Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПОИСКИ КОМПРОМИССА ПО ДРСМД

ПОИСКИ КОМПРОМИССА ПО ДРСМД

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев провел в четверг круглый стол «Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности: удастся ли сохранить его действие в новых реалиях».
Косачев начал с того, что обсуждение приурочено к тридцатилетию Договора РСМД. Он подписан СССР в 1987-м, вступил в силу в начале июня 1988 года. Опыт реализации этого Договора позволяет считать его одним из самых серьезных основополагающих элементов надежной проверяемой системы международной безопасности и стратегической стабильности. В эти тридцать лет происходило очень много событий внутри двух стран, которые подписали документ, в динамике событий в целом в современном мире, включая развитие соответствующих систем вооружения в третьих странах, которые не являются участниками договора.
В последнее время возникло много вопросов к тому, как Договор выполняется сторонами. Договор реализован в течение первых трех лет его существования. В последние два-три года возникло немало дополнительных вопросов. В начале мая этого года комитет по вооруженным силам палаты представителей конгресса США одобрил меры, позволяющие президенту Трампу аннулировать Договор, приняв поправки в бюджет США по обороне. Тот же самый господин Джон Болтон, который сейчас находится в Москве, еще в прежних своих качествах неоднократно ругался на Договор и требовал его ликвидации. Ну, в частности ссылаясь на то, что Китай, Иран, Северная Корея создают соответствующие системы и тем самым во многом обессмысливают Договор.
Не говоря уже о претензиях, которые господин Болтон и многие другие продолжают выдвигать в адрес РФ. Договором предусмотрена деятельность Специальной контрольной комиссии, которая призвана снимать все имеющиеся вопросы. На протяжении многих лет деятельность Комиссии была заморожена. В последнее время состоялось два заседания Специальной контрольной комиссии. Кроме того, 20 – 21 июня этого года были намечены двухсторонние российско-американские консультации по тематике ДРСМД. Косачев считает, важно понять, насколько эти консультации состоялись и что, собственно говоря, произошло.
С основным докладом выступил замминистра иностранных дел Сергей Рябков. По его словам, в стратегической сфере у нас с США накопился целый клубок нерешенных проблем. На фоне произошедшей в последние годы общей деградации российско-американских отношений эти проблемы, включая ситуацию с ДРСМД, не решаются. Застой в решении проблем вносит дополнительный негативный элемент в двухсторонний тренд и отрицательным образом влияет на международную обстановку в целом. У нас продолжаются жесткие трения с Вашингтоном по ДРСМД. Россия и США на протяжении длительного времени высказывают друг другу претензии по Договору, однако продвинуться в направлении их урегулирования пока не получается.
Рябков подтвердил, что 20 – 21 июня в Женеве прошла экспертная межведомственная встреча по тематике Договора с США. Там не было других участников Специальной контрольной комиссии, а именно Белоруссии, Казахстана и Украины. Диалог на мероприятии шел профессионально, без лишних эмоциональных всплесков. Но сказать, что получилось добиться сближения позиций, было бы погрешить против истины. Мы продолжаем обсуждать примерно те же самые вопросы, что и раньше.
Рябков считает, что перспективы сохранения Договора остаются как минимум предметом обсуждений и споров. Многолетние российские озабоченности в контексте Договора сохраняются в полной мере. Прежде всего речь идет о последствиях наземного развертывания в составе размещаемых в Европе противоракетных комплексов Aegis Ashore, многофункциональных пусковых установок Mk41, которые способны задействоваться для пуска крылатых ракет средней дальности и других ударных вооружений. В свое время в соответствии с ДРСМД США ликвидировали наземную структуру для универсальных крылатых ракет семейства Томагавк. Это позволило, как тогда казалось, навсегда решить проблему неотличимости Томагавков в наземном и морском вариантах, соответственно надежно обеспечить отсутствие потенциала для размещения такого вооружения на суше, но при сохранении его морской модификации. Однако по прошествии нескольких десятилетий США восстанавливают структуру на земле и делают это в нарушение своих обязательств по Договору. Речь идет о появлении американской ракетной и противоракетной системы в близости от наших рубежей, причем в том регионе, где ее никогда не было. Это крайне дестабилизирующий факт, который мы не можем оставить без ответа. Более того, США договорились о размещении подобных комплексов на территории Японии опять-таки недалеко от российских границ уже в АТР. Такими шагами они расширяют географию нарушений ДРСМД.
