Вы здесь
Главная > #ОБЩЕСТВО > БРАК ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ТАИНСТВОМ

БРАК ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ТАИНСТВОМ

18 декабря 1917 года был принят «Декрет о гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния».

Этот судьбоносный документ был подписан председателем Совнаркома Владимиром Ульяновым (Лениным), председателем ЦИК Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов Яковом Свердловым и управляющим делами Совнаркома Владимиром Бонч-Бруевичем. С этого дня брак в Советской России перестал быть церковным таинством, а супружеские отношения полностью освобождались от бремени «религиозных предрассудков». Браки по церковному обряду, заключенные после принятия Декрета, не влекли за собой никаких юридических последствий, так как стали частным делом лиц, вступающих в брак.

«Российская Республика впредь признает лишь гражданские браки. (…) Заявления о желании вступить в брак не принимаются: а) от лиц мужского пола ранее 18 лет, женского — 16 лет от рождения. В Закавказье туземные жители могут вступать в брак по достижении женихом 16 лет, а невестою – 13 лет; б) от родственников по прямой линии, полнородных и не полнородных братьев и сестер, — причем наличность родства признается также между внебрачным ребенком и его потомством с одной стороны и его отцом и его родственниками — с другой; в) от состоящих в браке и г) от умалишенных», – сообщалось в документе.

Виновные в даче заведомо ложных показаний об отсутствии вышеперечисленных препятствий могли быть привлечены к уголовной ответственности.

Вторым после «гражданского брака», важнейшим и не менее «революционным» положением Декрета стало уравнение в правах законных и незаконнорожденных детей. Кроме того, документ предусматривал возможность установления отцовства в судебном порядке.

Интересно, что в те годы установление отцовства обосновывалось исключительно показаниями женщины и случаи судебного отказа в удовлетворении исков женщин были чрезвычайно редки.

На следующий день, 19 декабря 1917 года, был принят Декрет «О расторжении брака», который изъял все дела о расторжении брака из ведения религиозных судов. Развод по обоюдному согласию мог быть оформлен в ЗАГСе, а дела о разводе, возбужденные по заявлению одного из супругов, подлежали рассмотрению в судах. Суд вызывал обоих супругов, и, убедившись в том, что просьба о расторжении брака исходит от обоих супругов или одного из них, судья единолично принимал определение о расторжении брака и выдавал свидетельство о разводе. Одновременно суд мог определить вопросы о месте проживания детей и о выплате алиментов, а также о предоставлении мужем содержания жене.

Кстати, авторы закона «О расторжении брака» полагали, что введение свободы развода станет предпосылкой и условием раскрепощения советской женщины. Однако, как показала жизнь, в первую очередь правом на развод стали активно пользоваться мужчины.

В одном из подзаконных актов той поры говорилось: «Для проведения в жизнь декрета от 18 декабря 1917 года «о гражданском браке, о детях и о введении книг актов состояния» незамедлительно начинают действовать «отделы записей браков и рождений», и далее: «создаются статистические отделения для ведения учета всех рождающихся, вступающих в брак, умерших или разведенных».

Судя по сохранившимся протоколам совещаний руководителей системы управления ЗАГС, им в то время приходилось решать все вопросы одновременно: от подбора подходящих помещений до размера взимаемой госпошлины.

«Для классовых задач рабочего класса совершенно безразлично, принимает ли любовь форму длительного и оформленного союза или выражается в виде преходящей связи. (…) Идеология рабочего класса не ставит никаких формальных границ любви. (…) Буржуазная идеология требовала, чтобы все эти свойства человек проявлял по отношению только к избраннице или избраннику сердца, к одному единственному человеку. Пролетарская идеология дорожит главным образом тем, чтобы данные свойства были разбужены и воспитаны в человеке, а проявлялись бы в общении не только с одним избранником сердца, но и при общении со всеми членами коллектива», – выражала господствовавшие в то время в обществе настроения Александра Коллонтай в письме трудящейся молодежи «Дорогу крылатому Эросу».

Однако, как показали события последующих лет, на этом процесс эмансипации матримониальных отношений от всякого рода «предрассудков» в России не остановился, по крайней мере, де-факто… Сейчас молодые люди сплошь и рядом называют «гражданским браком» незарегистрированное сожительство, наглядно подтверждая известную максиму, согласно которой «есть у революции начало, нет у революции конца».

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top