Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ЗАКОНА О КУЛЬТУРЕ

ПЕЧАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ ЗАКОНА О КУЛЬТУРЕ

На пленарном заседании Госдумы во вторник произошло не совсем обычное событие – до первого чтения дошел законопроект о культуре.
Документ с коротким выразительным названием «О культуре в РФ» внесли почти семь лет назад депутаты разных фракций во главе с зампредом комитета по культуре Еленой Драпеко.
Специально для проведения закона профильный комитет возглавил Григорий Ивлиев. Он сделал все возможное, и в конце созыва из Администрации президента пришел параллельный законопроект, чтобы провалить оба. Ивлиев ушел из Думы ни с чем, весьма раздосадованный обманом со Старой площади.
После двух десятков лет работы парламентским корреспондентом я так и не понял, как можно принять действенный закон по таким темам, как культура, животные или молодежь. Декларации юридически не работают, а что там может быть еще? Однако депутаты считают иначе, основываясь на своем опыте.
Законопроектом среди прочего закрепляются права в сфере культуры: на участие в культурной жизни; на пользование учреждениями культуры, получение культурных благ и результатов культурной деятельности; на доступ к культурным ценностям (в частности, предусматривается, что лицам, не достигшим 18 лет, гарантируется право на бесплатное посещение музеев один раз в месяц, а лицам, обучающимся по основным профессиональным образовательным программам, предоставляется право на бесплатное посещение государственных и муниципальных музеев не реже одного раза в месяц); на эстетическое воспитание и художественное образование (в частности, предусматривается, что государство создает условия для поощрения получения образования в области искусств лицами, проявившими выдающиеся способности в области искусств, предусматривая специальные денежные поощрения, обучение их за рубежом, получение ими второго высшего образования в области искусств и проч.); право создавать организации культуры; право создавать общественные объединения в области культуры; на национально-культурную автономию.
Определяется правовой режим: особо ценных объектов культурного наследия; объектов нематериального культурного наследия; национального культурного достояния РФ (в частности, предусматривается, что организации культуры, включенные в состав национального культурного достояния РФ, не могут быть ликвидированы, а реорганизованы могут быть только на основании заключения госэкспертизы).
Во вторник представила законопроект депутат Елена Драпеко: «Я сейчас вам расскажу трагическую историю создания закона «О культуре в Российской Федерации». Значит, дело было так. Закон, по которому сейчас живет российская культура, старше российской Конституции на целый год. В 1992 году были приняты Основы законодательства о культуре».
На протяжении более чем 20 лет идет борьба, и судьба этого закона отражает трансформации, происходящие в нашем обществе, потому что идет борьба между разными отношениями к национальной культуре: что есть культура, это обуза на шее государства?
Три версии законопроекта правительство родило, но так и не внесло. Комитет по культуре Государственной Думы в пятом созыве внес свою версию. Но тут правительство встрепенулось, сказало: нет, забирайте вашу версию, мы будем разрабатывать свою.
Разрабатывали до 2014 года. Когда они ее разработали, депутаты посмотрели, волосы встали дыбом.
Два раза председатель Государственной Думы Нарышкин давал распоряжение в письменном виде: рассмотреть этот законопроект. И, к сожалению, он так и не был рассмотрен, вот сегодня мы вам его представляем.
Неблагодарная роль похоронить законопроект выпала на долю единоросса, зампреда комитета по культуре Александра Шолохова. У комитета есть ряд существенных замечаний. Законопроект вносился до принятия Основ государственной культурной политики, которую в 2014 году подписал президент. Принципиально необходимо четко обозначить, что культура – это не оказывающая услуги отрасль социальной сферы, это одна из важнейших сфер общественных отношений.
По словам Шолохова, требуется существенная доработка используемой в тексте законопроекта терминологии, соотнесение положений законопроекта с нормами действующих федеральных законов. Ряд существенных замечаний высказаны комитетами-соисполнителями, Правовым управлением Госдумы, комитетами Совета Федерации, субъектами Российской Федерации. Правительство в своем заключении указывает на необходимость существенной доработки законопроекта.
«Если не выполнены два поручения президента, если в комитете понимают, что надо, но не сделали, один из ваших коллег сделал и правительство пишет, что надо дорабатывать, может, правильнее принять в первом чтении?» – спросил Николай Коломейцев.
