Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЦЕНЗУРА – ЦАРИЦА МИРА

ЦЕНЗУРА – ЦАРИЦА МИРА

Битие определяет сознание: меня били – я сознался
Я честно предупреждал, да кому это нужно. Инициаторы закона о СМИ-иноагентах тщательно избегали вопроса об открытости страны внешнему депрессивному влиянию изнутри. За пределами узколобого подхода осталось исключительно признание непреложного факта: любые меры воздействия на Россию являются сигналом по вышибанию согласия на смену национального лидера. Дальше этого дело не пошло.
Закон о СМИ-иноагентах только выпущен из Думы и еще не вступил в силу, ответ не заставил себя ждать в широком спектре глобализующих возможностей. В кинотеатры вернулась абсолютная монополия Голливуда с просроченной идеологией. Небывалый урожай зерна гниет под открытым небом.
Что наиболее заметно, публичный контент стал выровненно-скучным и не отражает остроту исторического момента. Это уже прямой ответ тоталитарной глобализации на робкое признание иноагентами вторичных СМИ с незначительной аудиторией.
Тоталитаризм ощутимо возвращается во все уголки нашей жизни. Огромное количество неуемно активных людей пухнут без работы и заработка. Те, у кого есть работа или ее подобие, связаны рабскими условиями жизни и сознания. Лишнее скажешь и с работы вылетишь, как это произошло с Андреем Бабицким и не с ним одним. Нечего свое мнение иметь про Крым и все остальное, когда в Вашингтоне знают правильные ответы.
С телевидения окончательно пропала наука, даже то тщательное описание малозначительных частностей, которое еще было. Стало особенно много депрессивных сюжетов про аварии, криминал и казнокрадство, причем в таких системных формах, которые в принципе характерны для унифицирующего тоталитарного управления. При сильной национальной власти подобные сюжеты не должны доводиться до криминальной развязки. Без преувеличения можно сказать, что сознанием телезрителя владеет реклама, причем не информирующая, а хаотизирующая. Реклама на российском телевидении занимает около пятой части вещания – безумно много в сетке вещания и слишком мало для тоталитарного управления. Тем не менее оно работает. Телевидение делает сознание включая тех, кто с гордостью заявляет: «Я не смотрю телевизор». Исследование ВШЭ на молодежной аудитории показало, что все равно достает. Телевидение бьет по мозгам и определяет сознание даже тех, кто его действительно не смотрит.
Другим признаком тех же перемен нового времени является выпуск в продажу огромного объема продуктов, товаров и услуг, ориентированных на свалку после оплаты с незначительным сроком службы или вообще без использования. Параллельно усилены национальные обязательства по борьбе с мусором. На это ориентирован Общенациональный народный фронт, единственная конструктивная оппозиция в стране, созданная национальной властью в противовес глобализующей.
Налицо комплексная согласованность действий и предопределенность задач, исполняемых вне формата человеческих отношений «по понятиям».
Публичное поле, СМИ и социальные сети, оккупировала цензура, описанная звездой новой британской литературы Беном Элтоном в романе «Слепая вера», ремейке «1984» Джорджа Орвела. Все источники информации независимо от формы собственности или учредительства несут явные признаки mainstreammedia прежде всего в жесткой определенности исхода. Раньше были прайсы на услуги СМИ, сейчас есть черно-белая система идентифицирующих признаков правильной журналистики. В ее рамках задан стандартный набор тематики с модальностью по каждому пункту: Сирия, Трамп, Дума, Путин, Северная Корея, инвалиды, криминальная хроника, осуждение телевидения и СМИ вообще, сообщения о бомбах в учреждениях и срывах стоп-крана в поездах.
Сообщений о жизни населения Северной Кореи нет. Как нет и описания событий в других странах, где идет война, подобная сирийской. Тематический набор ограничен. Но если уж журналисты сядут на какую-то тему, так и едут по всем СМИ. Потому что уплочено и разрешили.
Из публичного информационного поля исчезли привычные словосочетания – мемы, на генерацию и эмиссию которых затрачены определенные ресурсы: Госдура, людоедский закон, Ленин-гриб. Новые мемы вводятся упорно, но как-то стыдливо и неохотно. Например, зеркальный ответ и зеркальные меры. Даже поверхностный анализ показывает, что с помощью «зеркальных мер» Вашингтон как виртуальный эпицентр глобальной империи избавится от обременительных хронических проектов и в подарок получит бонус, возможность обвинять Кремль в несвободе слова.
Читать твиттер и фейсбук стало неинтересно, хотя там появились новые политологи. Проблема даже не в том, что неинтересно, а в недоступности понимания сути текущей ситуации.
Суть кратко сформулировал человек с говорящей для русского слуха фамилией Андрей Данко, председатель Национального Совета Словацкой Республики. «Здесь у вас я хочу заявить, что мы полностью осознаем, что без сильной России невозможен мир. Вы – составная часть мировой безопасности, нравится это кому-то или не нравится», – сказал Андрей Данко в своей речи на пленарном заседании Госдумы 15.11.17.
Слова Данко нам следовало бы выучить: «Мы живем в турбулентный и трудный период. У людей нет времени на себя, для себя и своих близких. Они перестают общаться прямо и прибегают к виртуальной реальности, Интернету и социальным сетям. Преобладает сильный негативизм и много ситуаций воспринимают люди через призму добра и зла, черного и белого. Но жизнь не такая, она требует компромиссов и великодушия при принятии решения. Ваша Федерация является чрезвычайным примером величия вашего народа по отношению к вопросам совместной жизни различных культур и вероисповедования. И я хочу поздравить вас от наших национальных меньшинств русинской и венгерской. Уже история показала, что только открытый диалог может продвинуть народы вперед. То, что люди прекращают вместе общаться, порождает только лишние конфликты. И именно поэтому я высоко ценю вашу открытость и возможность совместно решать проблемы корректным диалогом».

