Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДУША АЛТАЙЦЕВ В КАРТИНАХ ЛИДИИ БАЗАНОВОЙ

ДУША АЛТАЙЦЕВ В КАРТИНАХ ЛИДИИ БАЗАНОВОЙ

Лет семь назад я написал материал о замечательном художнике-алтайце Григории Ивановиче Гуркине (1870-1937). Вопрос оставался тогда один, как Гуркину так легко удалось организовать выставку в Томске в конце декабря 1907/в январе 1908 гг.. С диких берегов Катуни – трое суток по бездорожью только до Бийска 200 км добираться, где еще десять лет ни поезда ни железной дороги до Бийска не не было. Каталог выставки картин Григория Гуркина к его приезду в Томск у него готов, картины есть где выставлять – центр Томска помещения музыкальных классов, билеты для посещения выставки напечатаны, картины и рисунки идут влёт, заказываются повторы, за две недели пять тысяч  посетителей, губернские газеты пишут хвалебные отзывы, откликается таком же ключе и столичная «Нива».

Ну не бывает так ни в какие времена. Не ждут никого так. Так бывает при какой-то очень умной, грамотной, доброжелательной организации. Причем с согласованием заранее, что будет выставляться, каких размеров картины, рисунков сколько, что будет гвоздём выставки, и кто это может купить. И тут нахожу, что летом 1907 г. за полгода до выставки гуркинских картин в Томске художница, выпускница Московского художественного училища, жена ректора Томского императорского университета Ивана Александровича Базанова вместе с Григорием Ивановичем Потаниным побывала в селе Анос.

Лидия Андреевна Базанова

Она организовывала и согласовала летом 1907 года с художником выставку! А помогали ей в Томске художница Августа Капустина, тоже жена профессора, сестра изобретателя радио А.С. Попова, профессор ТТИ Борис Петрович Вейнберг… А сама-то какая замечательная художница, какая отважная путешественница по Сибири Лидия Базанова!

В 1907 году по железной дороге от Томска можно было добраться только до Новониколаевска, должно было пройти еще десять лет, чтобы поезда пошли до Бийска. Путь в 400 верст до Бийска от Новониколаевска предстояло проделывать на лошадях. И если от Новониколаевска до Бийска дорога была еще куда ни шло, ни ехало, то уж следующие двести верст, до центра Горного Алтая, до Улалы (ныне столица республики Алтай г. Горно-Алтайск) и далее до Узнези, до Аноса, сел, стоявших друг напротив друга на правом и левом берегах Катуни, пути-дороги была вовсе аховые. Чуйского тракта еще не было, еще только начались его изыскания, осенью в распутицу повозки колёсами по ступицы тонули в грязи на раскисших ухабистых дорогах. Вплоть до 1934 года не было приличного пути по Чуйскому тракту. Что уж говорить о дороге, которая существовала в 1907-1909 годах, по которой путешествовала в Горный Алтай художница Лидия Базанова!

Не просто путешествовала, а жила там, писала по два месяца этюды будущих своих картин, изучала жизнь и обычаи алтайцев, чтобы показать потом Горный Алтай во всем его диком великолепии в своих работах, показать горнотаёжный Алтай европейцам, в частности, на международной выставке в Риме в 1912 году.

