Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПОДАРОК СЕНАТОРОВ СОБАКЕ, САМОМУ ЛЮБЯЩЕМУ ЖИВОТНОМУ, НА ЕЕ ГОД

ПОДАРОК СЕНАТОРОВ СОБАКЕ, САМОМУ ЛЮБЯЩЕМУ ЖИВОТНОМУ, НА ЕЕ ГОД

СФ завершил осеннюю сессию 2017 года маленьким переворотом и разгулом демократии, чего уж точно никто не ожидал.

Следующее заседание намечено на 17 января. На правительственный час приглашен министр сельского хозяйства Александр Ткачев, чтоб заранее рассказал о подготовке к весенним полевым работам. Решение принято в конце 426-го заседания во вторник, которым Совет Федерации завершил напряженную осеннюю сессию.

Валентина Матвиенко обошлась без победных отчетов по законодательной работе, в такой день это было бы неуместно, и подвела итог достаточно оригинально. По словам председателя СФ, этот год запечатлеется прежде всего победами над силами зла.

После разгрома терроризма в Сирии и спасения страны Матвиенко назвала выход экономики из рецессии как одно из существенных достижений года. Началось восстановление, рост реальных заработных плат. Со следующего года стартует проект «Десятилетие детства». В Петербурге успешно провели 137-ю Ассамблею Межпарламентского союза, и Матвиенко гордится этим. Интерес к России постоянно растет. Чтобы выборы прошли без нарушений. Впереди женский форум. Летом пройдет ЧМ по футболу. Наступает год Собаки, самое любящее животное. В завершение Матвиенко поздравила россиян с Новым годом и пожелала своему ведомству, чтобы мы граждан страны радовали только хорошими новостями.

Сенаторы именно сегодня так и сделали.

Несмотря на отчетоемкую «Стратегию в интересах детей» и разработку новой программы «Десятилетие детства», в стране продолжается невидимая мировая война с детством. Даже тот, кого лично миновало лихо, может просто внимательно посмотреть книжки и мультфильмы своих детей-внуков и обязательно найдет там нечто любопытное до ужаса.

Сенатор Антон Беляков после своего выступления по проблеме педофилии на разминке месяц назад при поддержке Елены Мизулиной и Валентины Матвиенко создал рабочую группу, наметив в апреле провести парламентские слушания. Перед закрытием сессии пригласил поучаствовать в слушаниях Матвиенко, и она охотно согласилась: тема важная.

В комментариях «МП» сенатор Беляков сообщил, что после того, как он в Думе снял с рассмотрения свой законопроект по борьбе с педофилами в обмен на обещание проработать вопрос, была создана рабочая группа Ирины Яровой и Белякову довелось участвовать во всех ее заседаниях числом два. После этого ничего.

Вообще говоря, русским парламентариям пора бы начать соображать, что терроризм квазигосударства ИГИЛ, батальоны типа «Азов» на Украине, бойня в Донбассе, модерация групп смерти «Синий кит», субкультуры АУЕ, разрушение семьи и детства под видом ЮЮ, «борьбу с коррупцией» по Навальному, экологический терроризм для ликвидации производства, безумство зоозащиты и многое другое делают те же аналитики, которые создали BlackWater под крышей США. Не говоря уже о такой «мелочи», как война с отечественным породным собаководством и профессиональной охотой – сначала в форме Конвенции о «гуманных капканах», теперь вот – законом по запрету контактной притравки.

Однако начнем сначала, коль скоро сначала ничего не предвещало. В повестке 99 вопросов и никаких правительственных часов или экспертов. 92 закона и четыре постановления, включая Заявление СФ в связи с принятием Сеймом Латвийской Республики Закона «О статусе участника Второй мировой войны». В латвийском законе статус участника Второй мировой войны присваивается как военнослужащим Советской армии и стран антигитлеровской коалиции, так и воевавшим на стороне нацистской Германии. Вызывает возмущение СФ, что этот глубоко кощунственный акт принят сразу после того, как абсолютное большинство государств 19 декабря 2017 года поддержало резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Узнаете почерк? Понятно, приведенную выше рекурсию проявлений войны против разума и человечности можно продолжать бесконечно.

Представил проект заявления председатель комитета СФ по международным делам Константин Косачев. По его словам, Сейм принял чудовищный документ. Якобы Латвия не несет ответственности за действия оккупационных властей. На территории Латвии действовало 46 тюрем и 23 концлагеря, именно в Латвии евреи были уничтожены, как нигде в мире. 27 латвийских полицейских батальонов зверствовали не только в Латвии.

