Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ДУМА ВОШЛА В НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ РЕЖИМ

ДУМА ВОШЛА В НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ РЕЖИМ

Дума вошла в такой режим непредсказуемости, что писать что-либо заранее к дедлайну стало практически невозможно. На наших глазах с нами происходит процесс эволюционно-генетической стимуляции жизненной силы по Ламарку.
Извиняюсь перед поклонниками Дарвина, но ничего не могу поделать – текущие события в мире подтверждают, как нас глобально одурачили с детства.
Безусловно, главным событием пленарного заседания Госдумы в пятницу придется считать вовсе не разборки с депутатом Андреем Палкиным комиссии Натальи Поклонской по проверке доходов. Палкин написал лишнее в декларации и тем возбудил наши доблестные mainstream media, а потом еще и три десятка запросов направил с признаками конфликта интересов.
MSM п/у Вашингтона все сложнее удерживать внимание аудитории. Вашингтону приходится наращивать неотесанную грубость в фабрикации событий, ублажая сторонников и ставя партнеров в безвыходное положение врагов. Соответственно для осведомленного сегмента аудитории, независимо от отношения к США или Путину, на первый план вышли дискуссии в России по фабрикованным извне событиям. Такое обсуждение вызвало вынужденное заявление Думы в связи с решением Исполнительного комитета МОК от 5 декабря.
Признаюсь, я получил истинное удовольствие именно в эволюционно-генетическом плане. Ничего подобного нет и не может быть в дикой природе, как это происходит с Homo sapiens конкретно в России. Представим: самопроизвольное изменение экологических условий в биотопе или некий генетический инженер намеренно ставит популяцию в сублетальные условия и живучесть возрастает выше нормы, как это было в моем эксперименте in vitro. Как Жизнь, загнанная в бутылку, находит выход и перерождается, о том депутаты рассказывают своими словами.
В России сублетальности хватает уже более четверти века, и об этом тоже было сказано. Конкретно сказал Петр Толстой: «Я хочу напомнить, что за последние 30 лет в нашей стране сотни тысяч людей потеряли свою любимую работу, дело своей жизни и были вынуждены торговать на вещевых рынках. Сегодня все эти люди, граждане России, как и мы с вами, и они не хотят, чтобы их дети ставили под сомнение национальное достоинство страны, свой флаг, гимн и свою национальную идентичность. Они этого не хотят».
Однако в пятницу случился не вечер сладкой боли воспоминаний, а мучительные поиски выхода из искусственно запертой ситуации. Это происходило публично и это не инсценированное ток-шоу с матом «за стеклом», а живой процесс. Участники выходят на арену как гладиаторы без четкого представления о возможном завершении.
Для понимания Толстой прояснил картину того, что ждет наших олимпийцев, которые примут решение ехать. Не надо думать, что их там будут встречать с шампанским и с красной дорожкой. Обстановка вокруг них будет крайне тяжелой и недружественной. А сегодня, в пятницу, МОК вообще принял решение, только что появилась информация о том, что вообще никакого упоминания России на Олимпийских играх в Пхенчхане быть не должно. Коллеги из других стран будут давать оскорбительные комментарии, и западная пресса будет опять в истерике биться по поводу участия наших спортсменов. Мы это видели уже на Олимпиаде в Рио. Они действительно нуждаются в нашей поддержке.
«Приехавшие в Пхенчхан российские олимпийцы будут присутствовать на торжественной церемонии награждения иностранных спортсменов медалями, которые еще вчера принадлежали либо им, либо их российским коллегам, выигранные на Олимпиаде в Сочи. И нет никакой гарантии, что завоеванные на играх 2018 года в Пхенчхане медали, спустя какое-то время, не будут также отобраны и переданы вчерашним другим спортсменам. А стоящие на пьедестале победители из других стран, они будут чувствовать себя победителями победителей, частью великих наций, у которых никто не смеет отнять право защищать интересы своего государства на Олимпийских играх, будь они хоть до потери сознания накачаны допингом, просто более совершенным и который WADA поймать не может», – подчеркнул Толстой.
