Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВОСХОД ИСТОРИИ ИЛИ ВСЕ ЖЕ ЗАКАТ?

ВОСХОД ИСТОРИИ ИЛИ ВСЕ ЖЕ ЗАКАТ?

США закрыли эру глобализации и открыли эпоху сегментации распадающихся макрорегионов

В понедельник, 3 сентября, в пресс-центре «АиФ» состоялась дискуссия политологов с намеком на судьбоносность: «Стратегия России в новом политическом сезоне». Приняли участие Наталия Андрущенко, Михаил Делягин, Дмитрий Евстафьев, Дмитрий Егорченков, Елена Ларина, Дмитрий Косарев, Андрей Фурсов, Михаил Хазин.

Для прямого восприятия без расшифровки предназначено только одно выступление Михаила Делягина. Он задал тон другим и по факту вынудил либо подтвердить его позицию с неопровержимо оригинальными выводами, либо, не вступая в прямой спор, косвенно опровергать согласно ангажированности по собственному месту работы.

Делягин начал с того, что у нас наступает новый политический сезон и в нем по крайней мере три принципиально новых изменения, которые создают качественно новую реальность. Первое – это то, что мы долгое время считали недоразумением или эксцессом, становится реальностью. США развязали торговую войну практически против всего мира, ввели цензуру в социальных сетях и даже в новостниках. Это означает не только сегментацию в рынках, но и сегментацию в информационных рынках. Тем самым они закрыли эру глобализации и открыли эпоху сегментации распадающихся макрорегионов. В глобальном масштабе либеральный клан, то есть люди, которые обслуживают глобальных финансовых спекулянтов, начали проигрывать условным патриотам, которые ориентируются на развитие отдельно взятых экономик. Это новая общая глобальная тенденция, слом глобальной тенденции, который начался даже еще до уничтожения Советского Союза.

С другой стороны, по словам Делягина, Россия стала объектом развязанной против нас западной войны на уничтожение и осуществляет пакет мер, которые блокируют развитие и разрушают поддержку обществом власти. Власть проводит локальные кадровые обновления, то есть тестирует новые форматы для своего преобразования в преддверии 24-го года как самое позднее. При этом усиление либерального клана создает ощущение, что глобальные проблемы в очередной раз будут смягчаться за счет разрушения нашего общества, а само наше общество будет использовано для транзита власти и внутри страны и в глобальном масштабе.

Третье изменение, отметил Делягин, происходит достаточно давно, но мы до сих пор его не осознали, потому что мы только плачем, что люди верят всякой ерунде, и не обращаем внимания на то, что люди верят всякой ерунде потому, что информационные технологии изменили самого человека. Они изменили личность, поведение и мотивацию этой личности. То, что это происходит с нами, происходит незаметно, не отменяет глубины изменений. И вот эти три изменения, они очень глубокие, очень качественные, и при оценке ситуации было бы здорово попытаться рассмотреть их в комплексе, потому что они влияют друг на друга.

Делягин думает, из этого комплексного восприятия вырастет понимание стратегии новой России.

К сожалению, непосредственно при обсуждении комплексного восприятия не возникло. Продолжил в заданном русле Михаил Хазин.

Он отметил два глобальных проекта, схватка между которыми определяла всю вторую половину 20-го века, западный и красный. У каждого была своя система квот на глобализацию. Красный проект проиграл, хотя исторически это было не обязательно, в 70-е гг. он выигрывал. В результате с 1991 года в мире установилась монополия одной идеи, либеральной. Проблема в том, что западный проект был построен на единственной экономической идее, на одном экономическом механизме, эмиссии доллара. Эффективность эмиссии все время падала. С 1981 по 2008 г. она поддерживалась исключительно снижением стоимости кредита, учетная ставка ФРС упала с 19% до нуля. Дальше разными способами начиная с прямой эмиссии с 2008 по 2014 год и кончая разными другими способами ситуацию еще как-то тянули. Но уже стало понятно что либеральная идея больше формировать глобальный конструкт не сможет.

В 2003-м Хазин с единомышленниками выпустили книжку «Закат империи доллара и конец PaxAmericana», где описали процесс от валютных зон до валютных войн. Конструкции реализовались. Сегодня уже началось разрушение элитной конструкции западного глобального проекта. В США пришел к власти представитель другого глобального проекта, капиталистического. 17 июля, вернувшись со встречи с Путиным в Хельсинки, Трамп объявил Casusbelli, объявил войну впервые за 104 года, сказав о том, что ФРС проводит неправильную политику повышения ставки. Тем самым влез в прерогативы западного глобального проекта. После этого на следующий день глава МВФ Кристин Лагард объяснила, что Трамп разрушает мировую экономику. Дальше адвокаты Трампа стали давать на него показания. Не так давно новый глава ФРС Джером Пауэлл объявил о том, что он повышает и будет повышать ставку, Трамп ему не указ. Трамп объявил, что если ВТО не изменит свою политику, то выйдет из ВТО. Как будто можно представить, что ВТО изменит свою политику. МВФ, Всемирный банк и ВТО – это Бреттон-вудские институты, созданные в 1944 году.

