Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ОТРИЦАНИЕ ВМЕСТО ЛЕЧЕНИЯ

ОТРИЦАНИЕ ВМЕСТО ЛЕЧЕНИЯ

В России на начало 2018 года было зарегистрировано около 10 тысяч детей с диагнозом ВИЧ-инфекция, при этом в 102 случаях родители не лечатся сами и отказываются лечить своих детей, так как вообще не верят в существование смертоносного вируса.
Таких «отказников» называют «ВИЧ-диссидентами», и пока никто не знает, что с ними делать, хотя, по мнению специалистов, в Российской Федерации эта проблема стоит острее, чем во многих других странах. Пока российское законодательство никакого наказания для «ВИЧ-диссидентов» не предусматривает, хотя в Минздраве РФ и Госдуме соответствующий законопроект уже разрабатывается с осени 2017 года. Кроме того, в 2017 году вопросы отказа от антиретровирусной терапии и диспансерного наблюдения ВИЧ-инфицированных детей обсуждались на заседании Общественного совета при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ.
«ВИЧ-диссидентство – это большая проблема. Есть у некоторых депутатов предложения, но все они труднореализуемы, – отметила директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения РФ Елена Байбарина. – В этом вопросе запретительные и карательные меры не работают».
Эксперты полагают, что взрослых «ВИЧ-диссидентов» заставить лечиться принудительно невозможно, однако спасти их детей государство может, но для этого необходимо внести ряд изменений в законодательство. Особенно угрожающие масштабы эта проблема приобретает ввиду того, что зачастую «ВИЧ-диссидентами» становятся подростки, которые, как рассказал главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Министерства здравоохранения РФ Евгений Воронин, просто перестают принимать таблетки. Видимо, такое поведение объясняется свойственными этому возрасту протестными настроениями и желанием быть такими же, как все здоровые сверстники.
«Среди 10 тысяч зарегистрированных в РФ на начало этого года детей с диагнозом ВИЧ-инфекция, 26% – дошкольники, 31% – младшие и средние школьники, и каждый второй (!) ВИЧ-инфицированный ребенок находится в подростковом периоде», – подчеркнул Евгений Воронин. Как уточнил, развивая тему, региональный представитель ЮНЕСКО по образованию и здоровью Тигран Епоян, 10 тысяч – это те дети, которые уже ВИЧ-инфицированы и поставлены на учет. На самом деле, по его оценкам, в «зоне риска» в России в настоящее время находится свыше 100 тысяч детей и подростков, которые еще пока здоровы, но в их семье есть носители смертельно опасного вируса.
«По данным ЮНИСЕФ, если смертность от СПИДа за последние годы снизилась в среднем на 30%, то среди инфицированных подростков она наоборот выросла на 50%», – отметил Тигран Епоян, рассказывая об опасных последствиях «ВИЧ-диссидентства».
Кроме «диссидентства» не менее остро, по словам главного внештатного специалиста Минздрава РФ, стоит проблема социализации вообще всех детей с ВИЧ: «Несмотря на то, что ВИЧ-инфицированный ребенок не является источником инфекции для других детей, общество не всегда готово полностью и адекватно принимать детей, живущих с этим диагнозом. Хотя действующее российское законодательство не допускает дискриминации и ограничения прав, законных интересов ВИЧ-инфицированных на основании наличия у них ВИЧ-инфекции».
Хотя, по сравнению с началом «двухтысячных», в обществе заметны позитивные изменения. «В начале «двухтысячных» годов отказной ребенок не имел никаких шансов попасть в приемную семью. За прошедшие годы нам удалось коренным образом изменить эту ситуацию. Сегодня эти дети имеют такие же шансы попасть в приемную семью, как и ребенок без ВИЧ. Это видно на примере Республиканской инфекционной больницы: в нашем Центре находилось более 100 отказных детей с ВИЧ-инфекцией, сейчас более 80% из них уже устроено в приемную семью», – с удовлетворением констатирует Евгений Воронин.
Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top