Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > «НАСЛЕДНИК ИЗ КАЛЬКУТТЫ»

«НАСЛЕДНИК ИЗ КАЛЬКУТТЫ»

Люди старшего поколения помнят изящные томики «Библиотеки приключений и научной фантастики», выпускавшейся в послевоенные годы Детгизом: Дюма, Жюль Верн, Майн Рид, Стивенсон и прочее «вкусное» чтиво, столь желанное в годы «литературного голода». В 1958 году в «Библиотеке» вышел объемистый роман «Наследник из Калькутты», написанный нашими соотечественниками, никому неизвестными Р. Штильмарком и В. Василевским, и ставший молниеносно дефицитом. На книжных толкучках перекупщики драли за нее втридорога, но никто не торговался. Сегодня исполняется 60 лет со времени ее первого издания.
Это было захватывающее повествование в духе Сабатини и Стивенсона из конца XVIII века – «эпохи первоначального накопления капитала» с невероятными приключениями, погонями и схватками, пиратами и виконтами, аббатами и индейцами, красавицами и злодеями. Сделан роман был добротно, исторически грамотно, без «чернухи» и читался залпом.
В предисловии рассказывалась необычная история книги. Она создавалась в условиях Заполярья, авторы были членами строительно-изыскательной партии, а первыми слушателями – геодезисты, буровики, геологи, шоферы. После тяжелого трудового дня они собирались вокруг костра, пели песни и читали книги, А когда книжный запас иссяк, стали импровизировать. Одним из неутомимых рассказчиков был Роберт Штильмарк, старший из всех и самый начитанный. Он-то и придумывал байки о полуденных морях, пиратах и героях. Его фантазии дополнялись и исправлялись слушателями и настал момент, когда повествование приобрело устойчивые контуры и решено было зафиксировать его на бумаге. Первое «таежное» рукописное издание романа в трех томах переплели, украсили самодельными картами и виньетками. Его несли по очереди в рюкзаках вместе с геодезическими инструментами сквозь промерзшую тайгу и болотистую тундру. А на стоянках, в свободные минуты восторженные слушатели снова и снова переживали перипетии замысловатого повествования. Как писал в предисловии один из авторов, Р. Штильмарк, «работалось легко и радостно в атмосфере дружбы и поддержки, характерной для малых и больших коллективов советских людей, выполнявших задания партии и правительства на любых плацдармах «переднего края» пятилеток». А потом роман вышел в свет.Такова официальная история написания романа.
Все в ней – ЛОЖЬ.
Через много лет сын Р. Штильмарка, биолог и литератор Ф. Штильмарк, уже после смерти отца (в 1985 году) рассказал правду, разительно непохожую на сладкоголосое бодрячество предисловия. Заснеженная тайга была. Болотистая тундра была. Была и исследовательско-строительная колонна. Но состояла она не из комсомольцев-энтузиастов, выполнявших задания партии и правительства, а из «простых советских заключенных», среди которых был Роберт Александрович Штильмарк (1909–1985), до войны журналист–международник, ветеран боев под осажденным Ленинградом, помощник командира разведроты, после ранений и контузии демобилизованный и преподававший на высших командных курсах в Москве. За месяц до конца войны – арест по ложному обвинению и приговор – 10 лет. Работал на железнодорожных стройках Севера: в Коми АССР, Тюменской области, Красноярском краю, заполярном порту Игарке.
…Однажды зэка Штильмарк был вызван к важному лицу, которое ранее видел только из строя: “некому плотному мужчине в авиашлеме и кожаной шубе, с лицом энергичным, важным и стальным блеском в глазах”. Это был Василий Василевский, тоже заключенный. Но близкий к начальству: он ведал оформлением нарядов на работы – объемами выработки, нормами и т.д, то есть вещами в условиях лагеря необходимыми для выживания. И от этого всесильного человека Штильмарк получил неожиданное предложение: написать…роман! Заказчик не собирался вмешиваться в литературный процесс и ставил лишь единственное условие: действие должно происходить за пределами России и не ранее, чем 200 лет тому назад. Выдав роман за свой, Василевский собирался послать его в Москву Сталину в надежде на досрочное освобождение. Что мог ответить зэк предприимчивому подрядчику? Он согласился.
…Его поселили в бывшей баньке в качестве сторожа склада горюче-смазочных материалов, обеспечили скудным питанием и куревом и колонна ушла на новое место. А он остался один.
“Я вставал под утро, вспоминал писатель, затоплял в своем “бунгало” железную печурку, бухал туда банку солярки, “густо” обувал ноги (пол всегда был мерзлый), зажигал три лампы (одну со стеклом из литровой банки, одну без стекла и коптилку для прикуривания), брал листки почтовой бумаги и…исчезали бревенчатые закопченные стены хижины, они сменялись синими волнами океана, палубой брига “Орион”, морскими сраженьями, придворными балами и бизоньими охотами…Начал я писать по 6 часов в день, потом по 12, потом доходил до 20.”. Поставленный в труднейшие условия, писатель не сломался, более того, талант его даже окреп в таежных северных дебрях,а полное одиночество и сосредоточение помогли в короткий срок раскрутить сложнейшие спирали сюжета. Надо помнить, что ему приходилось держать в памяти тысячи имен, дат, исторических событий – без единого справочника! 15 июля 1951 года то есть через год и два месяца трехтомный роман был готов. Рукопись была идеально переписана, переплетена в три шелковых переплета, снабжена самодельной картой, виньетками, схемой морского боя и т.д. Писатель вспоминал характерные подробности: на переплет пошел шелк лучшей рубашки изо всех, “носимых” в колонне, а папки для переплета были нахально вырезаны в спецотделе из обложек дел. К этому времени роман услышали товарищи по колонне и, наверное, кому-то он скрасил хоть немного горестные дни заключения. Понравился он и руководству строительства (503-й стройки). В последний момент Василевский, понимавший спорность своего авторства, вписал на обложку чернилами после своей фамилию Р. Штильмарка. И роман уехал в Москву.


