Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЭНЕРГЕТИКА: НЕ НАДО ЛИШНЕЕ ГОВОРИТЬ И НАРОД ПУГАТЬ

ЭНЕРГЕТИКА: НЕ НАДО ЛИШНЕЕ ГОВОРИТЬ И НАРОД ПУГАТЬ

Зампред комитета СФ по экономической политике Юрий Липатов провел в пятницу круглый стол на тему «Государственное регулирование цен в электроэнергетике». Предлагалось обсудить действующие нормы ценообразования, а также вопросы регулирования тарифов на электроэнергию.
Участники обсуждения насытили свои выступления таким объемом деталей, от которых буквально волосы дыбом: зачем энергетику столь сложно запутали? Откуда выросли карманы-западни потоков энергии, денег, ресурсов и бумаг? Почему в выдающейся стране с уникальной единой энергетической системой стало выгодно создавать альтернативные генерирующие мощности и уходить от этого рынка через те же сети?
Мероприятие началось как всегда и завершилось непредсказуемо, причем такой тон задал замминистра энергетики Вячеслав Кравченко. По ходу пьесы вылезли какие-то дикие показатели. Например, о доле электроэнергии в цене 11%. Если так, то диспаритет цен в энергетике страшнее сельского хозяйства.
Еще круче диспаритет идеологический. Теория и вслед за ней практика уходят от нерегулируемого рынка обратно к государственному регулированию и контролю, в энергетике продолжают изгонять бесов государства и попрекать перекрестным субсидированием. Если так будет продолжаться, что-то ноги протянет: или энергетика, или население, а вслед за ними государство.
Мир меняется по двум направлениям: нарастают аномальные явления погоды и параллельно растет уровень здравого смысла в массовом сознании, как будто дурь перетекает из людей в климат. Природные аномалии обрывают провода и с фундаментом выворачивают опоры. Тарифы для населения непосильны, и люди не хотят терпеть еще и отсутствие того, за что платят. Это так кратко суть круглого стола.
Показательно, что накануне мероприятия Липатова в лектории МИА «Россия сегодня» выступал экономист Руслан Гринберг. В связи с предстоящим двухсотлетием Маркса он обозначил системные беды капитализма. В который раз мы получили болезненный щелчок по самолюбию, коль на излете Советского Союза принялись догонять так называемый прогрессивный мир в том, что обрекает на монополию, разрушение производства, обнищание.
По мере нагнетания международной обстановки от профессионального транснационального сообщества ускользают возможности решать энергетические проблемы сообща. Практически каждая страна остается наедине со своей сеткой проблем. В них, однако, прослеживается единая железная воля на повышение издержек и самого объема энергетической составляющей, децентрализацию энергетики и монополизация сетевого управления. Казалось бы, Россия как крупнейший донор энергоресурсов в таких условиях должна сказочно обогатиться и стать центром мира, диктующим свои условия. Происходит ровно обратное, страна утонула в энергетических проблемах.
Уж сколько раз твердили миру: свободный рынок обеспечивает не конкуренцию, а концентрацию капитала с жесткой монополией и ценовым диктатом. Поэтому регулирование рынка намного более сложное, громоздкое, путаное и ресурсоемкое, чем плановая государственная экономика. То есть для выживания роль ослабленного государства при рынке должна быть выше. Тем не менее Минэк РФ, который как признанный преемник Госплана играет роль первой скрипки и Липатов первым данный факт подтверждает, гребет явно против естественного хода истории.
Замминистра Минэка Михаил Расстригин выступил за создание условий для конкуренции и создание рыночных цен. По его словам, конкурентные условия в энергетике возникли совсем недавно в 90-х, а в России в начале 2000-х, на фоне конкуренции по цене Минэк предложил конкуренцию по доходности потребителей. Инвестор может прийти на конкурс и заявить, что готов строить объект с доходностью 10, а не 12%. Более сильный уровень конкуренции может возникнуть на фоне долгосрочных договоров. Сохраняется большой монопольный сегмент, это сети. Созданы огромные объемы неиспользованной мощности.
С Минэком никто не спорил, энергетики пропустили его предложения, как каратист неотразимый удар, сохранив невозмутимость. Однако на исходе двух часов обмена аргументами терпение кончилось и замминистра энергетики Вячеслав Кравченко выбросил карты на стол.
Замминистра заявил, что мы обсуждаем в дцатый раз в разных местах с тем же составом участников много лет: перекрестное субсидирование и выпадающие доходы льготного подсоединения. Оно как было, так и есть. Добавили еще одну льготную категорию. Никакого решения проблемы не видим. Формат должен быть другой. Решения тяжелые, но их надо принимать. Если не примем, получим кучу мультипликативных эффектов. В отдельных направлениях инициатива запредельная, а в системных вещах какая есть. Не уподобляться собаке, которая все понимает и сказать не может. А мы хуже, все понимаем и ничего не делаем. Ну давайте тогда дождемся, когда спасать будет нечего или больше денег потребуется, вытаскивать придется отрасль. (Аплодисменты)
Липатов решил, что после такого выступления замминистра нет смысла давать слово, кто еще недовыступил. В законопроект столько понатыкали, что смысл потеряли.
У сенатора вопрос к работе правительства. Нынешние наши занятия его во многом удивляют. Был Верховный Совет СССР, избирались на семь лет на неосвобожденной основе. Приезжали в Москву на семь-десять дней два раза в год. Их разводили по отраслям, и перед ними выступали представители исполнительной власти. Им раздавали документы. То есть депутаты фиксировали то, что сделано профессионалами. У нас правительство вносит закон, он может полтора года пролежать в Госдуме. За это время проводим круглые столы с одними и теми же выступлениями. Одна сторона давит через одних депутатов или сенаторов, другая – других. И еще на нас зарабатывают деньги, а мы думаем, что делаем большое государственное дело.
По его мнению, даже здесь не все понимают, что происходит с тарифами. Учитывая безобразия в правительстве, мы выносим на публику, что не надо публике знать. Не осознавая, что мы вообще-то гробим отрасль.
Липатов признался, что ему не так просто в Совете Федерации. В 90-х страна выжила за счет двух структур – РАО ЕЭС и Газпром. Причем электроэнергетике не платили деньги.
Языком чесать на таких мероприятиях нечего и непродуманно пугать народ счетчиками, завершил Липатов под аплодисменты.
Сенатор Липатов прав, граждане с ностальгией вспоминают, когда на территории всего Союза цена для населения была четыре копейки за киловатт-час, две копейки для прочих потребителей. За энергетику отвечало государство. Она была акционирована, и разница в тарифах подскочила от 15 до 22 раз. По оценкам Минэнерго годовая цена перекрестного субсидирования 368 млрд руб. Госрегулирование с каждым годом становится все более громоздким. Крупные потребители пытаются создавать свою генерацию с дополнительной нагрузкой на сети.
По итогам круглого стола дали рекомендации для нового правительства, и оно должно обеспечить. Рекомендации вытекают из дискуссии, и они вполне конкретно сформулированы. Трудно сейчас оценить, какой в этом смысл. Многое будет зависеть от основного решения по формату государства. Оно неизбежно, вопрос – когда?

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top