После исторического провала предсказанной Стругацкими центробежности в империи странный аттрактор Лоренца вернулся в Москву. В России косяком идут крупнейшие международные мероприятия с признанием международной роли России. Отметим некоторые из них, прошедшие в последние дни осенью 2017 года: Ассамблея Межпарламентского союза и Культурный форум в Петербурге, Фестиваль молодежи и студентов в Сочи, выставка собак в Москве. Удивительно, российская аудитория не знает об этих мероприятиях и тем более о соответствующем признании их роли в мире.
Дума седьмого созыва работает в жестком режиме войны глобального с национальным. Начаты сущностные преобразования для возврата к суверенному управлению на новом, технологичном уровне качества. Идет ревизия хаотичной системы надзора и контроля, способствующей не безопасности, но депрессивному подавлению развития. Предпринята первая робкая попытка ограничения формы и размера заявления на получение госуслуг. На носу власти борьба с разгулом бюрократического террора в стране с постоянными изменениями формы и ростом объема бессмысленной документации, вмененной в обязанности преподавателей, предпринимателей, налогоплательщиков. Идет напряженная работа по согласованию реестров.
В то же время вопреки исторической логике в мире продолжается ротация национальных лидеров с наращиванием розни, экстремизма и терроризма.
Президент России на следующий срок уже определен, однако его восхождение на трон будет нестандартным для нейтрализации безумных и безудержных попыток смены национальных лидеров в мире. Россия создаст и представит новую модель властной транзиции. В самом формате власти России ничего изобретать не надо, он изобретен тысячу лет назад.
Мир опять накануне перемен, возможно, наиболее значительных в истории, от которых зависит судьба человечества и сама ее продолжительность. Все это скрыто от читателя сиюминутной возней вокруг второстепенного и третьесортного, затеянной глобальными ретроградами ради сохранения в ключевой роли себя любимых.

Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top