Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ: «НАМ НУЖНО ПРОДВИЖЕНИЕ СТРАНЫ, КАК НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ»

АЛЕКСЕЙ ИВАНОВ: «НАМ НУЖНО ПРОДВИЖЕНИЕ СТРАНЫ, КАК НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ»

Во второй части интервью кандидат экономических наук, Президент инвестиционной группы «Универ Капитал» Алексей Иванов дал экспертную оценку инвестициям в высокотехнологический сектор экономики, объяснил, почему на фондовый рынок не стоит относить больше 40% накоплений, и вспомнил какую глобальную пользу принесла стране система АСВ.
– Наравне с биткойном сейчас инвестируют деньги в высокотехнологичный сектор экономики, в компании: «Amazon», «Facebook», «Apple», «Alibaba» и так далее. Кажется, что их капитализация может выстоять перед любым негативным информационным фоном. Многие аналитики так считают, но, например, стратег «Bank of America Merrill Lynch» Майкл Хартнетт рекомендует снизить вложения, так как акции этих компаний сильно перекуплены. Как Вы считаете, может ли это быть экономическим пузырем стоимостью 5 трлн. долларов, который в ближайшем будущем лопнет?
– Мы здесь снова видим элемент маркетинга. Если компания популярна, ее имя узнаваемо, то она внушает доверие и инвестору хочется в нее вложиться. Люди смотрят на цену и время, за которое надувается пузырь, но забывают подоплеку – за счет чего он вырос. Лучше смотреть на финансовые показатели или обращаться к специалистам.
Я не считаю, что высокотехнологический сектор – это пузырь. Эти компании будут работать. Все ждут коррекции по ним в ближайшее время, но спрос есть. А падают акции всегда намного быстрее, чем растут. Я бы рекомендовал смотреть не перекуплены ли они, анализировать ситуацию и не запрыгивать в последний вагон уходящего поезда.
– На что обратить внимание при выборе компании?
– Какая у нее прибыль. И просто перенести это на житейский уровень – согласны ли такое покупать. Дивидендная доходность около 500 американских компаний, которые имеют наибольшую капитализацию, не превышает 1,5%. То есть они даже своими дивидендами, которыми делятся с акционерами, окупятся только через 60 лет. Это ли не признак перекупленности? Другой пример. Если вы видите пик интереса к фирме, то это сигнал того, что пора из нее выходить. Ее владелец, если он сам верит, что она еще будет развиваться и стоить дороже, не будет выводить ее на IPO (первая публичная продажа акций. – прим. авт). Другие инвесторы тоже не альтруисты, когда продают части «Facebook» или «Amazon».
– Так вкладывать сейчас в высокотехнологичный сектор или нет?
– Вкладывать, но искать компании, которые сильно недооценены. Наш Президент уже сказал, что за этим сектором будущее.
– Какова доля инвесторов из России, которые профинансировали такие зарубежные компании?
– Не больше 5%-10%. Если этот пузырь все-таки лопнет, русские инвесторы не сильно пострадают. Профессионалы уже давно скептически относятся к росту американского и мирового рынков в целом, стараются работать на опережение и выходить. И идут они в защитные активы. Сейчас – это оживление в секторе драгоценных металлов. В товарной зоне – это рост нефти, промышленных металлов – реальные активы. Также мы наблюдаем переток денег из акций в рынок облигаций, в рынок долга.
– Вы, как эксперт, что посоветуете в сложившихся реалиях?
– Как эксперт, я всегда даю один совет, хотя он и звучит банально – кризис дает нам незабываемые возможности заработать большое количество денег, его необходимо пытаться обратить себе в пользу. И, как показывает мировая практика, если вы видите, что упустили какую-либо возможность для инвестирования – не надо бежать вдогонку – лучше сидеть либо в живых деньгах, либо в высоколиквидных активах, которые в любой момент можно быстро продать. И купить подешевевшее. Или что-то новое, что постоянно предлагает рынок. Одним из таких инструментов всегда являются государственные облигации, причем необязательно российские. Можно посмотреть мировые рынки.
– На какие страны стоит сделать акцент?
– Для начала рекомендую обратить внимание на государственные валютные и рублевые облигации и на некоторых российских эмитентов, в основном крупных частных и госкомпаний: «Роснефть», «Газпром», «Лукойл», «Норильский Никель». Из других рынков я бы обратил внимание на страны с наиболее капитализированной развивающейся экономикой: Китай, Россия – я тут выступаю, как прагматик, Бразилия, и, естественно, с развитой экономикой: США, Франция, Австрия и пр.
Эти инструменты дают возможность защитить инвестиции от финансовых катаклизмов и получать доход существенно выше традиционных банковских депозитов. Плюсом идет также высокая ликвидность и диверсификация.
Основную часть накоплений я бы разместил в высоконадежных облигациях, номинированных в твердых валютах: доллар, евро, фунт. Хотя, при текущих тенденциях, доля накоплений в них снижается и будет продолжать это делать.