…Годы шли. В начале 1953 году Р. Штильмарк был освобожден и поселился в Енисейске. Жившему в Москве сыну он поручил разыскать рукопись. После долгих хождений по инстанциям, вспоминает Ф. Штильмарк, “поиски привели меня в большое здание на Садовом кольце, где вежливые люди в военной форме вручили мне три искомых заветных тома… “Отнеситесь к этому бережно, молодой человек, не потеряйте, мы тут все читали и просим передать добрые пожелания авторам”, – сказали мне на прощанье”.
В 1955 году Р. А. Штильмарк был полностью реабилитирован, восстановлен во всех правах и воинском звании с возвращением всех боевых наград, и вернулся в Москву. И снова засел за работу напд “Наследником”, но уже в других условиях, и снова работал по 16 часов в сутки. Вопрос об издании решался трудно, но помогли добрые отзывы-рецензии Ивана Ефремова, Валентина Иванова и Рувима Фраермана. В 1958 году роман (под двумя фамилиями) вышел в в “Детгизе”. И немедленно стал раритетом.
Приключения книги на этом не кончились: снова возник В. Василевский с прежним стальным блеском в глазах и потребовал половину гонорара. Автор обратился в народный суд Куйбышевского района Москвы и иск был отклонен. В 1959 году “Наследник из Калькутты” был переиздан в Алма-Ате уже под одной фамилией, а Василевский стал бухгалтером, “заболевшим” романом в лживо-бодряческом предисловии, которое осталось – шел ведь лишь 1959 год…
Роман выдержал 8 изданий за рубежом: 4 – в Болгарии, 2 – в Польше и по одному в Чехословакии и Китае. Р. Штильмарк написал еще ряд книг исторического содержания: “Повесть о страннике Российском”(1962) – о купце-путешественнике В. Баранчикове); “Образы России” (1967) – о древних русских городах и памятниках архитектуры; “Звонкий колокол России” (1976) – о Герцене; “За Москвой-рекой” (1983) – о драматурге А. Островском. Все это были хорошие, добротные книги, но для читателей он навсегда остался автором “Наследника из Калькутты”

Олег Торчинский.

Добавить комментарий

Loading...
Top