Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПРИНИМАЕМЫЕ ЗАКОНЫ МЕРКНУТ ПОД ПАФОСОМ ДЕПУТАТСКОЙ КРИТИКИ

ПРИНИМАЕМЫЕ ЗАКОНЫ МЕРКНУТ ПОД ПАФОСОМ ДЕПУТАТСКОЙ КРИТИКИ

Принимаемые законы меркнут под пафосом депутатской критики – работа правительства на примере Минэка
В преддверии правительственной ротации депутаты осмелели. Обвиняют правительство и особенно Минэк практически во всех проблемах, о которых могут вспомнить по ходу пленарного заседания Думы. Достается также Минприроды. Критика идет от разных депутатов и не стыкуется, о чем они сами не подозревают.
Из того, что прозвучало на пленарном заседании в четверг, не отнесена на счет правительства хроническая болезнь повышения цен на ГСМ с обострениями во время каждой посевной кампании. Как бы никто не знает, кто и зачем это делает. В этом году добавилось снижение цен на зерно вследствие рекордного урождая прошлого года.
И уже совсем не связываются с деятельностью правительства продолжающиеся пожары в торговых центрах. Тут критика безадресная и беззубая. Инициировать парламентское расследование по трагедии в Кемерове запретили, ограничились рабочей группой, которую ведет председатель комитета по безопасности Василий Пискарев. Он искренне удивился, услышав вопрос «МП» о возможности умысла и соответственно необходимости поискать причину с другой стороны, а не только через кампанейщину в ответ на конкретику текущей ситуации.
Что не помешало главе комитета отрицать наличие коллизии между антитеррористическими и противопожарными мерами.
Критику Минприроды открыл в заявлении от фракции КПРФ Олег Лебедев, и его поддержал единоросс, председатель комитета по экологии Владимир Бурматов. Он сообщил, что Минприроды не выполнило десять поручений по итогам Года экологии.
Мы видим, что происходит вокруг мусорных полигонов, свалок и строительства мусоросжигательных заводов. Граждане вынуждены выражать свою позицию в судах или на митингах, перекрывая дороги. При этом Бурматов утверждал, что законодательно уже давно создали возможности регионам для ведения спокойного и цивилизованного диалога по мусорным вопросам.
По логике единоросса, если граждане не хотят ни полигона, ни мусоросжигательного завода, могут согласиться на повышенный тариф, чтобы их мусор везли в другой регион. Почему протесты идут одновременно против любых путей решения мусорной проблемы, в Думе не задумываются. Сейчас на уличный протест против жирных котов никакой Микки-Маус носа не высунет без организации по схемам Пономарева – Сороса.
Не задумываются депутаты об увеличении жизненного цикла товаров, хотя поток мусора запланирован западной идеологией «общества потребления» для ускорения оборота и повышения массового спроса на новинки в интересах производителей.
Тему обвинений Минэка в антинациональной политике открыл Игорь Ананских в заявлении от фракции СР. Его выступление вышло доскональным и судьбоносным, реально достойным парламентского расследования с оргвыводами на тему злодеяний глобального империализма.
Суть десятиминутного выступления депутата Ананских состоит в следующем – с учетом поправок на ошибки. Два года назад в штаб-квартире ООН Россия подписала Парижское соглашение. Его декларативной целью является удержание прироста среднемировой температуры к концу XXI века до 2 градусов. Климат меняется постоянно. За последние 2 тысячи лет изменений было много, и ни одно из них не было вызвано человеком. Сто лет назад среднемировая температура росла, индустриальное производство было не развито. После Второй мировой войны начался экономический бум, а среднемировая температура почему-то перестала расти и стала падать. Падала до 1975 года. Из нашего детства помним, снега было больше и зима холоднее. В последнюю четверть прошлого века температура росла. За два десятилетия нового века не растет, хотя выбросы углекислоты в этот период гораздо выше, чем когда-либо. Жесткая взаимосвязь между жизнедеятельностью человека, ростом выбросов углекислоты и увеличением температуры не доказана. Объем парниковых газов, образующихся в результате деятельности человека, несопоставим с объемами, выделяющимися в рамках естественных природных процессов вулканами и перегнивающей растительностью. Вулкан Эйяфьятлайокудль в Исландии за четыре дня выбросил больше углекислого газа, чем люди за пять лет. На деятельность человека приходится чуть более 5% всех выбросов парниковых газов.