В процессе схватки в 2011 году была сделана попытка вырвать из-под юрисдикции США эмиссию мировой валюты через создание на базе МВФ центробанков, которая завершилась неудачей для элиты транснациональных финансистов после дела Стросс-Кана.

Сегодня Хазину уже понятно, что либо в ноябре этого года Трамп выигрывает промежуточные выборы и тогда он начинает радикальную перестройку мировой финансовой и экономической системы, либо финансистам придется пойти на экстраординарные меры и скорее всего они завершатся обвалом рынков и всеобщим хаосом. Обвал рынков, впрочем, может произойти и в случае победы Трампа.

Если говорить о России, то последнее выступление Путина на прошлой неделе, по мнению Хазина, однозначно показало, он не готов сегодня идти на конфронтацию и тянет время до ноября месяца, когда будет понятно, кто победил. Если побеждает Трамп, тогда все либеральные идеи, включая проект пенсионного закона, можно отменять, а не подписывать. Если побеждают финансисты, будем смотреть, какие он будет и принимать решение.

Россия сегодня стоит на грани колоссальных трансформаций уровня 91-го года. У нас немножко лучше ситуация, чем на Западе, потому что мы уже первую часть падения прошли в 90-е годы, США и ЕС это еще предстоит, поэтому спад у нас будет не 50 – 60% от ВВП, а только 30 – 35%. Но это много. Можно ли избежать? Можно, но для этого надо радикально менять экономическую политику и проблема не в том, как это делать. Это как раз понятно. Абсолютно непонятно, кто это будет делать. В 98 – 99 гг. были еще Маслюков, Примаков и Геращенко, а сегодня этих людей нету. Кто будет перехватывать управление государственным кораблем, совершенно непонятно.

Хазин не исключает, нашу страну ждут не просто неприятности. Неприятности ждут всех, и нас не самые сильные, при этом мы будем совершенно не в состоянии эти неприятности разруливать. Не решен базовый принципиальный вопрос. Если посмотреть на последний саммит БРИКС, можно увидеть, это те самые страны, которые в книжке Хазина названы центрами валютных зон. Единственное исключение ЮАР. Альтернативные центры силы в посткризисной мировой экономике. Но модель взаимодействия не отработана.

Хазин напомнил, как сверхпотребление вызвало колоссальные перекосы. После кризиса спрос упадет не в два-три раза, а на порядок. Задача масштаба всего человечества. Мы стоим на переломе, критическая точка начало ноября. Уже в начале ноября будет понятно, как будет происходить переконфигурация мировой экономики.

Выслушав Хазина, Делягин подчеркнул, что многие слова имеют множество значений. Сегодня слово «либерал» означает не то, что во времена Вольтера. Либеральная идеология как двадцать лет назад, так и сто лет назад исходит из того, что государство должно обслуживать интересы глобального бизнеса, по крайней мере крупного зарубежного бизнеса. Ни коем случае не интересы своего народа. Из-за этого некоторые люди начинают немножко портиться. Пакет либеральных реформ не сводится к пенсионной реформе, которая безусловно будет иметь наибольшее значение. Делягин напомнил, не меньшее значение имеет повышение НДС в интересах организованной преступности, потому что больше от этого никому выгоды нет. И так называемый налоговый маневр, который обеспечивает уверенный рост цен на бензин практически при любых обстоятельствах.

Хазин уверен, в ноябре ситуация вскроется. Пока схватка не завершится в самих США, открывать второй фронт преждевременно. Он ведет часовую еженедельную передачу на «Говорит Москва» и может проводить опрос, уровень слушателей выше среднего даже в Москве. Сталинские методы в отношении чиновников поддержали без оговорок 70%, с оговорками 20%. Не поддерживают 10% – упало в два раза, вот результат пенсионной реформы. Все проблемы могут быть решены без нее, то есть это в чистом виде либеральные реформы, надуманные и описанные МВФ. На сайте МВФ уже много лет. Никакого разумного аргумента для этого не существует.

Делягин со своей стороны утверждал, что попытка делегитимации власти не привела к изменению общественного мнения в отношении пенсионной реформы. Небольшое количество людей, участвующих в протестах после обращения президента говорит о том, что люди поняли: им не к кому обращаться. У нас украли пять лет жизни. Производит впечатление этапа государственного переворота. Россия напоминает человека, который покупает билет на «Титаник». В мире либерализм уходит, а к нам он, наоборот, приходит. И это большая стратегическая проблема. Проблема не в части падения уровня жизни и разрушения экономики, а в том, что мы всегда показываем миру завтрашний день, а сейчас можем начать показывать вчерашний.