Григорий Потанин

Путешественник, этнограф, писатель Григорий Потанин в очерке «В Чемальском тупике» так писал о поездках, которые совершала художница Лидия Базанова, живя и работая в летние месяцы в селе Узнезя: «Собираясь летом 1907 года в поездку из Томска в Анос, мы, т.е. г. Базанова и я, имели в виду, приехав в Анос, съездить в аул шаманки Саатан, о которой нам рассказывали, как об интересной алтайке. Саатан живет в долине реки Анос, верстах в 10 от впадения речки в Катунь, т. е. от того места, на котором расположена деревенька Анос. В назначенный день Лидия Павловна Базанова приехала из деревни Узнезю, в которой она жила, в Анос. Молодой аносский крестьянин Кирилл обещал в полдень подать нам тележку, запряженную парой лошадей». Далее следует довольно подробное описание пути до шаманки, описание шаманского обряда, при котором писатель и художница присутствовали. Или описание свадьбы, гостьей на которой была Л.П.Базанова, которую запечатлела на полотне «Со свадьбы» (работа цела, хранится в фондах ТОХМ): «Той (здесь – свадьба – В.П.) предполагался на одной из вершин Аноса. Был назначен день выезда. В условный час нам подали во двор Гуркина верховых лошадей. Мы выехали – Лидия Павловна, ее сын Вова, я, неизменный наш спутник Николай Яковлевич и проводники. Мы везли с собой четверть водки, этикет алтайцев требует, чтобы гости, которые имеют достаток, привозили с собой архыт* (*здесь –гостинец – В.П.)».

Л. П. Базанова. “Шаман Мампый”

Век спустя я бывал там, где бывала художница Л.П. Базанова, могу сказать, что до сих пор, до октября 2017 года, этот путь остается таким же сложным, таким же малодоступным, без проводника практически невозможным, как и во времена, когда жила и творила жена профессора, ректора Томского университета художница Лидия Базанова.

Разве что добираться до сёл Узнезя и Аноса много-много проще… А все урочища, чабанские стоянки в сторонах от больших дорог, в верховьях малых горных речек в складках гор всё так же затруднены…

Лидия Павловна Базанова, родилась в 1864 году в г. Серноводске Самарской губернии в дворянской семье. Ее отец Павел Васильевич Пупарев, окончив Казанский университет в 1835 году, служил в Ряжске, в Туле, под Самарой. Дослужился до надворного советника, т.е. подполковника. Склонность к рисованию привела Лидию Пупареву в 1881 году в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое она закончила в 1886 году, была любимой ученицей знаменитого художника Василия Поленова; в Москве познакомилась со студентом юрфака Московского императорского университета Иваном Александровичем Базановым, за которого в 1893-м году вышла замуж… В Третьяковской галерее в запасниках хранятся картины, которые талантливая художница подписывала сначала Л. Пупарева, потом – Л. Пупарева-Базанова, позднее, с 1894 года, – только Л. Базанова…

Петр Макушин

В первом в Сибири Томском университете в 1899 году открывался новый факультет – юридический, и молодого талантливого ученого, читавшего лекции и работавшего в Московском императорском университете И.А. Базанова пригласили в Томск, куда чета Базановых и прибыла в августе 1899 года. После защиты диссертации, получив степень магистра права: «Происхождение современной ипотеки» муж ее был назначен профессором гражданского права и судопроизводства в ТИУ, с 1902 года он был деканом юрфака, а последние четыре года жизни в Томске – ректором первого за Волгой университета, действительным статским советником.

Томск, после открытия в нем в 1888 году университета, а в 1900 году Технологического института называли «Сибирские Афины», он был уже связан с Европейской Россией, с обеими столицами железной дорогой. Город представлял собой на рубеже XIX-XX веков сплошную с размахом стройку. Возводились жилые и общественные здания, корпуса университета и Технологического института, здания управления Томской железной дороги, библиотеки, разбивались сады и скверы, мостились улицы. В городе была интеллигенция. Немногочисленная, но была. Но для того, чтобы не чувствовать остро, что она живет все-таки в трех с половиной тысячах километрах от Москвы, нужно было заниматься делом. Л.П. Базанова с головой ушла в работу. Её тут же пригласили преподавать масляную живопись в частную гимназию, почти тотчас по прибытии в Томск Лидия Базанова открыла свою собственную студию, дни напролет проводила за работой над холстами, начала брать уроки музыки у О.М. Соболевской Активно сотрудничала с губернской газетой «Сибирская жизнь» и с литературно-художественными журналами, откликаясь на события в местной культурной жизни…
Весной 1902 года Лидия Базанова предстала перед томской публикой как художник. В здании только что отстроенного Общественного собрания художница выставила около 50 своих работ, среди которых было 11 крупных полотен. Писать жанристке и портретистке было что и кого. В Томске в то время было немало ярких личностей. В Томск стеклось, через Томск проезжало великое множество ярких личностей.