По-прежнему нерешенной остается проблема, связанная с программами по задействованию в испытаниях ПРО так называемых ракет-мишеней, которые имеют характеристики аналогичные ракетам средней и меньшей дальности наземного базирования. Проблема заключается прежде всего в том, что в рамках данных программ Пентагона осуществляется множество пусков ракет-мишеней, а по сути неких ракетных систем дальность от 500 до 5,5 тыс. км, то есть на дальность, заключенную Договором, без поражающего воздействия средств ПРО и с полным циклом полета от старта до падения возвращаемой полезной нагрузки. Такая полезная нагрузка имеет все признаки боевых блоков, не отличимой от средств доставки оружия по смыслу договора.
По словам Рябкова, есть все основания рассматривать подобную деятельность в качестве поддержания и развития технологического потенциала ракет средней и меньшей дальности, обладание которыми запрещено. По-прежнему остается не урегулированным вопрос с ударными беспилотниками, некоторые типы которых со всей очевидностью подпадают под определение «крылатая ракета наземного базирования». Мы говорим американцам уже давно, однако конструктивная реакция отсутствует.
Российская сторона отмечает с большой тревогой зашкаливающий градус кампании в США обвинений России в нарушениях ДРСМД. Неприемлемо тиражирование претензий, которые носят абсолютно голословный характер. Американцы отказываются вразумительно обосновать свою озабоченность российской крылатой ракетой наземного базирования с индексом 9М729 из состава модернизированного комплекса Искандер-М. Американской стороне потребовалось несколько лет только на то, чтобы она наконец указала на конкретную ракету в российском арсенале. До этого нам предлагалось догадываться, что скрывается под индексом SSC-8, который не имеет никакого отношения к принятым в России условным обозначениям. Конкретики в испытаниях не называют.
Рябков заявил, что российские ракеты полностью соответствуют ДРСМД. США запускают все новые и новые ракеты якобы ответного характера, чреватые нарушением ДРСМД запрещенной дальности. НИОКР ДРСМД не запрещены. Очевидно создается потенциал при наличии соответствующего политического решения быстро выйти за рамки ДРСМД. Проект крылатой ракетой морского базирования как ответ российской угрозе. Конгресс активно готовит вопрос о том, что у Вашингтона есть основания для выхода из ДРСМД, усиление санкционного давления.
Вывод замминистра Рябкова: США нацелены на слом ДРСМД в свойственной им манере возложить ответственность на Россию. Все больше стран выступают за сохранение ДРСМД. Требуется откровенный и деполитизированный разговор экспертов. Без США наполнить содержанием трудно, но МИД России намерен продолжить работу.
Научный руководитель Института США и Канады Сергей Рогов заявил, что ситуация крайне тяжелая. В многополярном мире начнется соперничество без каких-либо правил. США от нас удалены и имеют два океана. Происходит третья волна кризиса. Первая, когда вывели ракеты с Кубы. Хрущева обвиняли чуть ли не в капитуляции, но Рогов считает, что это не так. Прибалтийские государства, Польша и Румыния позволяют сократить подлетное время до 3 – 4 минут и нанести первый обезглавливающий удар.
Рогов считает, что контакты с американским экспертным сообществом показывают пути компромисса. Очевидно, ракеты-мишени для испытания ПРО потребуются не только США, но и нам. Можно было бы договориться, что такие испытания могут проходить только на полигонах и с контролем. Что касается беспилотников, можно сказать, птичка улетела. Потребуются не только двухсторонние, но изменения в международные соглашения с передачей технологий, чтобы их различить. Мы требовали, чтобы США срезали пилоны, на которых крепится ядерное вооружение. Конечно, пилоны можно обратно привинтить, но на это потребуется несколько недель и трудно сделать незаметно.
Рогов предложил пригласить американцев на Капустин Яр, где, они считают, размещена российская ракетная бригада. Вторая, как они назвали, под Екатеринбургом.
Руководитель Русской гуманитарной миссии Евгений Примаков считает, администрация США явно производит попытку выхода из Договора. Минобороны может подготовить предложения по сохранению ДРСМД. Наш естественный союзник в сохранении ДРСМД европейцы, причем не обязательно симпатизирующие нам. Надо подвинуть США к сохранению ДРСМД.
Интересную мысль высказала замдиректора ИНИОН РАН Татьяна Пархалина. По ее словам, после распада Союза произошел быстрый переход к однополярному миру, а теперь идет к бесполярному. Доверие утеряно катастрофически, холодная война. Выход США из ДРСМД означает разрушение всей системы контроля над вооружениями.
Зампред комитета СФ по международным делам Сергей Кисляк отметил необходимость новых подходов к стратегической стабильности.