Проблему Делягин видит в том, что сейчас можно управлять страной и нести ответственности ни за что. Люди у власти отвергают идею своей ответственности с той же последовательностью, что и интеллигентствующий оппозиционер. Интеллигенция традиционно не принимает ответственности ни за что.

То, что говорили другие эксперты, достаточно интересно и достойно изучения. В том числе про революцию цен при падении доходов населения, войну с мужчинами в форме неофеминизма, историческую способность России выскакивать из кризисов. Только ответа на поставленный вопрос не было: что сейчас делать?

Ведущая от «АиФ» Наталия Андрущенко в самом конце подвела один итог: вопросов появилось больше, чем ответов на них. А делать-то чего? Так этот вопрос и остался.

Ответ, однако, был дан в прошлом году без всякого разгону по научной базе тем же Делягиным на дискуссии в связи со столетием Великой русской революции, которую провела партия эсеров в Таврическом дворце Петербурга.

Сегодня в «АиФ» к тем достижениям Делягина добавились новые реалии, поскольку изменения в мире приобретают все более стремительный характер.

Эксперты, которые выступали в «АиФ», видят прекрасный новый мир со своей колокольни каждый совершенно адекватно и почти все по-разному. Есть и другие ракурсы. В мире наличествуют страны с глобалистскими амбициями и еще больше – с амбициями макрорегиональными. Ни у кого нет таких инструментов, как у США, которые выстроили свою модель глобализации с использованием опыта и Сталина, и Гитлера, и Хрущева. Она очень устойчива, так как основана на горизонтальном ручном управлении, использовании национальных кадров и массированных перекрестных потоках. На прошлой пресс-конференции в «Парламентской газете» Делягин показал, для чего нужно, чтобы люди работали не там, где живут, ели не то, что производят, а то, что производят, отправляли куда-то еще.

В своей программе «Вести в субботу» Сергей Брилев привел прелюбопытнейший пример. В Тонго, страну – лидера по ожирению, поставляют баранью пашину, которая в англосаксонских странах считается непригодной в пищу из-за жирности. То есть каждую страну рвут по естественной перфорации национальных проблем.

Давно действует не либеральная идеология, а постмодернизм как альтернативная и латентная форма англосаксонского фашизма, по сути еще более свирепого, чем германский. В мире проводится огромное количество чисто фашистских программ инактивации лишнего населения, упакованных в разные формы «добра». А в России с ее колоссальным потенциалом искусственного и дикого генофонда – еще и программы одновременного грабежа и убийства этого потенциала включая кровное собаководство. Любопытно, что кинологи и заводчики стали единственной силой, которая преподнесла глобализации по своему направлению эффективный удар. Однако Кремль их не поддержал и думский комитет под руководством Владимира Бурматова в данном случае полностью на стороне глобализующего «добра». Параллельно полностью ликвидировали выход на решения проблем жестокости.

Действительно, либеральная идея, доминированием которой в массовом сознании воспользовались WASP США для строительства крупнейшей в истории экстраполитарной империи, стремительно уступает позиции. В России и ее макрорегиональных окрестностях, а это весь мир, в умы людей возвращается то, что презрительно назвали Homosoveticus. В России он фактически и не уходил никуда. Изменилось только то, что с начала 70-х во время глобального кризиса начались предсказанные Стругацкими центробежные процессы и страну сдали изнутри, а не завоевали снаружи. Кризис Бреттон-вудской системы закреплен решением Никсона, но пропаганда против США скрывала от советских людей как сам факт Бреттон-вудской системы, так и попытки ее ремонта неоконами. Скрывали даже то, что ФРС строилась на царские деньги как мировой финансовый стабилизатор. В итоге советские люди повелись на белиберду перестроечных экономистов и влились в загнивающую долларовую систему, усилив ее за счет собственного благополучия. В странах бывшего Варшавского блока искусственно запустили постперестроечную нищету и экономическую разруху.

В новом веке произошла инверсия на центростремительность. В Москву вернулся странный аттрактор Лоренца. После Сирии ряд стран с инсценированной из Вашингтона нестабильностью выстроились в очередь на решение своих внутренних проблем с помощью Москвы.

Для этого нет признанных дипломатических механизмов. В то же время для разрушения ничего не нужно. По Земле прокатилась серия манипулируемых из Вашингтона государственных переворотов. Не оставлена мечта североамериканской элиты, настроенной сверхрадикально, убрать не только Асада, но и Путина. На это брошены гигантские силы.

