Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > КАК В СЕТИ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ЛОЖЬ

КАК В СЕТИ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ЛОЖЬ

Этот материал был опубликован в газете «Нью-Йорк Таймс» 8 марта. Трагедия в Кемерове показала, как легко и быстро вбрасывают любую непроверенную и неподтвержденную информацию в соцсетях. Перевод «МП».

«Распространение дезинформации в социальных сетях является тревожным явлением, которое ученым еще предстоит полностью понять. Хотя данные показывают, что в Сети возрастает количество ложных утверждений, в большинстве исследований были проанализированы только небольшие образцы или распространение отдельных ложных историй.
Мои коллеги Соруш Вошоу, Деб Рой и я решили изменить это. Недавно мы проанализировали распространение всех основных правдивых и ложных историй, которые распространялись в Twitter с момента его создания в период с 2006 по 2017 год. Наши данные включали примерно 126 000 «каскадов» Twitter (сплошных цепочек ретвитов с общим происхождением), включая и истории, которыми поделились три миллиона человек более четырех с половиной миллионов раз.
Беспокоит то, что мы обнаружили, что ложные истории распространяются значительно больше, чем истинные. Результаты нашего исследования были опубликованы в четверг в журнале Science.
Мы начали с выявления тысяч правдивых и ложных историй, используя информацию шести независимых организаций по проверке фактов, включая Snopes, PolitiFact и Factcheck.org. Эти организации в 95 — 98% случаев имели одно и то же мнение относительно правдивости или ложности этих историй.
Затем мы обыскали Twitter на предмет упоминания этих историй, отследили «происхождение» (первое упоминание об истории в Twitter) и проследили все кадры из ретвитов каждого изначального твита. Затем мы проанализировали, как они распространяются в Сети.
Во всех темах — политика, развлечения, бизнес и т. д. — мы обнаружили, что ложные истории распространяются значительно дальше, быстрее и шире, чем правдивые. Ложь была на 70% чаще подвергнута ретвитам вне зависимости от того, сколько лет страничке пользователя, уровня активности, количества подписок и подписчиков, а также от того, подтвердил ли Twitter подлинность учетной записи. Это явление было более выраженным для ложных политических историй, чем для любых других ложных новостей.
Удивительно, но пользователи Twitter, которые распространяли ложные истории, в среднем имели значительно меньше подписчиков, были подписаны на значительно меньше людей, были значительно менее активны в Twitter, были проверены Twitter на подлинность страницы гораздо реже и являлись пользователями Twitter в течение значительно меньшего времени, чем были в Twitter пользователи, которые распространяют подлинные истории. Ложь распространялась все дальше и быстрее, даже несмотря на эти недостатки.
И несмотря на обеспокоенность по поводу роли веб-роботов (ботов) в распространении ложной информации, мы обнаружили, что человеческое поведение в большей степени способствовало дифференциальному распространению правды и лжи, чем боты. Используя установленные алгоритмы обнаружения ботов, мы установили, что боты ускорили распространение правдивых историй примерно в такой же степени, как они ускорили распространение ложных историй. Получается, что ложные истории распространяются больше, чем истинные, в результате человеческой деятельности.
Почему это так? Одним из объяснений является новизна. Возможно, новизна ложных историй привлекает внимание человека и вызывает желание поделиться, создавая впечатление, что тот, кто знает эту информацию, более «в курсе».
Наш анализ, похоже, подтвердил эту гипотезу. Используя принятые компьютеризированные методы для обнаружения эмоционального контента среди использованных слов, мы обнаружили, что ложные истории вызвали более эмоцио­нальную реакцию удивления, чем настоящие истории. С другой стороны, истина вызывала больше радости и доверия. Эти эмоции могут пролить свет на то, что побуждает людей делиться ложными историями.
По мере того как мы узнаем больше о том, каким образом и почему ложные новости распространяются, мы должны протестировать вмешательство, чтобы ослабить его распространение. Например, хотя было удручающе узнать, что люди более ответственны за распространение ложных историй, чем считалось ранее, этот вывод также подразумевает, что поведенческая интервенция может помочь преодолеть распространения волн лжи. Например, можно ввести маркировку новостных материалов — так же, как мы пишем этикетки, это может изменить то, как люди потребляют информацию и делятся ею.
Еще одним возможным инструментом влияния могут стать финансовые стимулы. Рынок рекламы в социальных сетях создает стимулы для распространения ложных историй, потому что их более широкое распространение делает это прибыльным. Если бы платформы должны были понижать рейтинги учетных записей или сообщений, которые распространяли ложные истории, используя алгоритмы для отсечения ложных историй, финансовых стимулов предположительно стало бы меньше. Но тут появляется трудный вопрос: кто может решить, что правда, а что ложь?
Наши исследования — это только начало. Более надежное определение факторов, которые способствуют распространению правдивых и ложных новостей, потребует прямого взаимодействия с пользователями при помощи интервью, опросов и лабораторных экспериментов. Мы могли бы также провести разные контролируемые испытания методов по снижению распространения ложных историй.
Понятие истины имеет основополагающее значение для правильного функционирования почти всех сфер человеческой деятельности. Если мы допустим, чтобы мир был поглощен ложью, мы вызовем катастрофу».

Синан АРАЛ.

Sinan ARAL, The New York Times, March 8, 2018. 

Добавить комментарий

Loading...
Top