Из этого депутат Ананских сделал вывод, что Парижское соглашение не о климате, а о борьбе за переделы рынков и международных финансовых потоков. Также о навязывании отказа от углеводородного топлива, то есть доброй половины российского ВВП. В 80 – 90-е годы прошлого века такие же методы использовались для выдавливания конкурентов с рынка. Тогда под предлогом борьбы с разрушением озонового слоя был перераспределен глобальный рынок холодильного оборудования, после чего про озоновую дыру забыли.
Россия уже снизила выбросы парниковых газов по сравнению с 1990 годом намного больше, чем любые другие страны – на 43%.
Отдельно депутат Ананских остановился на странном учете поглощающей способности российских лесов. Леса России самые большие в мире – 21% мировых лесов, по площади равны лесам Канады, США, Австралии, Швеции, Финляндии вместе взятым. Почему-то считается, что гектар леса в России поглощает углекислого газа в три раза меньше, чем гектар в США. Площадь лесов США в 2,6 раза меньше, а поглощают они углекислого газа почему-то на 70% больше.
То есть Парижское соглашение используется группой лиц, граждан и чиновников РФ для разорения российского ТЭК и экономики России в целом. Опасность связана прежде всего с возможным введением углеродного налога, главным проводником которого в России являются чиновники Министерства экономического развития.
Чтоб до всех в палате дошло, депутат Ананских повторил: российские чиновники сами предлагают и активно лоббируют введение углеродного налога 15 долларов на каждую тонну выбросов углекислоты в итоговый протокол Парижского соглашения. Для российской экономики ввод углеродного налога приведет к финансовым потерям в размере 42 миллиардов долларов в год. При планируемом увеличении ставки до 35 долларов за тонну, потери достигнут 10% ВВП. Углеродный налог даст несправедливую фору убыточным проектам возобновляемой энергии, переводя их в разряд прибыльных. Минэк предложил схему дележки между предприятиями квот на выбросы парникового газа. Делить будут чиновники министерства. Схема разработана при участии советников из Британии, нанятых Минэком.
Критика заставила изменить формулировки, но не остановила внедрение схемы. 16 марта замминистра Минэкономразвития Михаил Расстригин разослал новую версию об уровне ответственности предприятия за выбросы парниковых газов. По сути, опять лоббирование углеродного налога в виде штрафов, которые будут устанавливать чиновники Минэка.
Игорь Ананских предложил поставить процесс выработки позиции России на переговорах по Парижскому соглашению под жесткий контроль и срочно купировать лоббирование налога от России на переговорах. С привлечением компетентных органов провести независимое расследование реальных мотивов отдельных лиц, продвигающих идею углеродного налога.
Депутат Ананских привел далеко не все сведения про долгоиграющую историю с климатом, а только то, что касается работы правительства России. Представленная им схема практически по всем сферам была внедрена при Ельцине, а на Западе для передела и монополизации рынков она заработала раньше. Со стороны СССР были отдельные уступки, в частности, по отказу от собственных ЭВМ и программ к ним.
Тандем Минэк – ВШЭ четко выполняет в России ту задачу, для которой министерства экономического развития в подчинении высшим школам экономики создавались во всех зависимых от Вашингтона странах. Россия уникальна своими достижениями, но не утратами. Несчастны мы все в мире одинаково, тут классик ошибся.
Понятно, почему Минприроды замотал ратификацию Парижского соглашения. Он и другие международные проекты выполнять не хочет. Депутаты обвиняют правительство, но и сами вынуждены следовать глобализующим трендам.
Критика Минэка продолжилась при обсуждении постановления «Об информации Министра экономического развития РФ М. С. Орешкина о социально-экономическом развитии РФ и развитии предпринимательской деятельности, а также прогнозах социально-экономического развития РФ на 2018 – 2020 годы».
Достаточно нелицеприятны даже с боем согласованные формулировки постановления. Если Минэк сподобится их выполнить, что невероятно, само по себе это ничего не решит. Причину вскрыли думские оппозиционеры.
Эсер Михаил Емельянов выразил категорическое несогласие с социально-экономическим курсом правительства. Главным приоритетом экономической политики должен быть экономический рост. Правительство, особенно его финансово-экономический блок и Минэк, не только не понимает этой задачи, но и ничего не хочет делать для ее решения, как и Центральный банк. Дело не в отдельных недостатках или частных мерах, которые отражены в постановлении. Дело в принципиальной макроэкономической политике, которую проводит правительство. Эта политика депрессивна по отношению к реальному сектору экономики, по отношению к промышленности и к сельскому хозяйству.