Россия не поддается разрушающей государство менеджеризации, но советская система лестничной подготовки кадров убита и кризис лидерства налицо. В результате мы получаем пожары и аварии, труднодоступные медицину и образование.

Да, в России вопреки глобалистским программам Вашингтона происходит не депрессия, как в англосаксонском мире, а пассионарный толчок по Гумилеву. Однако страна не может долго оставаться под гнетом тотального косвенного террора с обязательствами по английскому языку и программами подавления экономики и развития коррупции. В этой зоне управляет не Кремль, а Минэк, Центробанк и ВШЭ, который одной структурой претендует на замену всего национального образования и всей науки.

Цели Вашингтона в России формата застой-2.0 с новой перестройкой-перестрелкой-приватизацией адекватно транслировал представитель ВШЭ среди экспертов Дмитрий Евстафьев.

Кремль может одну за другой проваливать попытки революций внутри страны и отвечать на международный запрос, включая запрос из самих США, где нет единства позиций, по организации новой фронтовой журналистики и по выводу из хронического состояния конфликтов, в которых увязли США со своими террористами и ЧВК типа BlackWater, что по сути то же самое.

Однако США контролирует национально-патриотические движения, маргинализует и дискредитирует их, не допуская интернационализации в данном русле. Мы даже не заметили, какому давлению подверглась Австрия за «Партию свободы» Йорка Хайдера, пока он не погиб вполне ожиданно. Не только в России случаются меняющие ход истории автокатастрофы.

В итоге в мире сложилась система, чрезвычайно устойчивая по формату и взрывоопасно нестабильная по сути, когда про-США антинациональные элиты ведут в одну сторону, а массовое сознание активно тянет в другую. Столь масштабного и глубокого эксперимента над населением история человечества не знает и соответственно никто знает, чем это может кончиться.

Доля истины в словах команды Делягина безусловно есть, потому что Вашингтон как центр либеральной глобализации на замену уходящей модели выстраивает регионализацию, чтобы не допустить усиления альтернативных центров глобализации начиная с Москвы. Кремль это пока устраивает с целью сохранения текущего баланса. Однако такой баланс категорически не устраивает население, потому что градус общественного напряжения нагнетается тем же Вашингтоном в борьбе с Москвой. В этом мире у США по сути нет врагов, кроме самих США. Англосаксонская литература описывают в романах свои методы имперского порабощения типа ремейка 1984 «Слепая вера» Бена Элтона и затем в других романах типа «О некоторых вопросах теории катастроф» Мариши Пессл пытается нейтрализовать собственных внутренних диссидентов.

Самое, пожалуй, главное в том, что самые умные политологи, что уже редкость, не учитывают физическую природу глобального кризиса человечества. О разрушении национальной науки англосаксы позаботились с 19-го века, навязав миру извращенную модель. В итоге историк Андрей Фурсов на голубом глазу констатировал отсутствие научных дисциплин для анализа, не подозревая о существовании эволюционной генетики с параллелями эволюции в дикой природе и в обществе.

Выход из этого тупика человечеству предстоит найти. Оно само себя туда загнало. Типичный прием генетической инженерии и далее все по Арнольду Тойнби, что для Вашингтона неприемлемо, но он сам же тому способствует.

Некоторые выводы экспертов не только не вызывают доверия, но выглядят наивными и дилетантскими. Если бы эти эксперты просто посмотрели, по каким мишеням бьют глобальные программы в России, стало бы понятно, в чем ее сила и что надо если не развивать, то хотя бы сохранить, начиная с отечественной системы подготовки кадров.

В действующей эктраполитарной империи невозможно остановить приток ресурсов, как это описал Владимир Чуров для Германии. Как бы ни падала популярность либеральной идеи, в мире остается критически много последователей Google-культуры и английского языка. А чей язык, того и власть. Старшее поколение жалуется на молодежь и само давно мыслит по-английски. И сами эксперты не чувствуют диссонанса, когда привычно говорят «Америка», имея в виду, чтобы быть точными, Союз североамериканских государств, поскольку в русском нет слова «штаты», его придумали, чтобы уйти от независимых государств. В результате лингвистических манипуляций когда надо избежать международного наблюдения на выборах, ссылаются на независимость штатов и тем уходят от государственных обязательств, а когда речь заходит о лидерстве одной страны – то Америка. Америка как Новый Свет – это два континента со множеством стран, превращенных в задний двор англосаксов.

США-империя может быть разрушена только изнутри, и сам этот момент для человечества несет фатальную опасность, о чем предупреждала Вероника Крашенинникова. Пока же регионализация и электронные денежные суррогаты будут работать на ту же модель англосаксонской глобализации, как семикратные пересадки сердца Ротшильду, ее основному проводнику еще до Сороса или Бжезинского.

Лев МОСКОВКИН

 

Добавить комментарий

Loading...
Top