Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > В ОПЕРЕТТЕ АКТЕР ДОЛЖЕН ПЕТЬ КАК В ОПЕРЕ И ТАНЦЕВАТЬ КАК В БАЛЕТЕ

В ОПЕРЕТТЕ АКТЕР ДОЛЖЕН ПЕТЬ КАК В ОПЕРЕ И ТАНЦЕВАТЬ КАК В БАЛЕТЕ

Ведущего актера Театра оперетты Павла Котова хорошо знают театралы. Он солировал в мюзиклах «Нотр-Дам де Пари», «Кошки», опереттах «Летучая мышь», «Марица», «Веселая вдова», «Граф Люксембург». С актером и продюсером беседует наш корреспондент.
– Павел, как пришло решение стать актером, вас к этому готовили с детства?
– В детстве я традиционно хотел стать летчиком-испытателем, каскадером или космонавтом. Ну а как? Я же из 80-х. У меня совсем не театральная семья, мама- медик, но она очень любила театр, хотя отдала учиться в МАИ. Я там протянул год и ушел, понял, что не мое. В старших классах я был солистом известного ансамбля «Огни Москвы», мы объехали полмира, и, конечно, эта творческая жизнь мне безумно нравилась. В Гнесинку с другом мы пошли поддержать одну девушку, которая нам обоим нравилась, а в итоге прослушали всех. Поступила не девушка, а мы с другом. Это был, конечно, номер.
Девушка с нами перестала разговаривать, а я окончил Гнесинку с красным дипломом.
После окончания Гнесинского училища поступил в ГИТИС сразу на 3-й курс, я тогда считал, что, помимо вокальных способностей, мне необходимо развивать и актерское мастерство.
Я помню, как в 80-е в Москву приезжал мюзикл «Кошки», после спектакля понял, что это мое, очень хочу принять участие в этом проекте. И мечта сбылась.
– Кого вы считаете своими учителями?
– Мои мастера-педагоги в ГИТИСе — Розетта Яковлевна Немчинская и Максимилиан Изяславович Немчинский, люди, которым я всем обязан в творческом смысле. Хотя в один момент меня чуть не выгнали из ГИТИСа с формулировкой за «профнепригодность».
Педагог, которому я очень верил и доверял буквально как отцу, довел меня до «предузелкового» состояния, это очень серьезная проблема для вокалиста, когда на связках появляются уплотнения в виде узлов из-за перенагрузок, в этом случае артист уже не может петь. Я тогда не мог понять, что со мной случилось, никто мне ничего не объяснял, это сейчас есть Гугл, а тогда даже спросить было не у кого. Обычные врачи ничего не понимали в такой специфической проблеме. Розетта Яковлевна Немчинская буквально спасла меня, именно она заметила, что со мной творится что-то странное, послушала и погнала бегом к врачу в Большой театр, там и сейчас лучшие ЛОР-специалисты. В итоге меня не только не выгнали из ГИТИСа, а вернули форму. Я сдал выпускные экзамены на отлично.


– Вы заняты как в мюзиклах, так и в классических опереттах. Какой жанр вам ближе по духу?
– Я не разделяю их, если честно, для меня не имеет значения жанр, важен сам проект, люди, режиссер, постановка. Ведь артист выбирает не жанр, а именно спектакль-проект, который ему интересен. Одинаково люблю и классику и современный мюзикл. Хотя, как артист с классической постановкой вокала, могу смело сказать, что в оперетте микрофон артиста не спасает, там действительно нужен сильный, объемный голос, а в мюзикле не сложно спрятаться за профессиональным оборудованием. Мюзикл, по сути, это популярная музыка, эстрадная подача, красивые спецэффекты, декорации – весь акцент на этом.
В оперетте актер должен петь как в опере и танцевать как в балете, вот вам и «легкий жанр»… Хотя мои роли в «Кошках», «Нотр-Даме», «Свадьбе соек» – это мюзиклы и я люблю свои роли так же сильно, как и роли в «Сильве», «Летучей мыши» и других великих опереттах.


– Есть ли любимая роль?
– Наверное, роль Зупана в оперетте «Марица», этакий «простак», который в итоге получает и девушку, и состояние, в лучших традициях классической оперетты. Я пересмотрел все фильмы с Андреем Мироновым, все спектакли, мне казалось, что у его героев есть что-то общее с моим Зупаном. Конечно, играть Миронова невозможно, но я его обожаю, считаю гением, и именно он задал вектор моему герою.
– Какие работы в вашем арсенале как режиссера-постановщика?
– Если как актера музыкального театра у меня 20-летний опыт работы на сцене, то режиссером я мог бы себя назвать начинающим. Мои первые работы – это постановки новогодних спектаклей для разных театров и антреприз, а самая продолжительная и большая — мюзикл «Алиса в Стране чудес». Я учился у великого человека — Евгения Александровича Гинзбурга, он был режиссером циркового музыкального ревю «Свадьба соек», где я играл ведущую роль Захария, такое представление — сложнейший жанр, в нем задействованы артисты цирка, актеры, танцоры и вокалисты, даже звери. Вот тут было чему поучиться в режиссуре.
– И конечно, традиционно – о будущих планах.
– Мы делаем еще один мюзикл, повезем его по всей России, в сентябре мы снова встретимся с нашими зрителями на гастролях «Алисы», мечтаю сделать музыкальный спектакль «Аргонавты» по одноименному фильму с великолепной музыкой Александра Басилая.

Нина ДОНСКИХ.

Добавить комментарий

Loading...
Top