Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДАВИД БУРЛЮК! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МОСКВУ!

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДАВИД БУРЛЮК! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МОСКВУ!

Музей русского импрессионизма (Ленинградский проспект, 15) представляет масштабный международный проект «Давид Бурлюк. Слово мне!». В экспозицию включено более 50 работ художника из12 музеев и частных собраний России, США, Японии.

Сегодня, когда российские искусствоведы перетряхивают свои закрома, со дна времен всплывает тяжеловесная фигура «отца русского футуризма» Давида Давидовича Бурлюка (1882 – 1967) с размалеванным лицом, в цилиндре и с неизменным лорнетом, прикрывающим выбитый в детстве глаз. Замечательный художник, поэт, менеджер, великий мастер эпатажа, он объехал земной шар, и всюду, где он появлялся, возникали немедленно скандалы, ожесточенные споры, восторги и негодование.


Долгие десятилетия его имя упоминалось на родине лишь в примечаниях к сочинениям его друга – Владимира Маяковского, причем, в негативном смысле. Картины его пылились в запасниках, литературные произведения (стихи, эссе, теоретические трактаты) не публиковались, и ничего не было известно о его судьбе после 20-х годов.
А ведь он прожил после переезда в Японию, а потом в США, более полувека, сделал себе худо-бедно имя как художник, издавал книги и журналы, писал картины и мемуары. И не уставал повторять, что только две музы на протяжении его долгой жизни владели его сердцем и разумом – жена Маруся и родина – Россия. Этот великий скандалист и провокатор, умевший до каления доводить оппонентов, будь то Репин, Грабарь или Бенуа, был всю жизнь великим трудягой, творившим до последнего своего дня. Но в СССР он считался не художником мирового уровня, а представителем упадочного буржуазного искусства.


Незадолго до войны Бурлюк обратился к советскому правительству с просьбой вернуться на родину – не разрешили. Посылал в Москву свои воспоминания – не печатали. Во время войны оба его сына воевали с нацизмом, а он работал над монументальным полотном «Дети Сталинграда» по 15 часов в сутки. После войны он предложил в дар советскому правительству свое полотно «Непобедимая Россия» – отказались. Только в 1956 году он смог приехать по приглашению Союза писателей в «оттаявшую» родную страну. Было все: поездка на автомобиле в Крым, экскурсия по Третьяковке, встреча с К. Чуковским, статьи в прессе, выступление в музее Маяковского – не скандальное, как бывало, а спокойное, лирическое: о счастье жить на родине, о Пушкине, о русской культуре. В 1965 году он успел еще раз побывать в Москве… Он умер в 1967 году в возрасте 85 лет, через полгода умерла его жена. Их прах развеяли в Нью-Йорке над океаном.

Постепенно Бурлюк возвращался домой. В 1993 году в Уфе к его 110-летию прошла Международная конференция «Искусство авангарда: язык мирового общения». Приблизительно тогда же в Московском центре искусств на Неглинной, 14 были показаны его произведения из американских музеев (директор ГМИИ Марина Лошак, работавшая там, несомненно, помнит эту выставку).
И вот – новое явление Бурлюка. Полсотни его работ иллюстрируют эволюцию художественных манер художника за полувековой период. Как говорил Маяковский, «Давид Бурлюк, как настоящий кочевник, раскидывал шатер, кажется, под всеми небами». Кажется, что представлен не один художник, а несколько: он все время учился,экспериментировал, искал. Поэтому в его наследии есть все: вполне реалистические работы, лубочные казаки с подсолнухами и бандурами, холсты в духе импрессионизма, экспрессионизма, фовизма, абстрактные… Недаром его фамилия ассоциируется с буйством, неуемностью…


Поэтому экспозиция разбита на три раздела.
Первый – «На пути к экспрессионизму». Это работы в духе нео-импрессионизма: фактурные пейзажи, уютные натюрморты, вполне реалистический «Портрет матери» (ТГТ, 1906). Как и другие русские художники, Бурлюк через школу новой французской живописи идет к авангарду.
Второй –«Давид Бурлюк в авангарде». 1912-1916 годы. Какие-либо тормоза перестали действовать и все «забурлючило». Организованные Бурлюком и его соратниками – Маяковским, Каменским, Хлебниковым, Крученых выступления футуристов ошеломили всю Россию. Они проносились по городам, изумляя новизной, наглостью и непонятностью, дикими манифестами: «Пощечина общественному вкусу». «Сбросим Пушкина с парохода современности» и просто «Идите к черту!». Вызолоченный нос кассирши, продававшей билеты, цветастый жилет Бурлюка, желтая кофта Маяковского, расписанные лица – все это создавало футуристам громкую и скандальную славу. Публика валом валила на их выставки и поэзоконцерты.


Этот период представлен знаменитыми полотнами «Портрет песнебойца футуриста Василия Каменского» (1916) с парящей над героем дородной музой, которой он протягивает розу, «Портрет моего дяди» (1916) в технике коллажа, («под Пикассо») и другие работы. Это был самый громкий период жизни художника, его «звездный час», оставивший за ним титул «отца русского футуризма». Он закончился с началом Первой мировой войны.


И третий раздел – Бурлюк «японский» и американский». Бури Гражданской войны забросили семейство Бурлюков через Владивосток в Японию, затем – в США. Во время пребывания в Японии (1921-22) при участи Бурлюка была создана Футуристическая художественная ассоциация, проведена выставка художников –футуристов. Художник много ездил по стране, был в Токио, Нагасаки, Нагое, поднимался на Фудзияму. Написал в содружестве с Киносита Сюйчиро пособие «Что такое футуризм. Ответ». Отсюда полотна «Сеятели риса», «Японец, разделывающий тунца, «Рыбак». И титул отца «японского футуризма».


В середине 1922 года Бурлюк уехал семьей в США, получив визу на въезд, которую ему долго не давали. Там пришлось все начинать заново. Но он быстро нашел средства на «корку хлеба». На открытие своей первой американской выставки, он шел пешком, с десятью центами в кармане, а возвращался с чеком на 750 долларов за тут же купленную картину «Южноморский рыбак». Он читал лекции, организовал выставки, писал статьи и книги по искусству, издавал журнал «Colour and Rhyme» («Цвет и рифма»). Написал несколько огромных полотен. которые не сохранились и известны по фотографиям и фрагментам, например. «Рабочие» (2х3м). На выставке можно увидеть фрагмент и виртуальное воспроизведение целого полотна.
Нельзя не упомянуть о Бурлюке-поэте. «Я равно и поэт, и художник», – говорил он. На выставке можно послушать авторское чтение стихов, записанное в музее Маяковского во время визита в Москву, сборники его стихов и рисунки к ним. К открытию подготовлен объемистый каталог.
Выставка открыта до 27 января 2019 года.

Олег Торчинский.

Добавить комментарий

Loading...
Top