Выставка картин1902 года была первой в истории города крупной персональной выставкой. На ней Л.П.Базанова выступила как художник, в равной степени профессионально владевший разными жанрами, способный писать свежие, непосредственные этюды и создавать большие законченные композиции. Художнице Лидии Базановой обязаны сибиряки первой художественной выставкой. Но, так получилось, что это была и ее первая личная персональная выставка. Золотосплавную лабораторию, которая из Баранула в 1882 году, переехала в Томск, увековечила в своей картине «Плавка золота» Лидия Базанова. С силой и ловкостью рабочий под защитой войлочной маски подходит к самому пламени. Яркий расплавленный слиток золота передан почти до иллюзии. «Ни одного неграмотного» было девизом сибирского купца-просветителя Петра Макушина. Макушин основал первый книжный магазин, публичную библиотеку.

За двадцать лет до того как в Томск пришла железная дорога, отправлялся Петр Макушин за тысячи верст гужевым транспортом в столицы, чтобы лично выбрать книги, привезти их в Сибирь на подводах для чтения сибирякам. Л. Базанова дважды запечатлела на холсте Петра Макушина. Легендарной личностью был сопровождавший Л. Базанову из Томска на Алтай Григорий Потанин. Офицер, путешественник по Монгольской и Средней Азии, почетный гражданин трех сибирских городов, один из основателей г. Верного (теперь республика Казахстан – г. Алматы), обладатель Золотой Константиновского медали, писатель и этнограф.

За многие тысячи верст на Чую, на Лену, на Обь, Енисей и их ближние и дальние притоки отправлялся из Томска техник-изыскатель округу водных путей сообщения, будущий автор «Угрюм-реки» Вячеслав Шишков. *(*Вяч. Шишков сам был хорошим рисовальщиком. Выполненные его рукой на листах ватмана цветные выкопировки будущего Чуйского тракта представляют собой подлинные произведения живописи. Те из них, что сохранились, находятся теперь в частных коллекциях и в музее Чуйского тракта в Бийске. Автору этих строк посчастливилось любоваться творениями Шишкова-изыскателя трассы в горах Алтая.) Замечательная художница едва ли не первой из сибирских мастеров кисти показала Сибирь, самую ее глубинку, ее людей москвичам. Будучи членом Московского общества любителей художеств, Лидия Базанова постоянно направляла в Москву свои работы, знакомила столичных художников со своим творчеством сибирского периода жизни.
Сибирь конца XIX-XX веков была полна людьми колоритными, яркими. С 1891 года велось строительство Транссиба. . И самой яркой и колоритной личностью в стране и в Сибири, конечно, был, министр путей сообщения России князь М.И. Хилков. Потомок родам Рюриковичей, а род этот был более древний, чем царский, романовский, князь Хилков, получил отменное образование: знал литературу, историю, географию, восемь иностранных языков. И еще много чего знал.

Л. П. Базанова. “Алтаец с трубкой”

Окончив Пажеский корпус, служил в министерство иностранных дел. Заскучал, в 1864 году тридцатилетний князь отправился за океан. Поступил в англо-американскую компанию, строил Трансатлантическую железную дорогу под именем Джона Мэджилла (John Magill), работая простым рабочим. Был кочегаром на паровозе, потом помощником машиниста. За четыре года жизни в Северо-Американских Штатах дослужился до места заведующего службой подвижного состава и тяги. По пути домой на год еще задержался в Англии, работал слесарем в г. Ливерпуле. Дома князь Хилков работал сначала на Курско-Киевской ж.д., строил Закаспийскую ж.д., был начальником Самаро-Златоустовской и Оренбургской железных дорог, пока в 1895 году не был назначен министром путей сообщения. Не менее колоритными фигурами были изыскатели среди болот и тайги, первостроители сибирских железнодорожных трасс – К.Я. Михайловский, Н.П. Меженинов, К.К. Кнорре…