Мне придется со своей стороны обратить внимание на нюансы. Во-первых, в самом событии 5 декабря ничего необычного нет. Спортсменам других стран дана отмашка «Фас!» на российских спортсменов, так ведь аналогично ведут себя украинские журналисты в отношении коллег из России.
Вашингтон навязал свою дискриминационную внутреннюю политику всему миру не вчера и не только России. Таких решений было настолько много, что они давно описаны в романах, и в североамериканских и русских. Новое именно в думской дискуссии, передать ее смысл и накал не сможет даже стенограмма. Никто ничего не скрывал, просто в те час шесть минут, которые прошли от регистрации до голосования по постановлению, самый блестящий оратор не может вместить все, что, как ему представляется, он должен сказать. Многое остается за кадром.
Например, уже в конце заседания Ирина Роднина взяла слово по ведению, чтобы заявить протест в связи с позицией Толстого: «Я от своего имени, от всех олимпийцев, которые здесь находятся, я возмущена, что Петр Олегович сказал, что спортсмены не захотели выступать по поводу постановления. Если у него есть поручение выступать от фракции, то не надо нас так позорить. У нас тоже есть что сказать, и свою позицию не только от фракции, но и от спортсменов».
Вообще-то это нарушение регламента, но председательствующий Александр Жуков не прерывал и замечаний не делал.
Слишком многое в поведении Думы ломает стереотипы. Меня тут кое-кто из аппарата фракции ЕР обвинил в фашизме за констатацию факта отличий англосаксов от русских. Однако именно это сказала журналистам Роднина, которая была счастлива заявить свою позицию. Мы только защищаемся и проигрываем, потому что ведем себя по римскому праву, у англосаксов другое право, они другие.
Роднина заметно осмелела. Она уже говорила Виталию Мутко о зарплате детских тренеров 12 тысяч, он только улыбнулся.
Мы вступили в поток ломки стереотипов, искажающих картину мира. Как объяснить, что реальная оппозиция вовсе не на улице и даже не у думских миноритариев, а в самой фракции партии власти? Долгие годы без шума и пыли защитой граждан от лишних жилищных проблем занимался Павел Крашенинников. Первым против политики Минэка всерьез выступил Игорь Руденский еще в позапрошлом созыве. Наталья Бурыкина попыталась на свою голову разобраться с валютной спекуляцией на курсе рубля. Сергей Шишкарев выступил в самый провал с безопасностью на транспорте. Надежда Школкина не щадя мандата своего боролась с разрушением генетических коллекций. Все они были единороссами.
Перелом наступил на фронте войны за порядок в реестрах, когда на последнем заседании весенней сессии Ольга Тимофеева в лицо потребовала ответа от всесильного зампреда правительства Дмитрия Козака. Это было впервые, и также впервые ей за это ничего не было.
В среду против законопроекта о передаче штрафов на дороге в частные руки выступил Вячеслав Лысаков. Его поддержала Ирина Яровая. Сегодня закон принят в третьем чтении и какая-то польза от него все же будет. Как отметил Андрей Исаев, ПДД регулировались подзаконными актами, их передают в закон. Кроме того, убрали право устанавливать платный въезд в города.
И вот сегодня с возмущенным заявлением выступила Ирина Роднина.
Благодаря сопротивлению Думы законодательство начинает приобретать отдельные человеческие черты, но пока проблем все же больше, чем достижений. Из-за наслоения стереотипов со всяческими благоглупостями приходится принимать такие законы, как по уголовной ответственности за ложные сообщения о бомбах и за жестокость к животным. Почему надо сажать за то, чего в принципе не должно быть без всякого закона? Как можно через УК РФ наказать телефонного робота на Украине, где работает прямое управление Вашингтона? Почему опытный Крашенинников ни слова не сказал против введения в закон критерия жестокости? Жестокость не может быть квалифицирующим признаком преступления, поскольку объективному вменению не поддается. Понятно, что закон стал уступкой зоозащитникам как одно из условий убрать протестные пикеты улицы. Однако юридическая проблема налицо. В данном случае мы имеем проблемы правоприменения, которые законом не решаются, а усугубляются.
