Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ПЕРВАЯ МИРОВАЯ В ИСТОРИИ МОСКВЫ

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ В ИСТОРИИ МОСКВЫ

Некоторые историки окрестили XX век «кровавым», каким будет XXI – никто не знает. Но как бы ни было, XX век «подарил» истории две мировые войны.

Одним из памятников жертвам Первой мировой войны было Братское кладбище в Москве. Оно являлось последним прибежищем воинов различных национальностей и вероисповеданий.
Я недаром употребил слово «было». Появившиеся в СМИ намеки на то, что к 100-летию (15 – 28 июля 1914 г.) со дня начала той войны в Москве будет благоустроена территория Братского кладбища, так и остались намеками.
А что можно сделать для этого? Ведь на территории бывшего кладбища стоят жилые дома. Теперь их сносить? Это более бесчеловечно, как и то действо, когда в 1948 году уничтожались последние территории Братского кладбища. Вот как описывает П. Лопатин безрадостный конец московского Братского кладбища в своей книге «Москва» (изд. 1959 г.), на месте которого в конце 1940-х пролегла Новопесчаная улица: «Когда дождливой осенью 1948 года сюда пришли первые строители, чтобы начать застройку еще безымянного проезда… здесь лежали пустыри и огороды, кое-где теснились бревенчатые домики, ветер шумел вершинами разлапистых сосен… Сейчас здесь стоят многоэтажные дома… А где-то впереди, среди сосен жмутся к земле сутулые старые домики. Скоро и этих домиков не будет. Вместо них станут новые кварталы, ляжет на землю асфальт, над спрятанной в трубе рекой зазеленеет бульвар». Лукавит писатель, говоря о невзрачных домиках. Новые кварталы располагались на территории Братского кладбища. А «спрятанная в трубе река», которая не называется по имени, была не чем иным, как ручьем Таракановка, протекавшим когда-то через кладбище. Ручей делил кладбище на две части. «Рождение района началось по существу в послевоенные годы на огромном пустыре, примыкавшем к поселку Сокол… Две старые московские речушки – Таракановка и Ходынский ручей – теперь текут в трубах, а над ними шумят густыми кронами серебристые тополя и каштаны, липы и рябины новых скверов и бульваров…» (Вл. Трофимов «Москва. Путеводитель по районам», изд.1972 г.). И в массе литературы о Москве по настоящее время вы нигде не найдете упоминаний о Братском кладбище. Только очень любопытный читатель мог раскопать, что под «огромным пустырем» числилось оно – Братское кладбище, где были захоронены тысячи воинов, ставших жертвами Первой мировой войны. Подобные описания были «одой» новому быту, но он строился в прямом смысле на костях наших предков.
Уже вряд ли можно отыскать того, кто первым предложил использовать под застройку территории старых московских кладбищ. «Освоение» кладбищ начиналось обычно по краям, а основные их площади обращались в парки. С годами, когда память о кладбищах стиралась, а его прежние границы мало кто помнил, территории парка резко сокращались, и застройка шла полным ходом. Так было со многими кладбищами Москвы, так случилось и с Братским.
Ныне от московского городского Братского кладбища, призванного стать памятником одной из жесточайших войн, в которых участвовала Россия, не осталось даже следа, за исключением неофициальных крестов, устанавливаемых в районе Песчаных улиц энтузиастами, пытающимися возродить историю страны. Хотелось бы воскресить и имена воинов, похороненных на Братском кладбище.
В Государственном историческом музее (ГИМ), в фондах музея «Старая Москва» сохранился архив кладбища, неполный, но достаточно богатый и разнообразный. На основании его возможно создание достойного монумента воинам, павшим в той священной войне. Место его установки напрашивается само – Песчаная площадь, территория бывшего Братского кладбища. Должен быть опубликован и некролог кладбища. В архиве есть алфавитная картотека на 16 тысяч карточек, это большая часть из захороненных здесь в 1915 – 1919 годах (18 тысяч 166 человек).

