Вы здесь
Главная > #ЛЕГЕНДЫ > МОСКВА. ХАМОВНИКИ. “БУТОН БУЛГАКОВ. ЗВОНИТЬ 2 РАЗА”

МОСКВА. ХАМОВНИКИ. “БУТОН БУЛГАКОВ. ЗВОНИТЬ 2 РАЗА”

Такую табличку, поселившись в Хамовниках, поместил писатель на дверях своей квартиры на Большой Пироговской. То, что нынче зовется столичным районом Хамовники, пару столетий назад являло весьма пеструю местность. Путь от Пречистенки к юго-западу оборачивался движением от барских особняков к армейским казармам, кособоким избенкам, сараям, складам и откровенным пустырям. Собственно, сами Хамовники, ушедшая ткацкая слобода, группировались у изящной Никольской церкви, и по сей день выделяющейся из общего вида Комсомольского проспекта. М. Н. Загоскин так характеризовал это место: “Хамовники во всех отношениях походят на самый дюжинный уездный городишко”.

И все-таки столь разномастный хамовнический быт из года в год скрашивался объединяющими всех праздниками. Наиболее почитаемым и ожидаемым среди них, бесспорно, было Рождество…

Вплоть до строительства университетских клиник центром московского балаганного увеселения было хамовническое Девичье поле. Сюда по Рождеству устремлялись тысячи горожан всякого сословия, и именно сюда, к балаганам Девичьего, романом “Крещеный китаец” возвращался Андрей Белый, а Иван Шмелев – рассказом “Наполеон”. Ряженые люди ходили по частным домам с колядками, их жаловали монеткой и чем-нибудь согревающим душу. Думается, колядование было хорошо знакомо киевскому уроженцу Михаилу Булгакову, деды которого некогда принадлежали к священству, а отец преподавал в семинарии. Обосновавшись в Москве, Михаил Афанасьевич волею случая оказался в Хамовниках, где спустя годы и завершил свои дни.

Нащокинский переулок, 3/5, – дом по этому адресу, снесенный со временем первый писательский кооператив, станет финальным адресом литератора. Да и погребут его неподалеку, на Новодевичьем кладбище. Начальным же местом проживания Булгаковых в Хамовниках был дом-“голубятня” в Обухове (ныне Чистый переулок, 9). Там Михаил Афанасьевич поселил Шарикова, создал “Дни Турбиных” и “Роковые яйца”. А прообразом профессора Персикова из “Роковых яиц” стал родственник второй жены, с которой Булгаков встретил в Хамовниках целый ряд новогодних и рождественских праздников и которой посвятил “Дни Турбиных”, “Собачье сердце”. С этой повестью в Обухове случился казус: нагрянули с обыском, рукопись изъяли, и если бы не вмешательство Горького, мир не узнал бы про профессора Преображенского.

В Хамовниках Булгаков поселился уже со второй женой, Любовью Белозерской. Они регистрировались в “отталкивающем помещении ЗАГСа” в Глазовском переулке, жили в Чистом, а затем “в обыкновенном особнячке, каких в городе тысячи тысяч” по Малому Левшинскому, 4. Из Левшина навещали друзей на Пречистенке, в Мансуровском переулке и Померанцеве. Ходили как-то в Несвижский переулок к сестрам Гинзбург, прослышав у них об аренде на Пироговке недурной квартиры. Там чета Булгаковых и угнездилась. “Наш дом – особняк купцов Решетниковых, для приведения в порядок отданный в аренду архитектору Стую. В верхнем этаже – покои бывших хозяев. Там была молельня Распутина, а сейчас живет застройщик-архитектор с женой… Из столовой … надо подняться на две ступеньки, чтобы попасть через дубовую дверь в кабинет Михаила Афанасьевича…”, – описывала жилье супруга писателя.

Семь старорежимных праздников Рождества и советских новолетий прошли в этом доме. Любовь Евгеньевна переводила французских авторов о Мольере, с этим связан и такой курьез: Белозерская принесла собачонку, которой дали имя слуги великого французского драматурга – Бутон. Семейная пара укрепила над входом дополнительную табличку: “Бутон Булгаков. Звонить 2 раза”. Но табличку пришлось изъять после вопроса на-грянувшего фининспектора: “С братцем проживаете?” Увы, квартира у Девичьего поля стала и местом суровых испытаний: гласная и негласная травля Булгакова критиками привела к тому, что его пьесы перестали ставить… Но потом было сотрудничество с ТРАМом и МХАТом, где в качестве ассистента Булгаков инсцени-ровал “Мертвые души”, “Мольера” и даже сыграл Судью в “Пиквикском клубе”. Все чаще в квартире стали появляться актеры Москвин, Книппер-Чехова, Яншин, Станицын, Хмелев, Кудрявцев, Крючков, писатели Ильф, Петров, Эрдман, Замятин, Олеша, компо-зитор Спендиаров.

Новая любовь Булгакова – Елена Сергеевна, приятельница Белозерской. Будто исполняя своеобразный наказ Алексея Толстого о “минимум трижды женатом хорошем писателе”, Михаил Афанасьевич к весне 1934 года исчез с Пироговки и сочетался браком с очередной дамой своего неутомимого сердца. Жили в Нащокинском переулке, и, говорят, именно третья жена соответствовала образу Маргариты. Кто знает? Это небесспорно. И вот что еще любопытно: дом у Патриарших, очаг Татьяны, первой жены Булгакова, цел: в нем – музей писателя. Ни одно из хамовнических жилищ с последующими спутницами бултаковской жизни не сохранилось. Мистика? Чудо? Пожалуй.

 Алексей МИНКИН
Из архива МосПравды
15.04.2016  – http://a.mospravda.ru/life/article/buton_bulgakov_zvonit_2_raza/

Добавить комментарий

Loading...
Top