В комментарии «МП» Сергей Кисляк отрицал, что обсуждение приурочено к проектируемой встрече Путина и Трампа, тема готовилась давно в связи с эскалацией ситуации вокруг ДРСМД. Наша позиция спокойная, мы выживем и без ДРМСД и без ДСНВ, но в стабильных условиях нам комфортнее. То, что показывал Путин в Послании ФС, не противоречит ДРМСД.
Кисляк, разумеется, не согласен, что Хрущев капитулировал, о загубленной государственной информационной системе нынешний сенатор не думал. Он не согласен и с тем, что такая ситуация может возникнуть сейчас, на третьей волне международного обострения.
Евгений Примаков на вопросы «МП» ответил несколько иначе.
В США все делается до заявленной цели или с целью генерации отвлекающих мишеней, не только ракет, для проверки реакции назначенного врага в лице России?
Примаков в ответ сказал, американцы очень последовательные. Предвыборные обещания Трампа, как мы видим, они на самом деле реализуются step by step. В чем-то спотыкаются. Например, по отмене реформы здравоохранения. Но это такие заминки. Примаков считает, они делают все, чтобы подготовиться к выходу ДРСМД. Окончательное решение принято о выходе из Договора, но не оглашено. Иначе бы не нужно было вносить такие изменения в ядерную стратегию и другие устанавливающие документы внешнеполитической ориентации.
Кем решено, есть ли единство в самих США, в какой степени решение государственное?
Примаков напомнил очевидный факт: в США есть огромное лобби ВПК. Мы еще не знаем, что им Трамп пообещал во время предвыборной кампании. Может быть, все уже обещано было. Они рассчитывают заработать очень неплохие деньги. Сначала на НИОКР, потом строительство ракеты, ее производство и так далее. Мы в этом смысле соревнуемся и спорим не только с внешнеполитическими американскими устремлениями, но еще и экономическими интересами.
Есть понимание у населения, у журналистов, что для стран, принимающих вооружения США против России, это размещения это очень опасно?
Примаков развернул мысль, которую уже высказал на круглом столе. Он видит одну из наших надежд на адекватность и вменяемость наших европейских соседей. Американцы, если они размещают подобные ракеты в Европе, под ударом наша территория. Если мы размещаем подобные ракеты в ответ, то под ударом не территория США, это же европейская территория. Но мы должны понимать, есть еще контекст антироссийской кампании, которая продолжается. Американцы и так пытаются продать эту историю, что Россия злостно нарушает Договор, не особо пускаясь в доказательства. И дальше они будут так ее продавать, что они на самом деле нас ограничивают, нас останавливают, и они вынуждены это делать, потому что мы якобы нарушаем Договор о ракетах средней и меньшей дальности.
Общественное мнение вещь манипулируемая, мы это тоже понимаем. Поэтому как долго американцы смогут это продавать европейцам как товар, который якобы их защищает от нас. Примаков надеется, что сильные антивоенные традиции европейские должны начать срабатывать. Мы же помним огромные антивоенные митинги в 2003 году в Европе, когда американцы затеяли войну в Ираке. Вот это общественное давление на центр принятия решений должно как-то возрождаться в Европе. Если у нас есть возможность убедить Европу, что она становится заложником американской игры, надо пытаться убедить Европу в этом.
Кампания «страшной России» не начнет ли работать на саму Россию?
«Вы понимаете, есть такая старая шутка: когда нам все время рассказывают, что мы страшный Мордор, появляется жуткое искушение сказать: ну ладно, хорошо, уговорили, давайте мы теперь будем Мордор и покажем, как это на самом деле. Удержаться от этого очень важно. Не надо показывать всем, не надо пытаться себя убеждать, что мы Мордор, не надо верить в это. Мордор – это из Толкиена «Властелин колец», великая эпопея британского писателя. Многие считают, что он был разведчиком. Писал о мире, где все зло было сосредоточено на земле, которая называлась Мордор. И многие литературоведы, которые анализировали его текст, филологи, прочитывали, он был, скажем, так не комплементарен по отношению к России. Он считал, что он отчасти Советский Союз тогдашний», – пояснил Примаков.
По его мнению, чемпионат мира – лучшая иллюстрация. Это разумный power, даже не soft. Приехали люди и получают наслаждение от того, что они в России. Видят, насколько Россия прекрасна. И уедут с этим посланием обратно к себе домой.
