения о каждом виде контроля и надзора и утверждать перечни обязательных требований, в противном случае проводить какие-либо проверки будет невозможно. Также законопроект вводит в обязательную практику проверочные листы – списки контрольных вопросов, которыми должны будут руководствоваться инспекторы при проведении проверок. С помощью публичных чек-листов предприниматели смогут самостоятельно проверить, насколько у них соблюдены все требования безопасности.
Законопроект вводит подходы к оценке результативности и эффективности государственного и муниципального контроля, устанавливает требования к информационным ресурсам в сфере госконтроля. Предполагается, что работа инспекторов будет оцениваться не по числу проведенных проверок и выписанных штрафов, а по динамике снижения смертности, травматизма и экономического ущерба.
Предполагается внедрить в надзорных ведомствах систему управления рисками. Основным инструментом снижения избыточного давления на добросовестный бизнес будет переориентация контроля на объекты повышенного риска, на граждан и организации, систематически допускающих грубые нарушения законодательства с последствиями. Предприятия, отнесенные к низкой категории риска и добросовестно соблюдающие законодательство, будут освобождены от плановых проверок.
Парламентские слушания показали, что, как у нас теперь часто бывает, возможные вредности будущего закона начинают действовать до формального введения в действие самого закона. Так было с курортным сбором и не только. В случае реформы надзора началось раньше внесения законопроекта не только в Думу, но и в правительство – он еще не вышел из ведомства Абызова.
Руководитель Экспертного центра по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович сообщила, что переход к новым чек-листам уже происходит. Например, по нормативам для общественного питания температура первых блюд не меньше 75 градусов, вторых – 60, холодные напитки не выше 14. Столовую Госдумы можно закрыть по этому чек-листу. Алехнович призывала провести этот эксперимент. Закон очень сырой. Например, вводится понятие «охраняемые законом ценности» – что это такое? Тут все и будет расширение трактовки. Одним контролем и надзором мы не сможем защитить качество продукции. Они нуждаются в налоговых льготах, кредитах. Только с помощью контроля и надзора мы не сможем улучшить качество жизни население.
Депутат от СР Михаил Емельянов призвал принять закон как можно быстрее и в то же время указал на недоработки. Кроме понятия «охраняемые законом ценности», есть и другие неточности. Например, любая деятельность может быть отнесена к производственной. Муж с женой в спальне тоже занимаются деятельностью, ее тоже надо проверять?
Смешно, да не очень. Депутат Емельянов выставил тему обсуждения так, что миссия Савастьяновой оказывается невыполнимой. Состояние человеческих отношений таково, что если женщину с мужчиной запереть в спальне, они скорее подерутся, чем займутся той деятельностью, на которую намекал депутат. И в этом проблемы не только демографии, но и падения экономики с выходом на революционную готовность.
Депутат Геннадий Онищенко порадовался, что сегодня не звучали слова «реформа». Сформирована новая итерация этого закона, что важно. Если бы надзор работал, мы бы не потеряли 14 детей на Сям-озере. Вывезли на надувных матрацах. Для любого надзора основой является нормативный акт. Мы поделились своим суверенитетом, когда отдали техническое регулирование на межнациональный уровень. Технические регламенты приобрели такой причудливый вид. В техрегламенте Белоруссии заложено техническое отставание. Из Белоруссии идет рыба, очевидно, ее омывает пять океанов. Хотя всем понятно, это чистый реэкспорт.
Онищенко призвал прописать так, чтобы спрашивали с того, кто довел свое хозяйство до вспышки ящура. Так же с чумой свиней. В законе о правах потребителей прописано участие гражданского общества в надзорных мероприятиях, это надо обеспечить. Еще одна очень отрадная тема. У нас формируется здоровый бизнес, заинтересованный в надзоре больше чиновников, которые этот надзор осуществляют. Потому что если нет надзора, они в проигрыше и вынуждены идти на нарушения. По Россельхознадзору нет централизации, федерализма сквозной подчиненности. Любой надзиратель занимает позицию губернатора, который ему платит. Скрывает чуму свиней, пока уши не вылезают.
Получив трибуну, Онищенко не упустил возможности как-то обозначить источник и вдохновитель всех наших побед над собой за четверть века. Далеко не все поняли, о чем он говорит и почему его это волнует. По его словам, вокруг нашей страны построены военно-биологические базы. Поэтому проверять надо не только объект, но и продукт должен проверяться по биологически значимым рискам. Касается того надзора, которая возглавляет красивая женщина, но суть от этого не меняется.