Емельянов отметил, что пошлины на некоторые виды товаров ниже предусмотренных ВТО. Это и авиатехника, отдельные виды автомобильного транспорта, железнодорожного транспорта и так далее. Весь мир переходит к протекционистским мерам, разгораются торговые войны, мы же по-прежнему следуем в фарватере либеральных идей, которые отжили еще в прошлом веке. Правительство по-прежнему проводит рестрикционную бюджетную политику, занижает доходы населения, не желает повышать пенсии в том числе работающим пенсионерам, не стимулирует потребительский спрос. Это стимулирует рецессию и застой в экономике.
Вслед за эсером продолжил коммунист Владимир Кашин, председатель комитета по аграрным вопросам.
По его данным, в год рекордов урожая крестьяне потеряли на зерновом производстве 120 миллиардов рублей. Почему вывозят зерно зарубежные трейдеры и не создана государственная компания по примеру «Оборонэкспорта», которая могла бы защитить ценообразование и формировать бюджет развития через государственную систему?
Кашин назвал диверсией снижение в последние три месяца закупочных цен на молоко до семи рублей за литр. Геноцид крестьянства. В Тверской области начали вырезать скот, потому что платить дояркам нечем.
Представители Минэка игнорируют приглашения в Думу на заседания комитета и на слушания. В Минэке нет ни одного заместителя министра, который бы отвечал за какое-то производство. Никогда в истории страны этого не было. Коммунист Кашин настаивал на том, что надо или модернизировать это министерство, преобразовывать его в Госплан, или структурировать. Но так ему бездействовать нельзя.
Владимир Кашин – первый председатель аграрного комитета в истории Думы – специалист по сельскому образованию адекватно образованию и опыту работы.
Предложения Кашина и Аннанских повисли в воздухе. Достаточно показательно и символично, что председатель Думы не отреагировал. Формальная причина понятна, завтра единороссы встречаются с правительством на площадке Сбербанка, а в среду 11 апреля на дополнительном заседании Госдумы состоится отчет правительства.
Трудно поверить, что от этого может что-то измениться.
На фоне описанной главной проблемы становятся понятны причины, почему Дума не может принимать необходимые законы для создания прочной базы развития и занимается перетягиванием ветхого лоскутного одеяла с латанием дыр.
Депутат фракции КПРФ Алексей Куринный с утра сказал журналистам о системе метаний законодательной работы вместо системной работы. Проходят монолитные решения одной фракции. Если три фракции голосуют против законопроекта, он должен проходить дополнительное общественное обсуждение.
И это предложение тоже повисло. В результате страна имеет, что имеет, когда над законодательной властью довлеют невидимые авторы экзотических инициатив вроде углеродного налога. Переработка в Думе чудовищная, результат заставляет задуматься о смысле идти навстречу исполнительной власти.
Надо отметить, что парламентский фильтр работает, Дума все же не Рада. На Украине депутаты утратили смысл своей работы вследствие прямого управления из Вашингтона. В России оно кривое через аутсорсинг с помощью советников, о чем и было сказано в укор Минэку. При Дмитрии Ливанове исключительно на аутсорсинге работал Минобр, при Анатолии Сердюкове – Минобороны. При Ельцине было как сейчас в Раде, без всякого аутсорсинга, в министерствах и ведомствах сидели советники и подкладывали документы, которые не успевали переводить с английского.
Большинство принимаемых сегодня документов безвредны и направлены на решения частностей. По отдельности вроде неплохо, обилие законов свидетельствует о слабости законодательства.
Например, принят депутатский закон «О внесении изменений в статьи 5 и 5.1 Федерального закона «О противодействии терроризму». Поправки определяют создание региональных антитеррористических комиссий.
Сергей Иванов по этому поводу сказал, что каждый день мы слышим это ужасное слово «терроризм» и настолько все запуганы, что закон будет принят единогласно.
Так оно и вышло – 413 за.
«Вот это информационный терроризм, который у нас есть в стране», – подчеркнул неугомонный Иванов. С чем и как можно бороться по этому закону, депутат явно не понял.
Принят в первом чтении депутатский законопроект «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства РФ». Закрепляются полномочия прокурора на обращение в суд с административным исковым заявлением о принудительной госпитализации в психиатрический стационар или в медицинскую противотуберкулезную организацию.
