Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СТРАСТИ ВОКРУГ ЦИКа

СТРАСТИ ВОКРУГ ЦИКа

Первый Всероссийский конгресс общественных наблюдателей – 2018 состоялся в пятницу и субботу 17-18 августа. Конгресс посвящен вопросам организации общественного наблюдения на выборах на основе распределенных данных блокчейн и вообще всяческих цифровых технологий. С полувековым опозданием в Россию пришла мода на государственное программирование.

Конгресс организован Российским фондом свободных выборов. Поэтому ГОЛОС не пригласили, ссылаясь на то, что организация не имеет отношения к системе общественных палат. Недоумение по этому поводу высказал один лишь Алексей Венедиктов, который в своей роли предводителя общественного наблюдения в Москве стоит один всего остального конгресса.
Все высокие стороны избирательного процесса сводят общественное наблюдение к борьбе с нарушениями, действительными или мнимыми. И те, и эти одинаково не заинтересованы в правде жизни: демократические и насильственно регулярные выборы неизменно привлекают специфическое меньшинство, навязывающее волю большинству. Судя по заключению председателя Государственной Думы Вячеслава Володина, элиту США данная ситуация более чем устраивает. Не случайно там общенародные мероприятия проходят в будний день, когда главный диктатор для наиболее массового избирателя – это работодатель. В России ситуация обратная.
Можно ненавидеть власть, в России так принято, но я нашел ответ на вопрос, который наверное только мне кажется существенным: возможны ли идеальные выборы, когда главная сторона, избиратель, ведет себя абсолютно безответственно? Может прийти или не прийти, может прочитать что-то о кандидатах или проголосовать, как придется.
Председатель Центризбиркома России Элла Памфилова сказала в ответ: «Я думаю, что нет. Если обществу все равно, какие выборы. Если обществу все равно, с ним можно делать все, что угодно. Хотим выборы нормальные, надо работать и не лениться всем. И обществу тоже. Вот и все».
По словам Памфиловой, можно достичь небывалых технических высот, но если не будет интереса к выборам, мотивации, желания со стороны гражданского общества контролировать этот процесс доступными методами, тогда сам по себе технический прогресс не будет иметь большого значения. Важно все вместе.
Элла Памфилова сказала, что возможно будут расширять общественное наблюдение за ходом выборов, чтобы интерес к ним был высоким. Если понимание будет, что выборы это наша судьба и они должны быть достойны нас, каждый из нас должен хорошо поработать, приложить соответствующие усилия.
Не знаю, полезное я ископаемое или вредное, но многие вопросы вижу иначе, чем каждая из присутствующих или отсутствующих сторон. Молодые люди выглядели какими-то поверхностными образчиками двух полярных состояний, карьеристами, либо пофигистами. Они с признаками клонирования и кажется все равно, где реализоваться – в избирательной системе или в партийной, на волонтерском поприще или при патриархии. Возможностей реально много. Знаний и идеологического заряда нет. Что им дал Конгресс, не удалось выяснить даже между котлетами обильного обеда. Всем хотелось поговорить, а тематика разговора не нащупывалась.
Элла Памфилова у них спрашивала, что им нужно. А они не умеют хотеть, разучились идентифицировать и формулировать собственный интерес. Тем не менее, на Конгрессе присутствовали совсем молодые люди и особенно девушки с совершенной социализацией. Настолько продвинутых людей такого возраста в предыдущих поколениях не было. Они отражают общую тенденцию.
Конгресс собрал представителей общественного наблюдения со всей страны. Корпус общественных наблюдателей сильно помолодел. Это была воистину продуктивная идея по организации наблюдения через систему общественных палат. Всем партиям вместе взятым не удавалось привлечь столько наблюдателей. Присутствие общественных наблюдателей на участках дисциплинирует избиркомы, побуждая соблюдать закон.
Все общественно-полезное в России организует и финансирует власть сверху. Вредное – тоже власть, но чужая. Так сложилось в совершенно свободной России.
Существенно, что эти наблюдатели нацелены на фиксацию нарушений на месте с незамедлительным предотвращением. Превентивная работа приоритетна по сравнению с последующим наказанием. Они занимаются не только фиксацией нарушений непосредственно при голосовании, но и соблюдением избирательного права, как активного, так и пассивного. Зачастую исход выборов задается во время кампании перед днем голосования и здесь надо быть очень внимательным. Поступающие сообщения о нарушениях тщательно проверяются и верифицируются. Из них отделяются фейки.
Сейчас уже никто не выпустит наблюдателя на участок без подготовки, как было со мной на выборах Госдумы в 1999 году. Наблюдению предшествует серьезное обучение.
ГОЛОС никогда не имел достаточного для репрезентативности корпуса наблюдателей, а сейчас ввиду сокращения финансирования он просто принимает любые сообщения о нарушениях и без проверки размещает на своей «Карте нарушений». Чем больше нарушений, тем эффективней работа. Вся Россия покрыта чем-то красным, что и требовалось доказать.
Без перекосов не обходится ни с одной стороны. Специалисты, привлеченные Конгрессом, не знают о диагностических признаках fake-news и продолжают спорить в своем междусобойчике, существуют ли фейки как данность. Те, что все же признаются, без анализа относят к случайностям и для них констатируется отсутствие злонамеренности. Между тем их же данные свидетельствует о росте потока фальши, как будто действует настоящая фабрика фейков. Получается нестыковка вопреки логике. Для этой компании логика ограничена наукой убеждать, но не теорией доказательства. Для них истина это то, во что они заставили поверить на базе финансирования.
