Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ВЫСТАВКА «ГОРОД ГНЕВА: СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА В ЛИТЕРАТУРЕ»

ВЫСТАВКА «ГОРОД ГНЕВА: СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА В ЛИТЕРАТУРЕ»

В отделе Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля «Дом И. С. Остроухова в Трубниках» заканчивается экспонирование выставки «Город гнева: Сталинградская битва в литературе», посвященная 75-летию победы советских войск под Сталинградом.

«Во время сталинградской эпопеи все мы стали немного сталинградцами», – писал постоянно находившийся в пекле сражений в качестве корреспондента «Красной звезды» Константин Симонов. Атмосфера военного Сталинграда воссоздается кураторами выставки во главе с  Ольгой Залиевой с  помощью  подлинных плакатов того времени, передающих решительный настрой бойцов, намеренных любой ценой  не пропускать немцев к матери русских рек.

Немец к Волге шел напиться
По зубам огрели фрица
Наутек пришлось пуститься.
Ноет бок, болит спина,
Видно волжская водица
Для фашиста не годится,
Солона она для фрица, солона!

«Отобьемся»,  – кажется,  эта мысль ни на секунду не покидает движущихся среди пылающих огней бесстрашных людей, которых посетитель видит на фотографиях, в  кадрах документальных и художественных фильмов. Явно не терял присутствия духа и молодой Виктор  Некрасов.

Многочисленные фотографии писателя (получившего Сталинскую премию меньше чем через год после окончания войны за книгу «В окопах Сталинграда»)  являют нам довольно компанейского на вид молодого человека, как будто занятого трудной, но интересной  работой. На  своих отличающихся выразительной  точностью автошаржах писатель  то изображает себя на  постаменте, то в виде бравого  солдата Швейка: босого, в пилотке и пижамных штанах.  При этом многие экспонаты из парижского архива Виктора Некрасова представлены на обозрение публики впервые. Общепризнано, что умение передать негероическую  сторону войны сближает Виктора Некрасова с Ремарком. Поначалу может создаться впечатление,  что  главный герой повести «В окопах Сталинграда» больше дорожит общением с товарищами и новыми знакомствами, чем возможностью попасть на передовую. Но  при отступлении вырвавшийся из окружения молодой офицер ощущает острейшее чувство вины перед каждым жителем оставляемой территории. И на  выполненном пастелью автопортрете мы видим тяжело переживающего трагические события  уже совсем зрелого человека.

Рядом с портретом  Сталина 1946 года – отрывок из очерка «Сталин и война»: «Сталинград событие великое. Кровавое, страшное, но великое. Именно после него мы поверили в военный гений Сталина. Во время боев о нем особенно не вспоминали. Были дела поважнее. Но, начиная со 2 февраля, глядя на вереницы замерзших пленных фрицев, мы честь победы отдавали «усатому» в Кремле. И тогда я  вступил в партию. Поверил. Искупили все же собственной кровью позор 1937 года, ужасы коллективизации…  Но всему приходит конец. Пришел конец и эйфории, просто гордости… Говорят, о мертвом либо хорошо, либо ничего. Об этом мертвом только плохое, только самое страшное».

«Великий и страшный», – так, по словам выступавшего на вернисаже выставки Алексея Симонова, называл вождя в последние годы жизни его отец. И в своем романе «Солдатами не рождаются», и в вышедшем посмертно сборнике публицистических очерков «Глазами человека моего поколения» Константин Симонов сумел показать  причины превращения давних партийцев в убежденных антисталинистов.  Представленные  на выставке  многочисленные  фотографии писателя запечатлели облик писателя, умевшего быть мужественно-благородным и демократичным .

То, что роман «Жизнь и судьба» (в центре которого находится симфония сталинградской битвы) – должен быть напечатан в «Новом мире» было для Симонова, как для главного редактора журнала, очевидным. Однако связанная с публикацией романа на родине эпопея растянулась на целых тридцать лет: ведь Гроссман с равновеликой силой показывает в нем бесчеловечность нацистской и советской тоталитарной системы. Благодаря Семену Липкину, сумевшему с помощью Андрея Сахарова и Владимира Войновича передать рукопись на Запад, впервые роман был опубликован в Швейцарии в 1980 г. (экземпляр этой книги оказался на выставке благодаря Дому русского зарубежья). Немалой самоотверженности от близких Василию Гроссману  людей потребовало и  хранение  машинописного  варианта рукописи с последними пометками писателя (он также представлен в экспозиции выставки). Интересен  подготовленный музеем фильм о том, как давний друг писателя историк Вячеслав Лобода и его жена Вера под угрозой постоянного ареста спасали рукопись в Малоярославце.

Сделанная ради тех, кто в силу понятных причин так  и не смог узнать, как и когда закончилась война, выставка действительно возводит мосты между прошлым и настоящим.

Александра Гордон.
Фото – Тимур Гольдман, Дмитрий Чиганчиков.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top