Вы здесь
Главная > #СМОТРИ/СЛУШАЙ > “АРТЕФАКТ-СЮИТА” И “ПЕТРУШКА” В БОЛЬШОМ

“АРТЕФАКТ-СЮИТА” И “ПЕТРУШКА” В БОЛЬШОМ

В конце ноября сразу два новых одноактных балета появились в репертуаре Большого театра. Первый, «Артефакт-сюита» Уильяма Форсайта, был создан еще в 1984 году, но на сцену Большого перенесен впервые. «Петрушка» — это абсолютно новая, заказанная театром постановка.

«Артефакт-сюита» – невероятно сложный для танцовщиков балет. Он точен, как математическая формула, динамичен, как постоянно вращающаяся турбина, и наполнен невероятной философской глубиной, которую просто невозможно танцевать вполноги. Ольга Смирнова, танцующая в одной из двух солирующих пар, призналась, что, репетируя этот спектакль, поняла еще больше про балет и искусство в целом, потому что спектакль именно об этом и располагает к философским обобщениям. Он о бесконечных усилиях, которые нужно совершать каждый день, на пределе своих возможностей, тогда на минуту, а если очень постараться, то и на целое отделение появится настоящее совершенство.
Музыканты любят говорить о том, что музыка Баха писалась не для людей, а для каких-то совершенных машин, в его космических музыкальных фразах практически нет пауз, негде выдохнуть, собраться с мыслями. Это непрерывная ткань времени, сродни току крови, который тоже ни на секунду не останавливается.

Вот и на сцене, когда поднимается занавес, уже идет движение, механическое, завораживающее. Группа танцовщиков в золотой одежде в пустом, полутемном пространстве буквально вводит зрителей в гипноз своими движениями и перестроениями. Отдыхать восприятие позволяет только во время опускающегося черного занавеса. Который используется совсем как в кино, уводя в затемнение, подчеркивая тем самым все, что было сказано заранее, отделяя одну мысль от другой. Но и за опущенным занавесом движение не прекращается, оно продолжается, как сама ткань жизни – непрерывно.
Труппа Большого отлично вышколена, но не привыкла быть «групповым солистом», а здесь, помимо двух солирующих пар и «Другой», важен каждый. Вращения равны музыкальным долям, и каждая нога, как натянутый смычок, продолжает звук скрипки в трехмерном пространстве.
И если в классических постановках кордебалет – это всегда аккомпанемент, то здесь он полноценный солист. Именно поэтому два представителя Форсайта два месяца обучали танцовщиков жить на сцене одним организмом, чувствовать сложную музыку, во второй части она абстрактная. Главная сложность для артистов балета Большого, признался педагог-репетитор Ноа Гелбер, была дать себе больше свободы, чувствовать бесконечность пространства, которое в этом балете нужно растягивать как резину, длить, как некое состояние, которому не может быть конца. Справятся ли с этим артисты балета Большого – покажет второй или третий спектакль, когда постановка окончательно “войдет в ноги” и нужно будет думать только о магии пространства Форсайта.

Второй балет – «Петрушка» – оригинальная постановка румынского хореографа Эдварда Клюге, который живет и ставит в Словении, с 2003 года возглавляя уважаемую и очень хорошо принятую различными фестивалями компанию Maribor Ballet. Его дебют в Большом – и сразу «Петрушка», канонический балет Фокина, смелый вызов для постановщика. Но, кажется, он его ничуть не пугает. Его «Петрушка», в отличие от недавнего комикса Владимира Варнавы, очень яркого, едкого и пронзительного, который идет сейчас в Мариинском театре, более холодный и лаконичный. На сцене нет декораций, точнее, ими служат пять гигантских матрешек, внутри которых скрываются сюрпризы, как правило неприятные. Цветовая гамма костюмов и самих матрешек напоминает «Русские сезоны» Ратманского, отсылая к палитре Кандинского и Малевича. Петрушка здесь, балерина и арап — это шарнирные куклы, нанизанные на железные прутья, которые постановщик виртуозно обыгрывает. Костюмы напоминают то дулевскую игрушку, то собачьи зипуны, то просто современных бомжей на вокзале, есть там и такая пара. За счет лаконизма мизансцен основная мысль проступает еще яснее – все мы марионетки своих амбиций, страстей и желаний. И все мы толпа, жаждущая зрелищ и троллинга, будь то в интернете или в жизни, толпа будет всегда глазеть, как терзают Петрушку, тот будет всегда жалобно протестовать, кукловод будет насмехаться, пока в конце не поймет, что сам он тоже всего лишь кукла. Что не надо уничтожать других, все мы куклы и все мы однажды сломаемся.

Фото “Артефакт-сюита” – Ewa Krasucka.

Добавить комментарий

Loading...
Top