Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КАК ОНИ МОГЛИ ЗНАТЬ?

КАК ОНИ МОГЛИ ЗНАТЬ?

Я был знаком с людьми, которые с поразительной точностью предсказали, что будет со страной. Причем, в переломные моменты, когда абсолютное большинство пребывало в полном тумане или эйфории.

Вспомнил о них, прочитав прогноз Министерства финансов на 2035 год. Хорошо, что не на 2019-й. К 35-му году многое случится и многое сотрется в памяти, новое поколение вырастет. А то, помнится, в 2007 году Алексей Кудрин, будучи министром финансов РФ, прогнозировал, что через два года мы обгоним Францию по объемам экономики и в ближайшее десятилетие войдем в шестерку крупнейших экономик мира.

Возможно, в том числе и по этому поводу вице-премьер Аркадий Дворкович, когда эти два года прошли, сострил: «Экономистов придумали для того, чтобы на их фоне хорошо выглядели синоптики».

Клевета! Прогнозы синоптиков всегда сбываются – раньше или позже. Пусть с ошибкой на день, неделю, месяц, но сбываются.

Однако оставим суетное.

Как назвать людей, которые дали точный прогноз на будущее страны? Тем более – в судьбоносные времена. Пророки – очень уж громко. Прозорливцы? Просто очень умные люди?

Знаю два примера.

Лето 1991 года. После первых в истории выборов президента России мы с Капитолиной Кожевниковой, автором знаменитых статей в “Литературной газете” о сельском хозяйстве, обсуждали в редакции «ЛГ» текущие дела. (Капитолина уехала в США, живет в Балтиморе, в прошлом году отметила 90-летие, дай Бог ей здоровья.) А более всего, конечно, говорили о только что прошедших выборах. Радовались народному единодушию.

Вошел в кабинет Саша Левиков – известнейший в то время экономический обозреватель (уехал в Чехию, умер в Праге в 2015 году, в возрасте 89 лет). Ветеран Великой Отечественной войны, Александр Левиков – один из знаменитых журналистов 70-80-х годов. А еще он писал стихи; многие коллеги помнят песню, впервые прозвучавшую в 1962 году:

Трое суток шагать, трое суток не спать

Ради нескольких строчек в газете…

Если снова начать, я бы выбрал опять

Бесконечные хлопоты эти…

Услышав наши восторги по поводу избрания Ельцина, Левиков чуть ли не закричал:

– Да вы что? Неужели не понимаете – он скоро устроит такое, что мы рыдать будем!

– Это ты не понимаешь, Саша! – отвечали мы ему. – Ельцин – наш. Мы, народ, подняли его на своих ладонях.

И я даже показал: поднял руки, развернув ладони.

– Это впервые в истории! – говорили мы с Капитолиной. – И если Ельцин пойдет против народа, мы просто уберем свои ладони – и он рухнет.

И я развел руки в стороны и опустил – показал, что с Ельциным будет.

– Подождите, – вздохнул Саша, заканчивая бесполезный спор. – Скоро узнаете, что он с нами сделает.

Как он мог предвидеть???

Скоро, очень скоро произошло то, что произошло. Каждый из нас может немало рассказать про ошеломительный экономический поворот от социализма к капитализму, при котором большинство оказалось на обочине. Сами реформаторы назвали его шоковой терапией. Терапии не было и нет, а шок остался, мы в нем живем и, похоже, будем жить. Впрочем, для объективности, обратимся к мнению постороннего – американца Джозефа Стиглица, лауреата Нобелевской премии по экономике. В 2001 году в книге «Глобализация: тревожные тенденции» он писал о нас:

«Приватизация подорвала доверие к правительству, демократии и реформам. В результате раздачи природных богатств до того, как вступила в строй налоговая система сбора природной ренты, кучка друзей и сподвижников Ельцина превратилась в миллиардеров… Проявилось намерение сохранить у власти существующую группу, коррумпированность которой была очевидна… Даже «разбойничьи бароны» американского Дикого Запада умножали богатство страны, хотя и отхватывали от него себе немалый кусок. Российские олигархи разворовывали и проедали имущество, оставляя страну еще беднее… С Россией случилось худшее из возможного… Прогноз на будущее мрачен. Крайнее неравенство тормозит экономический рост… Социальное неравенство, чудовищная бедность, возникшие за последнее десятилетие, образуют благодатную почву для различных движений, от национализма до популизма. Некоторые из них представляют угрозу не только для будущего российской экономики, но и для мира на планете».

