Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > МЯТЕЖ, ИЛИ КОНЕЦ МНОГОПАРТИЙНОСТИ

МЯТЕЖ, ИЛИ КОНЕЦ МНОГОПАРТИЙНОСТИ

6 июля 1918 года, ровно 100 лет назад, в Москве произошло одно из самых загадочных событий Гражданской войны – вооруженное восстание левых эсеров, к однозначной оценке которого историки не пришли по сей день.

Теракт в Денежном переулке
Для начала левые эсеры, не согласные с Брестским миром, решили убить немецкого посла графа Вильгельма фон Мирбаха, чтобы спровоцировать войну с Германией.
6 июля два члена партии, сотрудники ВЧК Яков Блюмкин и Николай Андреев, предъявив мандат, прошли в германское посольство, которое находилось в особняке Берга в Денежном переулке (дом №5). Поводом для визита стала судьба дальнего родственника посла, графа Роберта Мирбаха, который незадолго до этого был арестован ВЧК. В кабинет Мирбаха они вошли примерно в 14.15, в 14.40 Блюмкин несколько раз выстрелил в дипломата, а Андреев, убегая, кинул в гостиную две гранаты. Посол погиб на месте. Оба преступника успели скрыться через окно и уехать на поджидавшем их автомобиле. Террористы совершили множество ошибок: на месте происшествия они забыли портфель с удостоверениями на имя Блюмкина и Андреева, кроме того, остались в живых свидетели убийства Рицлер и Мюллер.
Прибыв на место преступления, председатель ВЧК Феликс Дзержинский быстро разобрался, что произошло, и сразу отправился в гнездо мятежа – в штаб командира Боевого отряда ВЧК Дмитрия Попова, который находился в Трехсвятительском переулке. Там он был арестован, а бойцы отряда Попова продолжили аресты членов большевистской партии по всей Москве. Кроме того, «поповцами» были заняты типография в Ваганьковском (Малом Трехгорном) переулке, почтамт и телеграф.
В тот же день, 6 июля, произошли реальные вооруженные выступления в Ярославле, Рыбинске и Муроме, организованные руководителем Боевой организации партии эсеров Борисом Савинковым.

Со съезда – на гауптвахту
Противоречия внутри правительственной коалиции большевиков и левых эсеров обострились еще в марте 1918 года, после подписания Брестского мирного договора. В знак протеста против его условий, позорных для России, левые эсеры вышли из Совнаркома, а 5 июля на V Съезде Советов левые эсеры активно выступили против большевистской политики, осуждая Брестский мир, продразверстку и комбеды. Однако, хотя эсеры вышли из состава Совнаркома, они продолжали работать в ВЧК, оставались в коллегиях наркоматов, военном ведомстве, разных комитетах, комиссиях, советах. Вместе с большевиками левые эсеры расправлялись с правыми и центристскими партиями, пока очередь не дошла и до них…
6 июля во время совещания заместитель председателя ВЧК Яков Петерс по телефону от Ленина получил распоряжение идти в Большой театр, где проходило заседание Съезда Советов, и арестовать фракцию левых эсеров. Со сцены было объявлено, что собирается фракция большевиков и чтобы все большевики покинули театр. Чекисты установили на выходе проверку документов и сначала выпускали большевиков, затем других делегатов съезда, а оставшиеся в театре левые эсеры были арестованы и отправлены на гауптвахту в Кремль.
В час ночи 7 июля на места ушла телеграмма Ленина: «Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов. Будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте чаще». К утру следующего дня с мятежом было покончено.

Мятеж или устранение политических конкурентов?
Казалось бы, участников мятежа должна была ждать неминуемая казнь, однако расправились с ними не по-большевистски мягко. Ряд историков объясняет эту странность тем, что никакого по-настоящему угрожающего советской власти мятежа не было вообще, а имела место хорошо спланированная самими большевиками провокация, задача которой заключалась в устранении последней партии-конкурента.
После окончания расследования дело о мятеже левых эсеров было рассмотрено в Верховном ревтрибунале при ВЦИК 27 ноября 1918 года на открытом судебном заседании. Трибунал приговорил Якова Блюмкина и Николая Андреева к тюремному заключению с применением принудительных работ на 3 года (их судили заочно). Андреев бежал от наказания на Украину. Позже его видели в Гуляй-поле у Махно. Анархические порядки ему не понравились, и Андреев ушел. Умер Николай Андреев в 1919 году от сыпного тифа.
После провала мятежа Блюмкин, сломавший ногу во время бегства из посольства Германии, под фамилией Белов скрывался в больницах Москвы, Рыбинска и Кимр, затем под именем Григория Вишневского работал в Кимринском комиссариате земледелия. Потом перебрался на Украину, а в апреле 1919 года явился с повинной в киевскую ВЧК. Там Особая следственная комиссия по согласованию с Президиумом ВЦИК и с одобрения председателя ВЧК Феликса Дзержинского приняла решение об амнистии Блюмкина, заменив смертную казнь на «искупление вины в боях по защите революции».
Начальника Боевого отряда ВЧК Дмитрия Попова расстреляли в 1921 году, но, опять-таки, не за 6 июля, а за то, что побывал помощником Махно.
Наконец, и с руководством партии левых эсеров тоже обошлись очень мягко. Уже 10 июля почти всех выпустили в честь принятия на съезде первой советской конституции. Одного из лидеров партии эсеров – Марию Спиридонову, которая на V Съезде Советов назвала большевиков «предателями революции», Верховный ревтрибунал при ВЦИК приговорил к году тюрьмы, но, приняв во внимание «особые заслуги перед революцией», амнистировал и освободил ее. И это несмотря на то, что, как утверждал сам Яков Блюмкин, приказ убить Мирбаха он получил 4 июля именно от нее.
Борис Савинков, руководивший вооруженными выступлениями в Ярославле, Рыбинске и Муроме, летом 1918-го скрылся в занятую восставшими военнопленными чехами Казань, потом – в Уфу, где некоторое время рассматривался в качестве кандидата на пост министра иностранных дел в составе Совета министров Временного Всероссийского правительства («Уфимской Директории»). Из Уфы Савинков перебрался во Францию. В начале августа 1924 года Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечен в результате разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2», и был арестован. 7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством. Воспользовавшись отсутствием оконной решетки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, Борис Савинков выбросился из окна пятого этажа во двор.
Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top