НЕМНОГО ИСТОРИИ…
Лет 14 назад я получил письмо из Санкт-Петербурга от сослуживца, контр-адмирала в отставке Владимира Георгиевича Лебедько, который писал мне, что еще в 70-е годы во время учебы в Академии Генштаба им говорили о Братском кладбище в Москве, где были похоронены воины Первой мировой. Сведения были скудные, а на местности этого кладбища уже не существовало. Он просил меня кое-что найти о нем. Я заинтересовался этим вопросом. Многого не удалось, но кое-что получилось разыскать.
Московское городское Братское кладбище было открыто 15 февраля 1915 года, спустя полгода после начала жестокой и кровопролитной Первой мировой войны. Инициатива его учреждения принадлежит великой княгине Елизавете Федоровне. 6 сентября 1914 года на совещании городской управы было принято постановление «признать необходимым учреждение особого кладбища для воинов, павших в священной войне».
Архитектор Роман Иванович Клейн (1858 – 1924), автор многих московских строений, в том числе Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, гласный Московской городской думы, в своем заявлении в соединенное совещание писал: «На нашем поколении и, в частности, на Московском городском управлении, принявшем на себя почин в устройстве Братского кладбища, лежит высокая нравственная обязанность приложить все заботы к тому, чтобы этот, отныне священный для каждого русского уголок на вечные времена привлекал к себе народные массы со всех концов русской земли; чтобы грядущие поколения научились здесь любви к Родине и уносили в сердце твердую решимость служить на пользу Отечества». Но не все благое сбывается, для этого нужны люди, достойные своей страны, а грянули «смутные» времена…
В ноябре 1914 г. Московская городская дума приобрела усадьбу у А. Н. Голубицкой под названием «Сад села Всехсвятского» (район нынешнего метро «Сокол») размером 12,5 га.) В июле 1915 г. было прирезано еще 8 десятин казенной земли (1 десятина = 1,09 га), так общая площадь Братского кладбища составила 21,2 га. Уже в 1915 году Московское городское управление приступило к прокладке трамвайной линии до села Всехсвятского с особой веткой на Братское кладбище.
Местность, на которой расположилось кладбище, представляла собой «вековой парк, преимущественно липовый, с примесью березняка и крупных пород ели и сосны», типичное старое купеческое Подмосковье. Некоторое представление о вековой Всехсвятской роще может дать сохранившийся небольшой ее остаток – Серебряный бор на берегу Москвы-реки.
К моменту открытия кладбища на нем была устроена и освящена временная деревянная часовня, а в августе 1915 г. заложен кладбищенский Преображенский храм с приделами во имя Архангела Михаила и Апостола Андрея Первозванного. Храм сооружался по проекту Алексея Викторовича Щусева (1873 – 1949), выдающегося русско-советского архитектора, на средства, пожертвованные москвичами, в основном А. М. и М. В. Катковыми. Их сыновья Андрей и Михаил уже погибли в Восточной Пруссии 6 августа 1914 г., в день Преображения Господня, во время знаменитой атаки одним эскадроном конногвардейцев германской батареи. Командовал этим эскадроном ротмистр барон Петр Врангель (1878 – 1928), впоследствии один из руководителей белой армии. Он единственный остался в живых из всего эскадрона.
Идее московского Братского кладбища как всероссийского памятника войне 1914 года соответствовал и характер его оформления: вокруг памятников было решено поставить неприятельские орудия, обнести кладбище могилами, имеющими форму окопов, устроить подобие фортов. При храме предполагалось устроить национальный всероссийский музей войны.
Расходы на содержание кладбища составлялись из ассигнований правительства, московской городской управы, общественных и частных пожертвований. Места под могилы отводились бесплатно. Братское воинское кладбище в Москве оправдало свое название, став последним прибежищем воинов разного социального происхождения и вероисповедания. «Московский листок» писал в 1916 году, что всех сравняла война. «Нет различий между богатыми и бедными на Братском кладбище. И всех одинаково жаль. Великое братание людей в смерти совершилось здесь». Еще более яркий пример братания в смерти явило Братское кладбище осенью 1917 года, когда на нем рядом легли «…и красный вождь, и белый офицер, фанатики непримиримых вер…». Братское кладбище было двойным памятником – нашей любви к Родине и нашему революционному безумию! Последнее безумие, наверное, и сыграло роковую роль в его судьбе.
Рядовые москвичи до конца 1917 года чтили это кладбище, как одно из лучших и значимых кладбищ Москвы. В 1918 году здесь начались расстрелы неугодных красной власти. Это место стало называться «Стеной коммунаров», и оно ассоциировалось у обывателя с Братским кладбищем, вызывая мрачные чувства. В 1918 – 1920-х годах на кладбище продолжали хоронить красноармейцев и пленных белогвардейцев. До 1923 года на особой «Аллее летчиков» хоронили погибших авиаторов.
В 1925 году, когда прозвучал призыв Московского совета к москвичам об участии в оздоровлении и благоустройстве города, Братское кладбище было закрыто для дальнейших захоронений. Состояние почти всех московских кладбищ к середине 1920-х годов было катастрофическим. В этой вакханалии разрушений кладбищ многое удалось сохранить благодаря комиссии «Старая Москва», в частности созданной при ней кладбищенской подкомиссии. Работы по Братскому кладбищу, закрытому для дальнейших захоронений, велись В. Н. Арнольд и О. В. Сваричовской.
В 1926 г. кладбище представляло собой «вид парка с клумбами в цветах, правильно расположенными дорожками, по сторонам которого (парк – В. К.) видны с надписями и тысячи без надписей могилы…». Старый крупномасштабный план кладбища с топографией могил к тому времени был утерян, и Вера Николаевна Арнольд, тщательно изучив архив Братского кладбища, сумела нанести на черновой план 3226 могил по их архивным номерам. В своем отчете в 1927 году она писала: «Я нахожу, что Братское кладбище с задачей своего основания и своим населением… само в целом, представляет из себя памятник жесточайшей великой европейской войны. Здесь нет ни детей, ни глубоких стариков, здесь похоронен цвет жизни, насильно отнятой у людей».
В 1930-е годы площадь Братского кладбища сильно сократилось и составила 9 га, на его месте существовал парк. В книге П. Н. Миллера и П. В. Сытина «Происхождение названий улиц, переулков, площадей Москвы», вышедшей в 1938 году, еще указывается на территории парка бывшего Братского кладбища. Но уже с 1948 года, когда этот парк стал застраиваться, из книг исчезают всякие ссылки на Братское кладбище. Справки о нем теперь можно найти, пожалуй, только в коллекции бывшего (тоже) музея «Старая Москва», ныне хранящейся в Государственном историческом музее.
На «Соколе», слышал, организованно Братство по увековечиванию памяти о Братском кладбище. Мне, к сожалению, ни с кем не удалось встретиться из членов этого братства. Но мне импонирует их понимание, что кладбище уже не восстановить, а вот память о нем и похороненных здесь воскресить необходимо.
Я не ставил задачей в коротком материале провести какое-то исследование по Братскому кладбищу, а хотел только возбудить интерес читателей к отечест­венной истории.

Вадим Кулинченко, публицист.

One thought on “ПЕРВАЯ МИРОВАЯ В ИСТОРИИ МОСКВЫ

  1. Кто бы занялся кладбищем от м. Семеновская..ресторан стоит и т.д. Да..скульптура С.Щербакова здесь появится зачем-то

Добавить комментарий

Loading...
Top