Абызов не стал говорить про красивую женщину, сегодня не 8 марта, но отметил, что без Онищенко осиротел Роспотребнадзор.
Участники слушаний очень просили отрегулировать законом все возможности недобросовестного надзора. Откровенное вредительство у них называется эвфемизмом «избыточное регулирование». Получается так, что чем хуже на поле регулирования, тем лучше проверяющим. Они набирают штрафов на десятки миллиардов рублей. Любые попытки кого-то защитить провоцируют переориентацию надзора на другую мишень. Ввели мораторий для бизнеса. Хищники напали на нищие бюджетные учреждения, штрафуя детские сады. Тут уже просматривается не нажива, а форма административного садизма. Перенести в школьном классе розетку из одного угла класса в другой стоит 150 тыс. руб. Пожаров от этого меньше не стало. Порядка 80% проверок на основании жалоб. Жалоб на самом деле много. На поверку они оказываются сведением счетов и недобросовестной конкуренцией.
Консенсуса в дискуссии пока не просматривается. Абызов отметил, что предписания Счетной палаты воспринимаются как плохая работа контролеров. Минэк Максим Орешкин подтвердил, что если доходит до штрафа, значит, плохо работают контрольно-надзорные органы. Савастьянова полагает, что важно предупредить, а не наказать.
Абызов в ответ предупредил, что, когда речь идет о жизни и здоровье граждан, предупреждение может не сработать. Министр выезжает в поле и видит, как недобросовестный предприниматель начинает администрировать, что ему выгоднее: выпускать качественную продукцию или заплатить штраф за некачественную. В таком случае надзор должен защищать граждан. Для этого Абызов призвал повысить штрафы, чтобы некачественная продукция была невыгодной. Тогда уйдет дискуссия по поводу молочного напитка и молока. И не будет пальмового масла, если оно не предусмотрено.
Абызов и Савастьянова ответили на ответ на вопрос «МП», все ли можно отрегулировать законом?
Министр Абызов в ответ сказал, что сегодня на федеральном уровне реализуется 190 видов государственного контроля и надзора. Все детали и особенности такого объема надзорных сфер невозможно закрепить одним законом. Закон должен устанавливать основные принципы и правила. Много деталей регулирования должно отражаться в отраслевом законодательстве, но при этом они должны быть приведены в соответствие с теми принципами, которые закон будет закреплять.
Депутат Савастьянова со своей стороны рассказала, что законопроект объемный и концептуально меняет всю систему. Все отрегулировать законом невозможно и не нужно. Если в законе прописываются нормы, они не должны предполагать толкование теми, кто будет отвечать за их выполнение. Часто так бывает, норма прописана, а проверяющие чиновники делают так, как хотят. Субъективность нужно максимально исключать.
Савастьянова подчеркнула, что существующая система контроля не только создает очень много проблем, она развитию мешает. Контролируют, а где результат? Пожары и отравления. Так во всех областях. Много вопросов по внеплановым проверкам. Наш народ очень творческий, если ограничили плановые проверки, замечательно, зато мы теперь компенсируем внеплановыми. Есть смысл сделать исчерпывающий перечень внеплановых проверок, чтобы искушений не было там, где их быть не должно.
Законодатель должен защищать права и интересы людей. Смотреть, что создает условия для причинения вреда, для причинения каких-то рисков. Задача проверяющего работать таким образом, чтобы не сходить проверить, выписать и наказать, а посмотреть, предложить помочь с тем, чтобы ЧП не случилось.
Савастьянова выступает за то, что если что-то происходит, наказывать не только того, кто это сделал, а тех, кто отвечает за проверки. Естественно, по сути меняется вся система и в том числе должна быть замотивированность самих кадров. Непросто будет так систему организовать. Главный шаг сделан в направлении риск-ориентированности. Организации, которые не подпадут в число рисковых, и проверяться не будут.
«Я считаю, надо вообще больше двигаться в том плане, что люди, понимая, должны отвечать, и отвечать качеством своих услуг, качеством своей работы, качеством своей продукции. А репрессии, репрессивные меры, они должны быть в исключительных случаях. Не это должно быть перспективой нашей работы», – заключила Савастьянова.
Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top