Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > БЕТОННАЯ БАШНЯ, УКРАСИВШАЯ МОСКВУ

БЕТОННАЯ БАШНЯ, УКРАСИВШАЯ МОСКВУ

4 ноября 1967 года введена в эксплуатацию Останкинская телебашня, на тот момент высочайшая в мире.

Пуск был приурочен к 50-летию Октябрьской революции, и первое ее название тоже отсылало к этой знаменательной дате – «Общесоюзная радиотелевизионная передающая станция им. 50-летия Октября». Но так как на момент торжественного открытия работы в полном объеме завершить не успели, было принято компромиссное решение: 4 ноября с башни впервые ушёл телевизионный сигнал; на следующий день был торжественно подписан акт Государственной комиссии о сдаче в эксплуатацию первой очереди Аппаратно-студийного комплекса, в состав которого входила телебашня, а вторая очередь была сдана лишь 26 декабря 1968 года.
Постановление «О строительстве нового телепередающего центра» было принято Советом министров СССР 15 июля 1955 года. В январе 1956 года для строительства был выделен участок в районе Черёмушек, но изыскания показали непригодность почв для строительства массивного сооружения. После Черёмушек рассматривались участки около Берсеневской набережной, в районе Кропоткинской улицы и Калужской заставы, подходящий был найден на территории Останкинского питомника Управления благоустройства города Москвы.


На лучший проект телебашни был проведен всесоюзный конкурс, который выиграл киевский проектный институт, специализировавшийся на стальных конструкциях и предложивший ажурную металлическую башню, похожую на Эйфевелеву. Заявка не вызвала энтузиазма у архитекторов, которым предстояло претворять проект в жизнь, а член конкурсной комиссии, специалист по железобетонным и металлическим конструкциям Николай Никитин выступил с неожиданным альтернативным предложением — выполнить башню из бетона. Предложенная им конструкция была основана на наработках Юрия Кондратюка, автора нереализованного проекта Крымской ветряной электростанции на вершине горы Ай-Петри, помощником которого Никитин работал в 1930-х годах.
Проект был придуман инженером Никитиным за одну ночь, а «образцом» для него стала перевёрнутая лилия – цветок с крепкими лепестками и толстым стеблем.
«Незадолго перед тем, как я попал на обсуждение проектов строительства телевизионной опоры, я был в командировке в германском городе Штутгарте и видел тамошнюю телевизионную вышку. Построена она была из железобетона, чем, собственно, и привлекла мое внимание. В ней все было понятно: как работает каждый элемент, как распределены нагрузки и прочее. Я прикинул прямо там же, в кафе, что подобную можно было построить и большей высоты. Не как штутгартская – всего 210 метров, а метров на пятьсот и даже больше. Так что, когда шло обсуждение и предлагались самые фантастические варианты вплоть до того, что вышку замышляли построить наклонной из стали, я высказался за железобетонный вертикальный вариант. (…) По первоначальному проекту, коническое основание опиралось на четыре мощные опоры-ноги сложного очертания. Это интересное в архитектурном отношении решение не удалось осуществить, так как оно встретило категорическое возражение со стороны экспертизы», – позже вспоминал выдающийся инженер.
Однако от проекта до начала его реализации прошло долгих 10 лет. Всё это время потребовалось, чтобы преодолеть сопротивление сомневающихся, которых смущала не столько высота этого грандиозного сооружения, сколько отсутствие фундамента глубокого заложения. По проекту Никитина, толщина «подошвы» пятисотметровой башни составляла всего 3,5 метра. Для сравнения: даже для дымовой трубы фундамент заглублялся не меньше чем на 5 метров.
«И даже не в самих метрах заглубления было дело. Фундамент всегда выступал своеобразным противовесом наземной части всякого сооружения, а здесь роль фундамента почему-то исполняла наземная нижняя часть башни — ее шлем. Именно это труднее всего укладывалось в сознание. Слишком все было необычно в этой красивой и рискованной башне», – сообщает Леонид Плешаков в книге «Отец Останкинской башни». – Предмет гордости Николая Никитина — идея превратить четыре опорные ноги башни в своеобразные когти, которыми башня вцепится в упругий грунт. Так когти орла вонзаются в добычу и намертво держат ее. Сухожилия стальных канатов заставляют каждую опору вжиматься в землю с такой силой, что опоры никогда не расползутся под гигантским давлением бетонного ствола. Сбалансированное натяжение канатов организует работу опор и связывает в единую систему всю конструкцию башни».
Строительство началось летом 1960 года ещё до окончательного утверждения проекта: в конце сентября в основание телебашни были заложены первые железобетонные блоки. Весной 1961 года строительство было приостановлено из-за сомнений в надёжности предложенного Никитиным фундамента неглубокого залегания от 3,5 до 4,6 метра — меньше, чем у стандартной заводской трубы. Инженер был уверен в своих расчётах, но согласился на увеличение основания на 1,5 метра в ширину и 2,25 метра в глубину. Также, по рекомендации автора штутгартской телебашни немецкого инженера Фрица Леонардта, число опор было увеличено с 4 до 10. Окончательный проект Останкинской телебашни был утверждён 22 марта 1963 года, и работы возобновились, а последним изменением стало увеличение высоты с проектных 505 метров до 540.


При возведении чудо-башни широко использовались самые последние достижения строительной техники. Уникальным башенным краном БК-1000 грузоподъемностью 16 тонн (при вылете стрелы 45 метров) собирались и монтировались металлоконструкции. Ствол башни сооружался с помощью единственного в мире самоподъемного агрегата весом около 300 тонн. Бетон этому агрегату доставляли лифты.
На момент постройки Останкинская башня была высочайшей в мире. Благодаря своим конструктивным особенностям она имеет шестикратный запас на «опрокидывание». За этот проект Николай Никитин был удостоен в 1970 году Ленинской премии и звания «Заслуженный строитель РСФСР».

Сергей ИШКОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top