Николай Рыжков предположил, что это заявление они проглотят, а нам нужно думать, что делать дальше. Мы знали, что они делали, но нам нельзя было разрушать Советский Союз, признался Рыжков.

Заявление приняли, после него ратифицировали Конвенцию Совета Европы о борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения. Далее пошла скучная рутинная гонка. 92 закона – это не рекорд, но среди них есть весьма такие спорные, как о ввозе-вывозе культурных ценностей или о запрете контактной притравки. В прошлом подобные документы споров не вызывали, а в 2017 году обострилась теневая война за влияние в формате proxy. Сенаторы выглядели подавленными, как наказанные за какую-то шкоду, которой не совершали. СФ щелкал законы, как орешки, настолько быстро, что не успеваешь записывать результат.

Зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Виталий Шуба попытался растолковать закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты РФ», так Валентина Матвиенко осадила сенатора: вы докладываете больше двух минут, просьба завершать.

Поговорить было о чем. В процессе работы над вторым чтением в Думе закон о налогообложении контролируемых иностранных компаний был дополнен нормами совершенно другой сферы по налоговому прощению исходя из итогов пресс-конференции Путина. Земельный налог снижается на шесть соток по одному участку для пенсионера. Происходит списание безнадежных к взысканию недоимок по транспортному налогу и другим. Надо отметить, сенатор Шуба сформулировал более четко и без митинга, как вышло у депутатов. Да вот не судьба.

Еще один нарушитель стремительной рутины проявился в лице зампреда СФ Евгения Бушмина. СФ без обсуждения принял два совершенно разных закона под одинаковыми названиями «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ». Бушмин попросил как-то дифференцировать, чтобы людям было понятно, о чем закон. И действительно: один определяет участие граждан в принятии решений в области градостроительной деятельности, другой – о совместном территориальном планировании смежных субъектов Федерации. Бушмин прав, потому что правительство под давлением обстоятельств выполняет поручения так, чтобы по возможности о результате никто не узнал.

Молча или почти молча приняты законы о повышении МРОТ, выплатах на детей, расширении применения материнского капитала, налоговый закон в части ввоза-вывоза культурных ценностей и о негосударственных музеях, о третьей отсрочке требования высшего образования судебных приставов.

Такие законы невозможно принимать без дискуссии, они либо окажутся несбыточными обещаниями, либо следует обеспечить механизм реализации в блоке с механизмом контроля.

Сенаторы сломались на законе по запрету бесконтактной притравки и впали в разгул демократии, совершив небольшой переворот, как сказала Валентина Матвиенко. Председатель под давлением скрытых сил глобальной природы была вынуждена настаивать на одобрении закона, но в итоге, кажется, сама была рада, что ее не послушались.

На сенаторов явно передавили. В итоге парламентской фронды закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» в части предотвращения жестокого обращения с животными» получил только 43 голоса, 78 были против и 22 воздержались.

Вскрыл ящик Пандоры все тот же Антон Беляков совершенно невинным, казалось бы, замечанием: в законе отмечены только охотничьи собаки, а понятие не определено. Может быть, поработать с профессиональным сообществом?

Сенатор долбанул точно, как дятел в гнилое с плесенью, потому что именно профессионалов авторы закона боялись больше всего и постарались изолировать их от дискуссии. Особенно опасен коллега Андрей Клишас как специалист одновременно и в законах, и в охотничьем собаководстве.

Докладчик от ответственного комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Степан Жиряков охотно согласился, у нас отсутствует такой закон о собаководстве. Есть договоренность, будет разрабатываться.

Можно представить, что это будет от авторов сегодняшнего шедевра. Сергей Калашников заявил, что любая мысль, доведенная до логического конца превращается в абсурд, как о сексуальных меньшинствах.

Жиряков призвал не приравнивать собак к сексуальным меньшинствам. И диких животных тоже.

К неудовольствию председателя, с содержательной речью выступил Владимир Лебедев, за что и поплатился – ему выпало возглавить согласительную комиссию. До этого сенатор Лебедев сообщил, что не видел загрызенного кабана собакой или медведя, а вот наоборот сколько угодно. Собаки спасают человека ценою жизни. Этот закон о ликвидации отечественного охотничьего собаководства. Разработчики закона этого не знали. По словам Лебедева, в работе над текстом произошла подмена.