Крашенинников об этом знает лучше всех. Однако необходимо находить выходы из искусственно безвыходных положений, и в этом состоит основа работы депутата Госдумы. Поэтому в ответах на вопросы коллег он сказал, что любое законодательство лучше работает, когда оно меняется системно. Мы не собираемся кричать, что мы сейчас примем и все произойдет. Закон – это только предпосылка, только инструмент для борьбы.
Одни вопросы решаются, другие провисают и наслаиваются новые, генерируя правовую неопределенность и возможности злоупотреблений. Например, нет ответа на вопрос Алексея Куринного о том, что такое увечье?
Поэтому нет ничего нового или необычного в том, что нет ответа, как вести себя спортсменам или депутатам на Олимпиаде в ситуации, описанной Толстым. Валерий Газзаев призвал ехать и петь Гимн, чтобы поддержать наших спортсменов. Жуков удивился: они не поедут, а вы поедете? Хотя при этом сам склоняется к участию, что возмутило Жириновского. Вождь описал поведение англосаксов круче Родниной, но и его в фашизме не обвинили. Как-то уже все понемногу встает на свои места, что мы в перестройку перевернули с ног на голову.
Игорь Лебедев поинтересовался, за что извинялся Жуков.
Надо сказать, Жуков растолковал исчерпывающе, выдержав паузу со среды.
Итак, зампред ГД и глава ОКР Жуков сообщил следующее, имея в виду, что не все нашло отражение в СМИ.
На заседании Исполкома МОК были оглашены итоги работы дисциплинарной комиссии МОК: «Дисциплинарная комиссия не обнаружила никаких документально подтвержденных, независимых и беспристрастных доказательств, подтверждающих поддержку или знание этой системы высшими государственными органами России». Сделан важнейший вывод, наши политические оппоненты, кто выступали за полное отстранение России от Олимпиады, от олимпийского движения, утверждали, что в России существовала государственная поддержка допинга. Так вот, в этом вопросе поставлена точка и комиссия признала, что никакой государственной поддержки допинга в России не существовало.
А что же было? По мнению комиссии, в Российской антидопинговой лаборатории осуществлялось систематическое манипулирование антидопинговыми препаратами и махинацией с антидопинговыми процедурами. Кто это делал?
Решение комиссии: «Директор лаборатории Родченков разработал методологию для обмана допинг-тестов, он со своими коллегами получал финансовую выгоду, поощряя спортсменов покупать допинг и в случае положительных тестов получать деньги за то, чтобы скрыть их».
То есть, по мнению комиссии, в нашей антидопинговой лаборатории во главе с ее председателем существовала группа людей, которая привозила допинг в Россию, спортсменам допинг давала и, когда появлялись положительные тесты, скрывала результаты. По сути, преступная группа, против которой Следственным комитетом России сейчас ведется уголовное расследование.
Дисциплинарная комиссия отметила, что нет никаких данных об участии ОКР в этих нарушениях, однако именно ОКР отвечает за продвижение основных принципов и ценностей Олимпиады, олимпизма в России, включая реализацию Кодекса WADA, и он должен взять на себя ответственность за сбой в работе антидопинговой системы в России.
А в связи с этим приостановлено членство ОКР в МОК и введен особый порядок приглашения отдельных российских спортсменов на Олимпиаду в Пхенчхане.
На заседании Исполкома Жуков задал вопрос: молодые спортсмены почему должны отвечать за то, что творила шайка преступников в этой лаборатории? Почему вы налагаете коллективную ответственность на них, почему они должны быть ущемлены в их правах, выступая на Олимпиаде не под флагом России? Почему на основании показаний этого Родченкова, какого-то списка «Дюшес», который он придумал, наших спортсменов пожизненно наказывают, отстраняют от участия в Олимпийских играх? Пожизненное наказание вообще недопустимо, и уже суд CAS неоднократно указывал на это, тем не менее.