Николай Рыжак не выдержал и сказал сразу обо всем, извинившись для начала, что выступать ему придется.
По словам депутата, мы должны выйти совершенно на другой уровень – созидания, решения важнейших задач, которых мы еще никогда не решали, с учетом современных технологий, с учетом той степени угроз, перед которой мы просто непосредственным образом уже стоим. За нами уже нет, у нас нет ресурса и маневра. Неужели мы не понимаем, что мы сейчас живем совершенно в другом обществе, которое было еще два-три месяца назад? И если сейчас мы не перестроим и серьезным образом не отнесемся, что вот эти вызовы непосредственно связаны с нашими мечтами, с нашим бытом, с нашей внутренней культурой, с нашей, еще раз повторяю, возвышенностью, мы просто не выживем как нация, как цивилизация. Вот сейчас в Москве 4 – 5-го числа состоялась Международная конференция по вопросам международной безопасности. Мы об этом не говорим, как будто этого нет. 70 государств посчитали необходимым откликнуться на инициативу Министерства обороны. Народ интуитивно почувствовал во всем мире, что запахло войной. А мы до сих пор руководствуемся основными законодательными актами 90-х годов: закон о печати, закон о СМИ, закон о культуре. Это-то ваялось с помощью наших заокеанских партнеров.
«Встряхнуть с себя вот эту пелену, посмотреть на наши новые задачи и наше состояние», – призвал депутат Николай Рыжак.
Олег Нилов попытался вывести на причины, но и он остановился, не достигнув цели самую малость.
«И давайте поразмышляем: если что-то происходит, значит, кому-то выгодно. Кому выгодно, чтобы 20 с лишним лет в России не было закона о культуре? А видимо, тем, кто хорошо усвоил вот эту истину – свято место пусто не бывает. Посмотрите, кто занимает сегодня эти места на экранах телевизоров, экранах кинотеатров, в средствах массовой информации в пропаганде других ценностей и другой культуры, вот кому это выгодно. Кто им способствует? Тем, кто, видите ли, не согласен с концепцией в очередной 501-й раз за 20 лет. А что не согласны? Чем вы не согласны? Да, мы говорим, что культура – это обязанность государства, вот в чем концепция. Все остальное давайте обсуждать во втором, третьем чтении», – заявил Олег Нилов.
Радикальное предложение: не отпускать в полном составе Комитет по культуре ни на какие каникулы, ни в какой отпуск. Работайте, товарищи, 8 мая ждем от вас в новой редакции закон о культуре. Сбережение народа поставлена задача, и сделать это без культуры невозможно.
Владимир Бортко оказался тем самым русофобом, снимал «Тараса Бульбу», вроде как не русофоб, а теперь вот с подачи уважаемого коллеги, наверное, все кинематографисты русофобы.
У нас есть закон, который хороший, который приняли все, почему мы должны от него отказываться, на основании каких, собственно говоря, соображений? Поэтому Бортко предлагает, это здравый смысл предлагает, принимать закон, который есть, и дальше с идеями президента объединить.
Драпеко очень рада, что обсуждение законопроекта вызвало такую бурю волнений. Она надеется, что это принесет пользу нашей национальной культуре.
От себя должен добавить, что прозвучавшее во вторник в Думе заставляет мыслить от противного: если закон о культуре так пугает, что включаются могучие силы отклонения, значит, нам он нужен. Парламентская логика кардинально отличается от человеческой. За пределами Охотного ряда редко можно столкнуться с ситуацией, когда человек для своего спасения вынужден сражаться с силой, видимой только ему, но не стороннему наблюдателю. А ведь депутаты сражаются за всех нас, тем более цинично их поднимают на смех.
После разминки на пленарном заседании Елена Драпеко пошла представлять фильм Константина Хабенского «Собибор». 14 октября 1943 года в этом лагере смерти произошло единственное в истории успешное восстание. Во главе восстания стоял лейтенант Красной армии Александр Аронович Печерский с группой советских военнопленных. До войны этот человек задумывался о театральной карьере, а после нее провел большую работу по объединению бывших узников и борьбе с наследием фашизма.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top