Две системы презумпций существуют в параллельных мирах и при этом стремятся соединиться. Теоретически это невозможно, но у них что-то получается. Одни по заложенной четыре века назад преюдиции* вменяют России отсталость с наплевательским отношением к закону. Другие согласно статусу столь же безосновательно превозносят Россию. Истина не интересует ни тех, ни других, потому что она несовместима с презумпциями.
Никто не смог мне объяснить, почему так называемая несистемная оппозиция беззастенчиво использует для дискредитации выборов распределение Гаусса. Я понимаю, что Гаусс узнаваемый сообразно инженерному образованию нашей строптивой интеллигенции, которая подобно Бабе Яге всегда против. Но все же рейтинги аппроксимируются распределением Ципфа. В ответ на вопрос все дружно долбили математику, якобы ее нельзя распространять на социальные процессы.
Я не уверен, что на головы избирателей можно обрушивать всю правду. Но в данном случае истина на стороне Венедиктова: без критической позиции нет смысла наблюдать, достаточно принимать то, что дают.
Пока депутаты дерутся, пулеметы молчат, и лучше здесь, чем на площади, – цену выборов мемообразно представил зампред царской Думы Василий Шульгин и в новой Думе повторил Алексей Митрофанов.
«Мало кто дает себе отчет, издеваясь над депутатами, запускающими друг в друга чернильницами и пюпитрами, – какую поистине громадную услугу эти смешные чудаки оказывают в некоторых странах своим согражданам. Пока спорят, ругаются и даже дерутся в парламентах, пулеметы молчат. Как только эти отдушины замолкают или оказываются недостаточными для бурлящих паров, злоба направляется по другим каналам; тогда граждане хватают оружие и начинают резать друг друга. А как резать, это мы, русские, испытавшие гражданскую войну, знаем, с отнятием носов, ушей и глазоколотием» – дословно.
С тех пор Россия накопила много опыта, но забыла все, что было.
Каждые выборы проходят по-своему. Перелом произошел в 2003 году, когда сам великий Юрий Левада был ошарашен тем, что произошло. Обломились фланги электората. Рейтинг СПС завалился за два дня до голосования. Предсказанные Стругацкими центробежные процессы в империи пришли и прошли, вернулась центростремительность. Кремлевская политтехнология грамотно воспользовалась моментом и поддержала изменения доминанты массового сознания. Мы знаем поименно, кто это делал.
После этого по Земному шару подобно цунами несколько раз прокрутилась волна государственных переворотов. Отработанные в самих США протестные акции использовали молодежь. Особенно большие силы были брошены на Россию. Поражает воображение изощренность и обилие внешних программ против детей и для вовлечения подростков. Момент был острый. Удалось повлиять на курс страны и состав правительства, но не систему национальной власти.
Кремлевской политтехнологии удалось сохранить относительную стабильность благодаря созданию множества позитивных программ для молодежи. Они многократно описаны. Смотрится тем же вооруженным взглядом смешно и нелепо, но результат налицо. В данном случае привлечение молодежи к наблюдению на выборах преследует прежде всего главную цель в глобальной войне за молодежь, которую большинство стран мира проиграли. Проиграли даже в Латинской Америке с ее настроем, куда более решительном по сравнению с Россией.
Россия вышла в лидеры надежды человечества. Жаль, что в самой России этого не понимают.
Для примера. В интересном положении на Конгрессе оказался член ЦИК, международник Василий Лихачев. Ему поручена непростая миссия сопровождения выборов за рубежом в наиболее проблемным странах, где работают россияне. За любой неверный шаг там расстреливают. Спасибо Михаилу Ходорковскому, что напомнил ценою жизни четверых россиян, послав их в ЦАР. Всего-то 42 тыс на консульском учете, но вопрос принципиальный: Россия всерьез и надолго возвращает мировое присутствие. Безопасностью занимается группа МИД под руководством самого уважаемого в мире министра, легендарного при жизни Сергея Лаврова. Члену ЦИК Василию Лихачеву поручена публичная часть айсберга.
Не лишне вспомнить: организатором поджогов российских посольств в Африке выступил специалист по рыжим революциям Майкл Макфол, потерпевший фиаско на «снежной революции» в России.
Понятно, обитателям Конгресса подоплека неведома и потому международника Лихачева слушали вполуха. В отличие от тех, с кем ему приходится заочно дискутировать. Те ловили под микроскопом каждое слово, подобно Трофиму Лысенко за портьерой выступление Николая Вавилова. Любое лишнее слово позволит отправить человека в отставку, превентивно зашельмовав до состояния политической смерти. Именно так сделали с эффективным защитником детей Павлом Астаховым.
Квест с реальной опасностью стоит всей лудомании мира и кажется, член ЦИК Василий Лихачев очередной этап тактически выиграл. Отряд не заметил победы бойца. Это Россия: играя ключевую уникальную роль в мире, ни шатко, ни валко обсуждает нечто второстепенное.
Кто однозначно выиграл от Конгресса, так это председатель Мосгордумы Алексей Шапошников при поддержке все того же Алексея Венедиктова. Россия так устроена, что столицу можно принудительно переместить на болота «окна в Европу» или в глубинку Нью-Васюки, это место станет центром мира. Центростремительность здесь особо эффективна. Ни у какого Шапошникова ничего бы не получилось без воинствующего Венедиктова. Наблюдая за процессом их объединения, умудренная опытом собственного участия в выборах, Памфилова предложила распространить опыт Избирательного кодекса Москвы на всю Россию.
Вряд ли это возможно, но выглядит привлекательно. Кроме шуток. Венедиктову со всеми его презумпциями для верификации выборов удалось сделать больше всех предшественников.

Лев МОСКОВКИН.
*Преюдиция — обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, в котором участвуют те же лица.

Добавить комментарий

Loading...
Top