Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЗАКЛИНАНИЕ ТЕЛЕГИ

ЗАКЛИНАНИЕ ТЕЛЕГИ

Мы этим занимаемся вот уже 100 лет. Куда уйдут 156 миллиардов?
Почему королева Елизавета не издает указы «О повышении производительности труда»?

Как известно, президентские майские указы 2012 года не были выполнены. В их числе – указ о повышении производительности труда аж сразу на 50% в течение пяти лет. Росстат вывел какие-то микроскопические проценты роста, в пределах статистической погрешности, а по данным Организации экономического сотрудничества и развития – и вовсе было падение.
Новый указ, от 2018 года, более скромен – рост в 25 – 30%. Он подкреплен масштабными мерами и затратами. Как сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на источники в правительстве, утвержденная в 2017-м программа «Повышение производительности труда и поддержка занятости» сейчас пересматривается кардинальным образом. Готовится национальный проект, который предусматривает переучивание тысяч менеджеров на нескольких тысячах специально отобранных предприятий. Предполагается, что это будут «точки роста», которые покажут пример и потянут за собой остальных. Выделяется 156 миллиардов рублей на 2019 – 2024 годы. Планируется создание специального фонда.
Но не будет ли это всего лишь очередная чиновная структура по «освоению» бюджетных денег? Для опасений есть основания. Возникает много вопросов. По какому принципу будут выбирать предприятия, почему капиталистам (у нас ведь капитализм!) дают деньги из народного бюджета. Если у нас все делается по приказу, то не проще ли велеть бизнесменам: «Повышайте, бездельники, производительность, не то… сами знаете…» А деньги направить, скажем, на здравоохранение.
Но самое главное, основополагающее – программа и задача некорректны в научном, экономическом, философском смысле. Да и просто с точки зрения здравого смысла.
Бессмысленно и бесполезно ставить телегу впереди лошади. Бессмысленно и бесполезно издавать указы для телеги, понукать ее двигаться быстрее.
А мы это делаем вот уже 100 лет. Еще в 1918 – 1919 годах Ленин в выступлениях на заседаниях ЦК, в статьях буквально заклинал, повторяя и повторяя: «Производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя». Увы, 75 лет «боролись за повышение производительности труда», не повысили – и в итоге «строй» не «победил». Рухнул.
Нынче в России вроде бы новый «строй». Однако и через 100 лет нынешние указы можно уподобить тем заседаниям ЦК, поскольку ставится та же задача.
Но «повышение производительности труда» не может быть самоцелью. Задачей и целью может и должно стать создание высокотехнологичной промышленности, построение эффективной, конкурентной экономики. «Повышение производительности труда» – всего лишь закономерное следствие, «производительность труда» сама по себе – всего лишь показатель. Как нормальная температура у здорового человека.
Наша экономика с советских времен – больна, ущербна. По природе своей. В первой половине XX века, когда мировая промышленность еще развивалась экстенсивным путем (больше заводов и фабрик, «больше чугуна и стали на душу населения в стране»), мы по этим параметрам даже опередили другие страны – в том числе благодаря дармовой рабочей силе в виде миллионов заключенных ГУЛАГа, построивших электростанции, гигантские комбинаты, заводы.
Но далее они должны были совершенствоваться, выпускать конкурентоспособную продукцию. Началась постиндустриальная эпоха – эпоха научно-технической революции, эффективности производства. И она показала, что экономика социализма не способна к саморазвитию. В начале пути Ленин обосновывал социалистический способ производства гегелевской диалектикой, гениальной теорией «самодвижения» как процесса, имеющего источник развития в самом себе. Но мировая практика социализма показала, что в государственной экономике «источника самодвижения» нет – по природе вещей.
В 70-е годы XX века она вступила в полосу кризиса. Технологическое отставание от Запада приобрело формы цивилизационного разрыва. Он и был таковым. И неуклонно увеличивался.
В конце каждого года проводились закрытые пленумы ЦК КПСС, на которых говорили о реальном положении дел. Поэтому их материалы в печати не публиковались, распространялись по спецканалам – только для партийно-государственных руководителей. Например, в 1973 году на декабрьском пленуме Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев констатировал: мы тратим на производство станков столько же металла, сколько США, Япония и ФРГ, вместе взятые, но по числу сделанных из этого металла станков и по их производительности отстаем от каждой из этих стран в отдельности. СССР выплавляет стали, производит цемента, добывает нефти почти в два раза больше, чем США, выпускает тракторов и комбайнов в десять (!) раз больше, чем США, – а результата нет. Финляндия производит древесины в 10 раз меньше, чем СССР, а выручает валюты от экспорта в 2 раза больше.