Комиссия Освальда доверяет Родченкову, потому что он находится под программой защиты свидетелей в США и может говорить прямо и открыто. Жуков такую аргументацию назвал неубедительной и просто издевательской. На основании показаний признанного самой же комиссией мошенником применяются жестокие санкции, пожизненная дисквалификация.
Жуков обещал, что они все будут оспорены в суде в CAS. Наши спортсмены оказались в сложнейшей ситуации. С одной стороны, решение в такой ситуации – ехать на Олимпиаду и выступать там – это сложнейшее решение. Все понимают, какая будет обстановка. Многие сейчас выступают на соревнованиях, видят отношение к ним некоторых зарубежных спортсменов, журналистов. Зарубежных спортсменов подогревают публикации о том, что якобы российский спортсмен нечистый, хотя за последние два года наши прошли самое большое количество допинг-тестов. Процент выявления допинга самый низкий, то есть наши спортсмены сегодня самые чистые спортсмены в мире, об этом говорит статистика. Тем не менее все равно наши политические противники подогревают своих спортсменов.
В этой обстановке очень трудно будет выступать на Олимпиаде. Жуков считает, что мы живем в демократической стране и мы не можем навязывать спортсменам наше мнение – надо ему ехать или нет, это должен каждый решить за себя, это свободный выбор, выбор очень непростой. Мы слышим в адрес тех, кто собирается ехать, в отсутствии патриотизма. Это недопустимо. Тот, кто это говорит, пытается вбить клин между нашими спортсменами, которые поедут или не поедут на Олимпиаду. Нужно поддержать и тех, и других. Если мы их не поддержим, это будет абсолютно неверно. Тот, кто сегодня призывает к бойкоту, должен понимать, что бойкот вычеркнет нас из олимпийской истории на долгие годы. Этого добиваются наши политические противники. Они к этому нас подталкивают.
«Меня вот спрашивают, за что я извинился перед членами МОК. К сожалению, эта лаборатория со всеми этими преступниками, она не на Марсе существовала, а в нашей стране. И, к сожалению, ее деятельность не была вовремя раскрыта. И она нанесла колоссальный ущерб прежде всего нашим спортсменам, сотням наших спортсменов. И, конечно, она нанесла колоссальный ущерб в целом олимпийскому движению. Здесь двух мнений быть не может. Да, Олимпийский комитет России, и это везде сказано, не причастен никоим образом к этому был. Но я извинился за это. И считаю, что правильно сделал, потому что отрицать тот вред, который эти люди нанесли, невозможно», – сказал Жуков.
Взял слово Жириновский, и его никто не мог остановить: «Нам говорят, что группа мошенников действовала. И что, никто этого не видел? Три года, в Москве? Министр спорта ничего не знал? Вице-премьер ничего не знал? Сами спортсмены, которые принимали, молчали, как рыба?»
Вот здесь требуются пояснения, потому что на основании того, что известно мне из Думы, обвинить можно обоих. Конечно, Жуков не мог не знать, потому что при полном непротивлении злу убрали несговорчивого Дурманова и посадили продажного Родченкова. Была такая как бы уступка за Олимпиаду в Сочи. Это было время, когда ликвидировали Росспорт вместе с Вячеславом Фетисовым. Потом Фетисова убрали из Совета Федерации, где он всерьез занялся детским спортом и ДЮСШ.
Так что знали все, времена были другие. И я был другим. Лет пять назад я бы потребовал ответа, почему вместо извинений Жуков не ставит вопрос о массовом применении допинга спортсменами США? Благо поймать в думских коридорах нетрудно и он никогда не уклоняется от информативного ответа на любой, зачастую неожиданного. Однако был случай, депутат Валерий Селезнев первым в Думе сказал о необходимости трибунала типа Нюрнбергского по злодеянием Вашингтона. Потом ФБР его сына зачем-то украло в третьей стране, а я чувствую себя виноватым. Осудили столь жестоко, что явно неслучайно.

Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top