– Вы сами инвестируете?
– Я сам нет. Считаю, что мне, как финансовому аналитику, необходимо быть максимально объективным. Когда кто-то инвестирует во что-то, он начинает быть ограниченным в своих анализах, суждениях, потому что верит в свою идею и непроизвольно склоняет к ней других. Свобода от инвестиций сохраняет общее спокойствие и беспристрастность при принятии решений.
Нельзя подходить к фондовому рынку, как к интуиции, это всегда четкие данные. Либо вы считаете сами, либо учитываете расчеты других экспертов. Только холодная голова и никакого стадного чувства!
– Огромная часть населения России не хочет преумножать свои денежные средства за счет фондового рынка. По традиции, люди идут в банки, считая этот инструмент наиболее надежным. Хотя, при этом, еще в 2017 году лицензию отозвали у 47 банков, а в 2018 году уже у 37 банков. Когда размышления людей отнести деньги в банк, якобы потому, что это самое лучшее решение, изменятся?
– Это самое простое решение. Но банковские депозиты никогда себя не изживут, хотя доля в их накоплениях будет снижаться. Этому способствует объективная причина – падение доходности. Мало кого устроит ставка, практически равная нулю, депозитов в евро, не более 2% по долларам и не более 6,5% по рублям. Плюс рубль сейчас не стабилен и это не привлекает. Здесь большую роль играет экономическая и финансовая грамотность, просветленность населения. Фондовый рынок многие до сих пор воспринимают как казино, хотя это наука, расчеты и аналитика. Регулятор – Банк России ведет строгий контроль, убирает мошенников, что правильно. Раскрутить фондовый рынок можно быстро, также как и биткойн. Но выгодно ли это государству при существующей бюджетной и финансовой политике?
– И выгодно ли это банкам?
– Конечно, ведь куда вкладывает деньги банк? Сейчас процент инвестиций в реальный сектор экономики весьма невелик. Зачастую, выбирая более консервативную инвестиционную политику, он выбирает биржевые финансовые инструменты, которые дают ему большую прибыль, чем традиционное кредитование. В этой ситуации он фактически посредник в размещении ваших депозитов в инструменты фондового рынка. Но я всегда объясняю, что какой бы ни был этот инструмент, никогда не относите на него больше 40% своих накоплений, причем долгосрочных, а не тех, которые вам понадобятся через месяц, два или год на покупку важных жизненных вещей. Риски, которые сложно просчитать, есть всегда.
– Какое количество физических лиц пострадало от лопнувших банков?
– Это глобальный вопрос, потому что пострадали все. Подорвано и доверие к банковской системе, и к финансовой политике страны в целом. Многие банки неправильно оценивали свои риски, также сыграла роль ловушка с курсом.
Здесь уместно вспомнить валютных ипотечников. Мы знаем, как они пострадали, но мало, кто задумывался, как пострадал кредитор, которому нужен возврат в долларах и евро. Как можно здесь прокредитовать ретроспективным, прошлым курсом? Многие люди оказались в бедственном положении, а по факту они не просчитали все риски и пошли за более низкими процентными ставками.
– Больше пострадали физические или юридические лица? В каком соотношении?
– Юридические, а по соотношению точно знает Банк России. Это сложно подсчитать. Например, пострадал работник юридического лица, которое разорилось. Он стал безработным. От этого пострадало государство, которое теперь вынуждено платить ему пособие. Следом на себе ощутил эти последствия предприниматель, к которому этот человек уже не придет и не потратит свои денежные средства. Упал потребительский спрос. Все-таки экономика – это не что-то отдельное, все нужно оценивать в комплексе.
– Существуют выплаты от Агентства по страхованию вкладов, которые делятся на первую, вторую и третьи очереди. Если взять самую последнюю, когда-нибудь юридические лица получали какие-либо возвраты?
– Я прецедентов не знаю, хотя теоретически это возможно.
– Если смотреть на систему АСВ, которая сложилась и существует долгие годы. Возможно ли, что однажды она разрушится?
– Она принесла такую глобальную пользу стране и экономике в целом, вернув доверие к банковской системе в начале 2000-х! И очень жаль, что это все пошатнулось в последние два-три года. Но нет, она не разрушится. Просто в имиджевом плане это для государства не допустимо. Я даже не могу просчитать общий ущерб от разрушения института АСВ. Если только его ничем не заменят.
– Чем потенциально его могли бы заменить?
– Все течет, все модернизируется. В зависимости от ситуации, это всегда может быть какой-нибудь страховой государственный фонд вне АСВ. Видите, мы начинали с тюльпанов, а к чему пришли. Кризисная ситуация дала толчок и к развитию системы страхования вкладов. Из всего нужно уметь извлекать положительный опыт и пользу!
Юлия МИТРОФАНОВА.

Добавить комментарий

Loading...
Top