С Примаковым невозможно не согласиться. Не зря подконтрольный Вашингтону Киев его испугался. Однако моя личная позиция серьезно отличается почти от всего того, что я услышал. Кем принято решение по ДРСМД и есть ли в самих США согласие, из обсуждения у Косачева непонятно. Мир стал неформальным, безответственным и черно-белым. CNN ведет перманентную кампанию дискредитации Трампа намного упорнее, чем Путина. После прошлой встречи Трампа и Путина заметных перемен не произошло.
Я вижу, что мир столкнулся с империей нового типа, которая категорически не признает свой имперский статус и панически боится его потерять. Но претендует на большее и большее по мере ослабления собственных позиций в массовом сознании.
России необходимо обращение не только к Европе и не только к экспертам США, но и к населению стран, которое ничего не понимает. Журналисты не понимают сути. Начинать надо с риторики и языка, не уступать русский. Удар по языку первый обезоруживающий. Все международники вслед за доминирующей военно-политической элитой США говорят «американцы», называют одну страну «Америкой». Всячески подстраиваются под англосаксонскую ментальность в ее худшем деривативе Нового Света. Начните здесь и отсюда говорить по-русски, и вы увидите, какой это будет удар. Называйте США по-русски, как предложил Владимир Чуров: Союз североамериканских государств.
Мир связный, автора эволюционного исследования «Активный связный мир» Юрия Чайковского не пустили в экспертную структуру СФ. Бьют изнутри и очень точно. Нельзя рассматривать одну угрозу без комплекса с тем, что США разрабатывают в сфере биотехнологии, канцерогенеза, подавления фертильности и дееспособности мужчин в том числе биотехнологически или в черном PR через СМИ и генерацию фольклора «московской кухни».
По мнению физика Георгия Малинецкого, бомба не нужна, когда есть такое оружие манипуляции общественным мнением.
Имея навыки в эволюционной генетике, отсюда мне понятно, что США заняты в основном запуском мишеней, не только ракет. Значительная доля их деятельности не рассчитана на декларированный успех, но прежде всего реакцию со стороны России, включая заходы в Черное море и пролеты у границ России. Создание кольца бактериологических лабораторий, о чем говорит в Думе Евгений Онищенко, направлено прежде всего на испуг, но к созданию оружия вряд ли приведет даже при гигантских затратах. Естественная эволюция патогенов сильнее человеческой воли, тут своя гонка вооружений.
По моему мнению, волна раздувания угрозы России имеет для России перспективы позитивные. То есть Примаков, конечно, прав про Мордор.
Нельзя повторять ошибку Хрущева, который от страха перед ракетами США в Турции капитулировал и сдал разработки государственной информационной системы. И это оказалось гораздо более опасным по сравнению с ракетами, судя по дальнейшему развитию событий. Условием капитуляции было резкое сокращение вооруженных сил и сдача Крыма на перспективу через Украину. Казалось бы, история должна чему-то учить, однако Ключевский прав.
Сейчас на третьей волне ядерного кризиса готовится нечто подобное. Россия может потерять то, преимущество чего еще не осознала. Англосаксонское государственное устройство и особенно его дериват в Новом Свете принципиально отличается. У них не вырабатываются решения на берегу, они меняют правила в зависимости от поведения назначенного противника. Возникают системные эффекты и прежде всего такой сложный для понимания из антропного принципа в синергетике Курдюмова, Капицы и Малинецкого, как известная в эволюционной генетике преадаптация. Авторы решения не несут за него ответственности не только по причине удаленного доступа, но и прежде всего потому, что не владеют рефлексией того, что делают. Они постоянно меняют проекты, ни один не доводя до какого-то как бы запланированного результата.
Размещение оружия США чрезвычайно опасно прежде всего для страны размещения, она будет уничтожена первой. Генеральная цель Вашингтона – выстраивание системной цепи перманентных провокаций.
Крайне опасно подстраиваться под их риторику и ментальность в поиске базы для диалога.
То есть надо не уступать язык и анализировать ситуацию внутри США, что делает Вероника Крашенинникова, и потому ее сегодня не пригласили. И надо обращаться прежде всего к населению. Настаивать на том, чего они боятся. Понятно, начиная с RT и Sputnik. Но и не только, есть много чего и кого в России, вызывающего ужас Вашингтона, а мы не видим нашего преимущества и сдаем.
В общем, на мероприятии в СФ уважаемые люди с большим политическим значением наговорили много правильных слов. Можно поражаться количеству военно-политических экспертов и всевозможных центров, академий, советов и институтов.

Лев МОСКОВКИН

Добавить комментарий

Loading...
Top