Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СТОЛИЦА ВЕРНУЛАСЬ В МОСКВУ!

СТОЛИЦА ВЕРНУЛАСЬ В МОСКВУ!

12 марта 1918 года правительство страны переехало в наш город
Идея переезда советского правительства в Москву созрела у большевиков после разгона Учредительного собрания 6 января 1918 года. В практическую плоскость идею перевел ближайший на тот момент соратник Ленина управляющий делами Совнаркома Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873 – 1955). Он оставил воспоминания «Переезд Советского правительства из Петрограда в Москву».
есмотря на то, что Петроград стал «колыбелью революции», именно здесь была высока вероятность начала контр­революции. С приходом советской власти начался саботаж банковских чиновников и учителей, служащих почты и телеграфа, других важных госучреждений. Да и сам петроградский пролетариат оказался не готов вкусить «плоды революции». Хлебный паек сократился до 120 граммов в день, начались массовые забастовки на заводах и фабриках. Но особое беспокойство доставляли многочисленные солдаты-дезертиры, бывшие офицеры, вернувшиеся с фронта под видом гражданских лиц, и разного рода беженцы. Самыми опасными считались балтийские матросы, занимавшиеся неприкрытым бандитизмом и мародерством. Повсюду множились, а еще больше чудились большевикам бунты и заговоры. Петроград, находившийся всего в 35 км от новой границы с получившей независимость Финляндией, стал идеальным местом для разного рода шпионов и внутренних провокаторов. В Москве тоже было достаточно криминала, но он имел преимущественно гражданский, аполитичный характер.
«После того, как советской власти с громадным напряжением удалось отбить наступление немцев на Петроград, через Псков, когда был спешно организован Высший Военный Совет, в обязанность которого было вменено устройство завесы по нашим границам против внешнего врага, в Правительстве возник вопрос, где быть столице нового советского государства. Мне было совершенно ясно, что окраинный Петроград ни в коем случае не мог быть надежной столицей того бурного времени. <…> Еще во второй половине февраля Владимир Ильич (Ленин. – Ред.) согласился с моим докладом, что необходимо взять курс на на подготовку учреждений для переезда в Москву.
<…> Двенадцатого марта мы поехали с Владимиром Ильичем в Кремль осматривать помещения для Совнаркома. Часа в 2 дня въезжали мы с ним через Троицкие ворота в Кремль, который еще носил все признаки недавнего жаркого восстания и боев гражданской войны.
– Так начинается Московский период истории рабоче-крестьянской власти, – подумал я».
Как писали газеты того времени, перенос столицы в Москву открыл новый московский период русской истории. Центральные органы власти и управления намечено было разместить в Московском Кремле.
11 марта секретарь ВЦИК В. А. Аванесов обращается к представленному на должность коменданта Кремля Якову Андреевичу Стрижаку: «Предлагаю принять самые энергичные меры для подыскания помещений для сотрудников Советских Народных Комиссаров. С этой целью даются полные полномочия на реквизицию пустующих помещений в Москве».
12 марта Стрижак был назначен комендантом Кремля, но уже 26 марта его сменил Мальков. Кремль быстро превратился в один из густонаселенных «районов» столицы. Уже к середине лета 1918 года в Московском Кремле постоянно проживало более 1100 человек, из которых 450 вселилось после революции.
В марте 1918 года Кремль и Москва вообще находились в плачевном состоянии. Мальков вспоминал: «Кремль к моменту переезда советского правительства из Петрограда в Москву был основательно запущен. Часть зданий значительно пострадала еще в дни Октябрьских боев и никем не восстанавливалась. Во дворе Арсенала уродливо громоздились груды битого кирпича, стекла, всякой дряни. Верхний этаж огромных казарм, тянувшихся чуть ли не от Троицких ворот почти до самого подъезда Совнаркома, выгорел, и его окна зияли черными провалами.
На улицах была несусветная грязь. Весна стояла в 1918 году ранняя. Уже в конце марта было по-апрельски тепло, и по улицам Кремля разливались настоящие озера талой воды, побуревшей от грязи и мусора. На обширном плацу, раскинувшемся между колокольней Ивана Великого и Спасскими воротами, образовалось такое болото, что не проберешься ни пешком, ни вплавь…»
Были и более серьезные опасности. Почти в каждом московском районе (Сокольники, Лефортово, Ходынка и другие) и ближайшем окружении (Лианозово, Очаково, Одинцово) хранились огромные запасы взрывчатых и удушающих веществ, в том числе более 6000 единиц химических боеприпасов (баллонов с хлором и фосгеном). Военные специалисты отмечали, что при возможном взрыве артиллерийских боеприпасов площадь поражения может иметь диаметр 19 верст, и половина Москвы окажется в зоне разрушительного действия. Это порождало слухи и панические настроения.
Для ликвидации этой угрозы 22 марта был создан Временный чрезвычайный комитет по эвакуации и обезвреживанию взрывчатых и удушающих веществ и снарядов Московского областного комиссариата по военным делам. Масштабы его работ впечатляют: только за первые три месяца для вывоза на восток боеприпасов было задействовано 8895 вагонов, при погрузке и разгрузке использовалось 84 670 подвод. И только к концу 1918 г. большая часть боеприпасов была вывезена за пределы Москвы. Угроза уничтожения Кремля и гибели его обитателей миновала.

По материалам: «Переезд Советского правительства из Петрограда в Москву: (По личным воспоминаниям). – Бонч-Бруевич В. Д., М., 1926. и журнал «Родина» от 27.02.1918 г.

Извещение
Париж, Лондон, София, Берлин, Нью-Йорк, Вена, Рим, Константинополь, Христиания, Стокгольм, Гельфинфорс, Копенгаген, Амстердам, Женева, Цюрих, Токио, Пекин, Мадрид, Лиссабон, Брюссель, Белград. Всем СОВДЕПАМ, всем, всем, всем.
Правительство Федеративной Советской республики, Совет Народных Комиссаров и высший орган власти в стране, Центральный Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Солдатских, Крестьянских и Казачьих Депутатов прибыли в Москву. Адрес для сношений: Москва, Кремль СОВНАРКОМ или ЦИКСОВДЕП.
Управляющий делами Совета Народн. Комиссар. Вл. Бонч-Бруевич
Москва, 12 марта 1918 года

Добавить комментарий

Loading...
Top