В начале прошлого века столичные, сибирские, зарубежные фотографы и репортеры газет и журналов уже достаточно хорошо познакомили с Сибирью европейцев. Рельсовая трасса от Урала до Байкала, железнодорожные станции, мосты, храмы, виды городов и посёлков, строящихся и старожильческих были достаточно хорошо знакомы. Были выпущены многочисленные альбомы, Сибирская магистраль была известна по почти километровому акварельному полотну художника Павла Пясецкого «Великий сибирский путь». Картина-панорама эта экспонировалась на Всемирной выставке в Париже 1900 года. Был выпущен альбом строительства в с. Лиственичном и спуска на воду оз. Байкал 17 июня 1899 года парома-ледокола «Байкал». Фотограф М.Б. Аксельрод издал в г. Красноярске «Альбом спуска паромо-ледокола «Байкал» 17 июня 1899 г. Село Лиственичное».

А вот необъятная Сибирь, которая была в стороне от строительства железнодорожной магистрали, которая и на юг и на север простиралась на многие сотни верст, оставалась для европейцев совершенно неизвестной землей. Было неизвестно, какие люди и как живут на ней, чем заняты. Сибирь за пределами потянувшейся от Урала до Тихого океана рельсовой магистрали не была представлена ни на одной картине. Земля Алтайская, горно-таёжный Алтай, оставалась загадочной.

Мысль посетить Горный Алтай подал Л. Базановой, скорее всего занимавшийся в самом начале 1900-х годов изысканием Чуйского тракта на Монголию через Горный Алтай Вячеслав Шишков. В Горном Алтае в с. Анос, на берегу р. Катунь будущий великий писатель познакомился с самородком художником-алтайцем, слушателем академии художеств в 1897-1904 годах, учеником выдающего живописца И. И. Шишкина Григорием Гуркиным. Очевидно, Вяч. Шишков и рассказал Л. Базановой о Горном Алтае, о местах, где поселился художник-алтаец, показал его работы. Картины понравились Л. Базановой и Г. Потанину. Летом 1907 года Лидия Базанова с сыном Всеволодом, в сопровождении Гр. Потанина отправилась из Томска на Алтай, на берега р. Катуни. Горный Алтай с его яркой дикой природой, с шаманами, аилами, целебными источниками водопадами, бурными речками, текущими в складках высоких гор, очаровал художницу так, что она пробыла в 1907 году в глухих горах Алтая два месяца, затем еще два лета подряд приезжала в Узнезю писать этюды.Узнезя – село на правом берегу р. Реки Катуни. На левом – почти напротив Узнези – стояло село Анос в котором жил и творил художник-алтаец Григорий Гуркин.

Стремление показать русским и зарубежным европейцам Алтай, нарисовать тех людей, ту природу, которые и привело на берег Катуни в сёла Узнезя и Анос Л. Базанову. «Алтаец с трубкой», «Со свадьбы», «Народный съезд на берегу Катуни». Главы деревень съехались, чтобы обсудить устройство парома через реку. Уже после первой поездки на Алтай, весной 1908 года на выставке в Томске Лидия Базанова «отчиталась» о поездке на р. Катунь.

Работы Лидии Базановой, которые она посвятила алтайцам, вызвали живой интерес. Художница не могла написать много в течение нескольких месяцев, преподавание в частном училище живописи, в своей студии, устройство двухнедельной Рождественской выставки художника Г.И.Гуркина, написание статей об этой выставке, а еще была семья – муж и сын … Тем не менее, на выставке 1908 года были представлены 15 портретов алтайцев, поясных и в рост, была шаманка, одетая в ритуальное одеяние сидящая с бубном в руке своем жилище, на другой картине та же шаманка была изображена пляшущею. Она была запечатлена в тот момент, когда вихрем крутилась по одной точке с поднятым над головой бубном и «кайчи», т.е. рапсод, поющий былину под аккомпанемент национального струнного инструмента. Писавший рецензию на выставку картин художницы Базановой томский архитектор Владиславлев подчеркивал: «Наше горячее желание, чтобы г-жа Базанова продолжала свои посещения Алтая, тогда она ближе подойдет к душе алтайцев и в следующих картинах познакомит русское общество… с истинным содержанием этой народности, которая нас восхищает…»