Также в первом чтении принят правительственный законопроект «О внесении изменения в статью 16 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в РФ». Приглашающая сторона будет обязана принимать меры по соблюдению мигрантами заявленной цели въезда и сроков их пребывания в РФ. Докладчик, замминистра внутренних дел Игорь Зубов пояснил, что законопроект направлен против «велосипедного беженства». Например, вуз будет нести ответственность, если человек прибыл на обучение, а вместо этого выезжает на границу с Норвегией, пытается ее перейти и зарегистрироваться в качестве беженца.
Зубов сам признал, что закон касается тех, кто въезжает по приглашению с визой, а большинство правонарушений совершают без всяких приглашений.
Пугает очередная серия ремейка «права на забвенье». Принят в первом чтении законопроект о праве судебного пристава обязать владельца аккаунта закрыть или удалить сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию физического или юридического лица. Судебные решения не исполняются. Документ под названием «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» внесла монолитная группа единороссов во главе с председателем комитета по безопасности Василием Пискаревым. Кто-то их сплотил как всегда извне Думы.
Сергей Иванов предположил, что единороссы знают, откуда растут ноги у данного законопроекта. Они идут навстречу пожеланиям своих избирателей. Но почему так узко, только Интернет? Сведения, порочащие репутацию деловую и достоинство, очень часто встречаются на заборах, на стенах подъездов, в лифте. Не планируется ко второму чтению расширить применение законопроекта и за счет средств авторов законопроекта подобные меры реализовать на практике?
«Законопроект не ставил целью обеспечить чистоту на заборах», – сказал в ответ докладчик от комитета по безопасности Эрнест Валеев.
Сергей Иванов выступил, по своему обыкновению, с пламенной саркастической речью. Можно понять, будет удаляться информация, чтобы выгораживать заведомо «приятных людей».
«Ну вот взять, допустим, недавнего кандидата в президенты – Ксюшу. Вот послушайте внимательно, как она здорово материт управляющую компанию, управляющую этим домом ТСЖ, поскольку дети мешают ей там спать. Ну, там уши вянут, и сапожнику можно даже поучиться. Эта информация, я уверяю вас, будет удалена не по этому закону, так по тому, который вы здесь же приняли о праве на забвение. Она имеет право, чтобы эту похабщину, всё это забыли. А не надо забывать. Потому что, если вы, как вот историки говорят, в прошлое выстрелите из пистолета, то из будущего в вас пальнут из пушки. Поэтому подобные законопроекты принимать, уважаемые коллеги, нужно с большой, с большой оглядкой. Можно просто-напросто установить большой-большой штраф», – предложил Иванов.
Пискарев в ответ предложил Иванову показать забор, на который смотрят десятки или сотни миллионов людей. Если такой забор будет обнаружен, тогда можно подумать про забор.
«Интернет используется в качестве площадки для сведения личных счетов, для ведения незаконной конкурентной борьбы, для подготовки или совершения преступлений. А клеветническая информация в СМИ – это же тоже преступление», – напомнил Пискарев и попал пальцем в небо. Ему ли не знать, откуда берется мат и похабщина с разрушительным для государства антинациональным уклоном и что для этого есть законодательные нормы прямого действия без всяких приставов.
Например, в ответ на особо острые посты главного редактора RT Маргариты Симоньян появляются десятки и сотни комментариев указанного типа. Она их не смотрит, считая ботовой жизнедеятельностью с территории Украины. В российском твиттере это происходит параллельно с изгнанием RT из твиттера североамериканского.
История права на забвенье началась на Западе, когда богатых людей стала донимать публикация сообщений об их собственности. По своему блогерскому опыту должен сказать, что право на забвенье действовало по навету против моих аккаунтов задолго до принятия основного закона. Вовлечение граждан в производство информации является одним из наиболее существенных достижений реальной демократии в России. Просматривается волевое решение Кремля после эпидемии закрытия личных аккаунтов в 2008 году. Вследствие этого решения обществу стала известна правда об агрессии Саакашвили на Южном Кавказе и затем о причинах аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Статусным СМИ, начиная с Интерфакса, пришлось конкурировать с блогерами, и в результате россияне доверяют своим СМИ намного больше, чем в США – своим.
Теперь спасение утопающих в руках самих утопающих и мы не безоружны.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top