Второй пример – из того же 1991 года.

В начале сентября, после августовского путча, в разгар эйфории от победы демократии журнал “Журналист” попросил некоторых политиков (и почему-то меня) ответить на вопрос: «Какими представляются вам отношения между народами бывшего Союза ССР через год и через пять лет?» Совершенно загадочно и непонятно словосочетание «бывшего Союза ССР». Никакого «бывшего» тогда еще не было! Все было вполне настоящим. Мы жили в Советском Союзе. Горбачев – первый президент СССР! Главы республик обсуждали новый союзный договор. Да, мы догадывались, что есть там сложности, но дискуссии – это же нормально, тем более, после глобального события – окончательного крушения власти КПСС.

Потом, годы спустя, я спрашивал тогда еще живых организаторов опроса. Никто из них не помнил, как, почему и откуда возникла формулировка – “бывшего Союза ССР”. Возможно, имелся в виду СССР как «антидемократическая империя». Дело еще и в том, что тогда обсуждалось новое название государства, предлагалось, например, ССР – Союз Суверенных Республик, и т.д. Но почитайте, с какой уверенностью (!) говорили политики о распаде СССР и даже о том, что его уже нет – в сентябре 1991 года!

Анатолий ДЕНИСОВ, народный депутат СССР:

«Для меня как автора учебника “Теория больших систем управления” вполне органичны и нынешний распад Союза, и его грядущая реконструкция… Через год у нас будет единое экономическое пространство, где сквозь дымящиеся развалины станут прорастать побеги нового Союза… Лет через пять это приведет к воссозданию единого унитарного государства с демократическим устройством, которое не будет отождествлять суверенитет с демократией, а анархию со свободой».

Марью ЛАУРИСТИН, вице-спикер Верховного Совета Эстонии:

«Освобождение от Союза означает раскрепощение каждого народа… За пять лет могут возникнуть совершенно новые или хорошо забытые старые связи. Например, скандинавские страны и Балтийский бассейн, Петербург, Новгород… то есть члены старой Ганзейской семьи… Что касается общего будущего того конгломерата, который раньше назывался Союзом ССР, я бы тут не стала предсказывать. Пять лет — слишком короткий срок».

Председатель Верховного Совета РСФСР Руслан ХАСБУЛАТОВ:

«Республики хотят жить самостоятельно… Сейчас иллюзия поддерживается значительным потоком ресурсов, распределяемых через оставшиеся каналы централизованного снабжения. Когда же через год-два установятся рыночные экономические связи, республики более трезво взглянут на вещи… Лет через пять можно будет говорить о сообществе бывших союзных республик. К этому времени я вообще-то вижу уже процветающее содружество».

Зорий БАЛАЯН, народный депутат СССР:

«Предстоящий год, возможно, – самый ответственный за историю страны. По инерции его еще можно прожить, уничтожая последние запасы. Но через год настанет катастрофа. Она начнется с репрессий по отношению к демократам (!!! – С.Б.). В дальнейшем выбросят из Мавзолея Ленина, отстранят от власти Горбачева». (!!! – С.Б.)

Среди этих политиков почему-то оказался и я. Вероятно, меня включили в опрос не то как представителя народа, не то как представителя журналистского цеха. Я ответил со всем пылом и жаром души:

«Помимо политического и экономического пространства есть наше общенародное пространство, объединенное русским языком и общей судьбой, где все мы – свои, и это из нас ничем не вышибешь. Это чиновники и цекисты (работники ЦК КПСС, расширенное определение партийной номенклатуры вообще – С.Б.) кричат, что рухнул Союз, а на самом деле рухнуло тоталитарное государство, а НАША СТРАНА – осталась и останется».

Наивный… Но разве я один так думал? Полагаю, абсолютное большинство.

А Денисов, Лауристин, Балаян все предвидели, предугадывали. Как? Наверно, просто потому, что очень умные…

Журнал с нашими ответами вышел в декабре. Когда СССР уже перестал существовать.

В этом году, 30 декабря, СССР отметил бы 95-летие со дня образования.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Добавить комментарий

Loading...
Top