С критикой закона выступили Антон Беляков, Ольга Ковитиди, Ильдар Ахметзянов, Сергей Лисовский, Вячеслав Штыров, Александр Шишкин, Светлана Горячева, Алексей Кондратенко, Алексей Вайнберг, Сергей Иванов.

Валентина Матвиенко как ни в чем не бывало констатировала «хорошее обсуждение». По ее словам, закон обсуждается уже год и все пришли к выводу, необходим некий компромисс – на расстоянии и с сетками. Одни приходили ночевали у Думы, теперь могут приходить охотники, благо у них есть опыт.

Откуда Матвиенко взяла, что у охотничьего сообщества более мощный лоббистский ресурс? В любом случае она сомневается, что будет найден компромисс, который успокоит общество.

Однако и после этого возмущенные выступления не прекратились. Матвиенко стала звать: разработчики есть закона?

Грудью на амбразуру бросился председатель комитета ГД по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Повторив отработанные на Думе аргументы, Бурматов заявил, что семьдесят стран использует бесконтактный метод.

Тут пошел такой вал негодования, что сенатор Сергей Митин сорвал аплодисменты словами «Эти доводы о семидесяти странах, где медведи никогда не водились».

И после этого Матвиенко еще ждала, что кто-то из защитников животных выступит.

Как раз охотники являются защитниками, заявил Сергей Иванов. То, что говорил депутат Бурматов, это чепуха полная, нигде бесконтактной нет.

Матвиенко дала высказаться всем и поставила на голосование, получив разгромный результат на красном табло.

В итоге создали согласительную комиссию для доработки закона. Матвиенко предупредила, что Госдума может не согласиться и преодолеть отклонение Совета Федерации.

Может быть, это был бы лучший вариант, чтобы закон в неизменном виде ушел на очередную проверку президента. Путину не впервой отклонять закон о животных, чем он занялся, едва вступив в должность 17 лет назад.

Испытав облегчение, сенаторы заговорили. Под критику приняли законы о продлении возраста дожития со снижением выплат накопительной пенсии, также об индексации пенсий на два месяца раньше, но опять без работающих пенсионеров.

Евгений Бушмин требовал ответа: что экономим?

В спорах СФ принял закон о ввозе и вывозе культурных ценностей. Антон Беляков в сравнении назвал цветочками закон об охоте. Почему министр Владимир Мединский против? Закон открывает лазейку для вывоза без возврата.

Людмила Нарусова спросила, принимали во внимание мнение Михаила Пиотровского?

Замминистра Владимир Аристархов все аргументы скопом жестко отрицал. Лазейки нет. Запрещается вывоз музейного фонда, объектов археологии. Особо ценное запрещаем вывозить в ЕврАзЭС, как и в дальнее зарубежье. Другие страны ЕврАзЭс уже ввели. Письмо Пиотровского у Аристархова с собой.

Относительно позиции Мединского его зам Аристархов сочиняет, с возмущенной критикой выступали зампреды комитета ГД по культуре Владимир Бортко и Елена Драпеко.

По словам замминистра, сенатор Беляков вводит в заблуждение, позиция министра относилась к предыдущей версии, а эта версия согласована и не вызвала возражений.

Беляков отверг голословные утверждения Аристархова. Хотят вывозить без возврата. У белорусов и казахов не вывезешь, поэтому они против принятия закона в России, будет утекать через Россию. Культурная ценность становится финансовой, что для Минфина понятно.

Нарусова добавила: не случайно закон вносит Андрей Макаров, он возглавляет бюджетный комитет. Финансово-чиновничий подход сенатора не устраивает.

По настоянию Матвиенко закон все же приняли, как бы правительство несет ответственность. Далеко оно его внесет и в какую сторону, возможно, мы узнаем после выборов. А может, и нет, все останется покрыто тем же мраком, под которым источник решений не найдешь.

Однако лично мне особенно приятно, что гвоздем дискуссии по закону о вывозе стала позиция министра Мединского, который наконец получил возможность высказываться открыто. В прошлой жизни, когда Мединский в одиночку противостоял атаке на породное собаководство, потребовался весь его гений парламентаризма и ему удалось-таки привлечь специалистов и в части кинологии и по жестокости к животным. После его ухода из Думы путь сюда специалистам заказан. Однако времена уже не те, менее мракобесные.

Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top