Ленина, заклинавшего «повышать производительность труда», еще можно понять: не было в мире опыта «социалистической экономики».
Сейчас он есть. От Тихого океана до Атлантического – от Северной Кореи до Кубы.
В новой России вот уже четверть века (исторический срок!) вроде бы капитализм. Однако пресса полна заголовками о решении главы государства «поднять производительность труда». Она у нас в четыре раза ниже, чем в развитых странах. Можно ли представить заголовок в английских газетах: «Ее величество королева Елизавета издала указ о повышении производительности труда»? А в американской прессе?
В России не рыночная экономика, а прежняя административно-командная система. Но – в варианте, непредставимом в советские времена. Например, госкорпорации в рамках так называемого госкапитализма действуют по уникальному принципу: вся прибыль – узкому круг лиц, а все убытки – государству, народу.
То же самое относится к так называемым акционерным обществам с участием государства или без него. Сейчас Россия находится на одном из первых мест в мире по… социальному неравенству. Доходы 10 процентов самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в 16 – 17 раз. Только по данным Рсстата. По экспертным данным – намного больше. В мировой социологии считается, что подобная диспропорция чревата социальными конфликтами. Но у нас, слава богу, все спокойно. В Европе разрывы не более 8 – 10 раз, в Японии – в 5 раз.
В такой системе заведомо невыполнимые указы и приказы – норма жизни. Как будто они принимаются для блезиру, чтобы народ думал: власть заботится о развитии экономики. Власть стремится закрыть страну от мира, насаждает идеологию «особого пути». И – экономику особого пути. В результате и Третья индустриальная революция – композитные материалы вместо металлургии, 3D-печать вместо традиционного машиностроения, наноэлектроника и нанороботы, регенеративная медицина, генная терапия, информационные технологии – проходит мимо нас, касаясь России лишь в виде импорта. Буквально на днях заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности заявил, что мы не будем зависеть от американской электроники для производства оружия, поскольку можем заменить ее… китайской.
Вот заключение Владислава Иноземцева, директора Центра исследований постиндустриального общества: «Отрасли промышленности, определяющие облик современной экономики, у нас почти полностью отсутствуют. По объему экспорта конечной индустриальной продукции мы в 2015 году серьезно отстали от… Словакии. Россия – страна «третьего мира», зависящая от экспорта ресурсов».
А мир уже на пороге Четвертой индустриальной революции – полностью цифровая промышленность, массовое внедрение в производство «киберфизических систем».
У нас же в 2013 году появились «научные роты» – из солдат срочной службы, выпускников технических вузов. Научная эффективность одного года службы в казарме – вопрос дискуссионный. Да и сама по себе мобилизация в армию избранных талантов поневоле ассоциируется с гулаговскими «шарашками». В сталинские времена так называли тюремно-лагерные НИИ и ОКБ – особые конструкторские бюро. Ученых, инженеров, техников целенаправленно, «по разнарядке», арестовывали, осуждали и отправляли в «научные зоны» ГУЛАГа. В «шарашках» отбывали срок (работали) конструкторы ракетно-космической техники Королев и Глушко, авиаконструкторы Туполев, Мясищев, Петляков, Поликарпов, тысячи других «научно-технических зэков».
В 2015 году президент РФ объявил: «Часть молодых людей, которые нам нужны для работы на оборонных предприятиях, будут проходить фактически альтернативную службу по месту работы в так называемых производственных ротах».
В апреле 2018-го президент РФ поручил министерству обороны рассмотреть предложение Челябинского трубопрокатного завода о прохождении срочной военной службы молодых россиян неподалеку от предприятия.
Это приметы Четвертой промышленной революции?
А 156 миллиардов рублей, выделяемых на проект «Повышение производительности труда», – «освоят». С производительностью труда по «освоению» бюджетных средств у нас проблем нет.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top