Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КОМИТЕТЫ ДЕРЖАТ ОБОРОНУ С ТРУДОМ

КОМИТЕТЫ ДЕРЖАТ ОБОРОНУ С ТРУДОМ

В Совете Федерации по множеству мелких признаков складывается видимость линии фронта между глобальным и национальным. Линия фронта пролегает не по международному или оборонному комитетам, как можно думать. Вся тяжесть упала на комитеты по социальной политике Валерия Рязанского и Зинаиды Драгункиной по образованию, науке и культуре.
Удалось побывать на заседаниях комитетов Рязанского и Драгункиной во вторник накануне 430-го пленарного заседания Совета Федерации.
Наиболее значимый вопрос в повестке комитета по соцполитике вопрос – президентский закон «О внесении изменения в статью 1 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда». Закон со всеми вытекающими последствиями досконально обсужден и в Думе, и на множестве других площадок с пресс-конференциями. По традиции в СФ прозвучало что-то новое.
Комбинация проста и понятна, решение поднять МРОТ до прожиточного минимума не имеет необходимого финансового обеспечения и в очередной раз ломает соотношение оплаты квалифицированного и неквалифицированного труда. Повышение минимума дается тяжело, несет риски и практически не отражается на расслоении самых высоких и самых низких доходов.
Все понимают, что повышать МРОТ нужно, пока есть возможность. Ее ждали много лет. Поэтому предложено направить в регионы какую-никакую помощь двадцать миллиардов из резервного фонда правительства, для зарплаты не предусмотренного. Потребности регионов на исполнение закона 31,8 миллиарда.
Рязанский вышел из положения с помощью примирительной фразы. Он думает, часть бюджета. Некоторые регионы считают, что повышение распространяется на все штатные единицы. Однако повышаются не ставки, а МРОТ. Второй вопрос касается сжатия категорийных зарплат. Люди со специалитетом должны сохранить соотношение по возможности.
Это действительно долгожданное событие, которого мы ждали достаточно много, констатировал Рязанский. А что ему остается? В распоряжении главы комитета денег нет, была б его воля, такого безобразия с зарплатами не было бы.
В повестке комитета по образованию, науке и культуре две особо животрепещущие темы – о реализации приоритетного проекта «Создание современной образовательной среды для школьников» и «Актуальные вопросы реализации государственной культурной политики в Республике Мордовия (в рамках Дней Республики Мордовия в Совете Федерации).
По первому вопросу выступала замминистра образования и науки Валентина Переверзева. По ее словам, выделялось почти в семь раз меньше средств относительно предусмотренного. Тем не менее в 2016-м построены 23 школы. Вместе с ремонтом получилось 59266 новых школьных мест. В 2017 году 53209 мест, из них 29 школ в сельской местности на 12 тыс. мест. Планируется построить 89 школ, 55624 места. Каждый регион в среднем по две школы. Дефицит 447 тыс. мест. Планировалось создать до 25-го года шесть млн мест. Дефицит 1,6 млн мест. В России 41103 школы, 70 тыс. зданий. 724 в аварийном состоянии. 2549 – отсутствуют теплые туалеты. Есть над чем работать. 15 млн обучается в государственных образовательных учреждениях, 118 тыс. в негосударственных. 1,912 млн обучается во вторую смену. 10040 в третью смену. Третья смена растет.
Возможно, Драгункина оговорилась, прозвучало, что в России есть школа с четырьмя сменами. Переспросить было невозможно.
Не менее интересная ситуация с проектом дошкольного образования от двух месяцев. Проект шел тяжело, доступность дошколки 79,81%. Наиболее тяжелая ситуация в Бурятии, Дагестане, Ингушетии, Крыму, Новосибирской области. Регионам разрешено выкупать объекты – здания и пристройки – из типового реестра Минстроя. Правила предусматривают софинансирование. Москва оказалась среди четырех регионов, отказавшихся от кабального проекта.
Проблема не только в софинансировании, а во все том же бюрократическом терроре. Чтобы вытянуть из Минфина рубль на вполне законный проект, нужно произвести сравнимые трудозатраты на оформление без гарантии успеха. Разумеется, без оплаты. Вызвать в России жалось к чиновникам – безнадежная затея, однако следует понять, что они заняты принудительным бессмысленным трудом, чтобы надежно исключить возможности приносить пользу. Так что отказ Москвы вполне закономерен.
По второму вопросу отчитался десант Мордовии. Отвечал почему-то Минкульт в лице замминистра Александра Журавского, хотя ключевые вопросы тут к Минобру. Переверзева ушла, да и не по ее это профилю.
Мордовия – республика небольшая, и объектов культурного наследия немного. Столица Саранск всего 350 тыс. жителей и пять театров. Тем не менее каждый участник обсуждения отчетливо понимал, что за финно-угорское культурное наследие идет настоящая война. Этнические коллективы Мордовии одерживают победы на международных конкурсах, представляя российскую культуру, а не только мордовскую.
При этом упорно сокращается обучение в республике по специальностям, имеющим отношение к национальной культуре. Считается, что любая национальная республика может заказать обучение по своей части в Щепкинском или Щукинском училище.
Драгункина немного опешила: после Москвы в республику вряд ли вернется.
Спор возник после выступления Татьяны Сидоркиной, которая в Мордовском государственном университете руководит Институтом национальной культуры. Сидоркина добилась слова сверх регламента, и Драгункина ее поддержала, это был крик души с болью сердца. Институт культуры открывался в трудные 90-е, а сейчас места обучения закрывают и нет средств на реставрацию.
Отдельная проблема с наследием мордовского Родена Степана Эрьзи. По настоянию Минкульта Владимира Мединского Россия отказалась от ратификации Конвенции ЮНЕСКО по нематериальному культурному наследию из-за опасности поглощения национальной культуры глобализацией – «будут нас учить, как монисты надевать и песни петь». Однако национальный формат нематериального наследия идет тяжело по той же причине жесткой экономии в Минфине. Договориться с Минфином не проще, чем с ЮНЕСКО.
Та же ситуация с реставрацией. По словам Журавского, на всю Россию семь миллиардов, из которых три идут по линии РПЦ. Замминистра уверен, что больших денег реставрация в нынешнем состоянии освоить не может.
Сергей Рыбаков, который готовил вопрос от комитета, завил, что на один объект надо пятьсот млн, и назвал ответ Минкульта отпиской. Как только возникает работа, образуется очередное место, куда можно пролезть с нарушениями. Сенатор призвал предложить Мордовии выступить с законодательной инициативой, потому что, если поручить министерству, очень долго будет.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top