В 1908 и 1909 годах летом Лидия Базанова продолжила свои работы на Алтае. Знакомила она с полотнами из жизни алтайцев не только томичей, но и красноярцев, иркутян. Высоко оценивали их и московские и петербургские художники, члены МОЛХ. Картины смотрели художники Василий Поленов, Константин Коровин, Илья Репин…

Иван Александрович Базанов

Недаром осенью 1910 года Академия художеств пригласила Л.П. Базанову принять участие в Международной выставке в Риме. Это была высокая честь. Еще ни один живший в Сибири художник не показывал свои работы на сибирские темы в Западной Европе. Лидия Базанова взялась тогда за подготовку на выставку двух картин из алтайской жизни. Муж-ректор И.А. Базанов, занятый по службе по горло, всегда помогавший ей, всегда поддерживающий ее в ее делах, всегда сопровождавший ее в поездках на отдых и по делам по Италии, Швейцарии, на Волгу, на Енисей, на озеро Байкал, по Крыму, живо откликнулся и на предстоящее участие жены в международной выставке. Выставка в Риме, конечно, была не персональной, жена была только в числе участников. Тем не менее… Нужно представить такие картины, чтобы на выставке запомнились. Так запомнились, чтобы потом были выставки персональные всероссийские и международные выставки. Тема у нее есть, своя, совсем новая тема для Росси и Европы. Сибирская. Тема воистину неисчерпаемая. Она еще довольно молода. Впереди большая творческая жизнь. Ее дар художницы, ее трудолюбие помогут ей достигнуть многих высот. Он ей, чем может, поможет. Если его имя юриста, ректора университета может послужить её будущей славе, он готов помогать. Конечно, прежде всего, дар. Но ведь дар всегда должен быть предъявлен, выставлен на показ, чтобы его замечали… Жена всегда соответствовала его представлениям о том, какой должна быть спутница ученого – красива, умна, хорошо одета, музыкальна, художественно одарена… О том, насколько талантлива жена, он никогда не задумывался. Его задачей, как мужа, было важно, чтобы жена рядом с ним была счастлива. Если ее счастье было в творчестве, то он это счастье, как мог, поддерживал и обеспечивал. Морально и материально. Жена была за это благодарна ему. Оба они были с Волги, он – из Нижегородской губернии. По рождению – волгари, по жизни, по образу мыслей – москвичи, по месту жительства – сибиряки. Часто они бывали на родине. Однажды после возвращения из отпуска в Томск она написала автопортрет, который назвала «Самарянка». Это был просто автопортрет. Для всех других. Но это был портрет, адресованный специально ему. На память мужу.
…Уезжали они из Томска летом 1913 года, Ивана Александровича ждала новая должность смотрителя Казанского и Киевского университетов. Достаточно высокая должность. Лидия Павловна оставила в дар будущей сибирской художественной галерее несколько своих картин, многие картины ее кисти остались в Томске, Иркутске, Красноярске, Барнауле в частных собраниях железнодорожников, ученых, купцов, многие – увезены в Петербург, Москву, за границу.

Она уезжала творить, была полна созидательных художественных планов… Переезд в Петербург, а из Петербурга в Казань мало оставлял времени уйти с головой в работу. Грянула война. Ей казалось – это ненадолго. Но… ранней весной 1916 года в Казани Лидия Павловна сильно простудила легкие…. 8/21 марта ее не стало. Сибиряки с горечью узнали об этом.

Муж пережил ее на 27 лет. После революции И.А. Базанов эмигрировал, преподавал, был ректором университета в г. Софии…

Валерий Привалихин.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top