Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЭЛЬВИРА НАБИУЛЛИНА ВЫСТУПИЛА В ГОСДУМЕ

ЭЛЬВИРА НАБИУЛЛИНА ВЫСТУПИЛА В ГОСДУМЕ

Банк России упорно продолжает ту же политику монетарной рестрикции, которая дополняет столь упорную политику Минфина изъятий по бюджетному правилу. Формально независимые структуры действуют в унисон.

Как только наметился экономический рост, Минфин заставил Думу принять повышение налогов и в то же время Банк России поднимает ключевую ставку. Депутаты постоянно тычут в эту ставку ЦБ. В России едва ли ни самая высокая ставка в мире.

На пленарном заседании в среду Эльвира Набиуллина представила Думе «ежегодный документ «Об Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2019 год и период 2020 и 2021 годов». Принципиальных изменений нет, те же люди делают те же прогнозы. Единственное отличие, по признанию Набиуллиной, инфляция может выйти на двузначные цифры, но это кратковременно в связи с ростом НДС.

Все, что мы имеем в активе, это изменение риторики председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной. Например, с опозданием признала, что валютной ипотеки не должно быть, граждане не должны нести валютные риски. Прошлое «сами виноваты» ушло из лексикона.

Коммунист Валерий Рашкин сообщил, что за полтора десятилетия Банк России и АСВ прекратили деятельность 306 банков, 349 – на очереди, проводится процедура ликвидации. Огромные проблемы возникли у вкладчиков, сбережения которых просто сгорели при банкротстве кредитных организаций, а это живые люди, которые из-за отзыва лицензии банков потеряли сотни миллиардов, в одной Югре 16,5.

По словам Набиуллиной, виноват не ЦБ, а недобросовестные действия собственников и менеджеров.

Коммунист Николай Арефьев спросил, какой смысл поддерживать умеренно жесткую денежно-кредитную политику, если она сдерживает развитие экономики и понижает уровень жизни нашего населения? Инфляцию ЦБ понизил до 2 процентов, правительство тут же вводит новые налоги и платежи, раздувает инфляцию. ЦБ будет опять ее таргетировать путем понижения жизненного уровня и сдерживания развития экономики. Таким образом за два-три года можно окончательно угробить и экономику, и понизить жизненный уровень.

Свое выступление Набиуллина начала с того, что сейчас экономика растет темпами, близкими к потенциальным. В этом году рост будет 1,5-2 процента. Этими темпами роста, разумеется, такая страна, как наша, не может быть удовлетворена. Необходимо повышение производительности труда, улучшение делового климата, рост инвестиций.

Инфляция у нас находится вблизи 4 процентов или даже ниже, лишь около полутора лет. Кредитование растет, ставки особенно долгосрочные постепенно снижаются вслед за инфляцией и инфляционными ожиданиями. За 10 месяцев этого года кредитование предприятий выросло на 5,9 процента, более чем вдвое превысив показатель 10 месяцев прошлого года. Сохраняются высокие темпы прироста кредитования физических лиц, 18,7 процента против 9,8 процента за январь – октябрь 2017 года. Ипотека за 10 месяцев выросла на 17,4 процента. Напомню, за аналогичный период прошлого года меньше, чем на 10 процентов.

Четыре года мы живем в режиме инфляционного таргетирования. Опыт Набиуллиной показывает, что ставки устойчиво снижаются именно вслед за снижением инфляции. Растет количество стран, которые применяют именно этот режим. Набиуллина уверена, что политика по долгосрочному удержанию инфляции на низких уровнях – это и политика обеспечения доступности кредита.

Депутаты уверенности не разделяют и видят обратное.

Среди прочего глава ЦБ сказала: «Денежно-кредитная политика не может компенсировать внутренние структурные ограничения. Но понятная и предсказуемая денежно-кредитная политика, которая обеспечивает низкую инфляцию, одновременно с наличием инструментов, которые позволяют поддерживать финансовую стабильность, все это помогает снизить чувствительность нашей экономики к внешним шокам».

В обоснование своей политики Набиуллина начала пугать рисками.

Первое – риски, связанные с нефтью. Инструментом стабилизации выступает плавающий валютный курс. Волатильность на финансовых рынках требует от нас быть начеку и быть консервативными в своих прогнозах.

Второе – риски, связанные с нормализацией денежно-кредитной политики США и ее влиянием на ситуацию на развивающихся рынках. Тот массированный приток капитала, который наблюдался в прошлые годы в мире, когда развитые страны проводили беспрецедентно мягкую политику, может смениться периодом столь же значительного и продолжительного оттока капитала.

Третье – риски, связанные с санкциями. Санкции вызывают негативные, но ограниченные во времени эффекты. В конечном итоге к ним и финансовая система, и экономика адаптируется. В сентябре ЦБ приостановил покупку иностранной валюты в рамках бюджетного правила в ответ на резкий скачок волатильности российских финансовых рынков.

Дискуссии как таковой не получилось. Депутаты опровергали доводы Набиуллиной, она говорила свое. Серьезную проблему она видит в низкой производительности труда. Безработица у нас низкая, большое количество людей заняты, но отдача на труд не очень высокая. Потенциал экономического роста -это когда полная загрузка факторов производства труда рабочей силой и загрузка производственных мощностей меряются двумя показателями – уровень безработицы и уровень загрузки производственных мощностей. Эксперты считают неконкурентоспособными мощности, которым уже больше 10 лет, потому что сейчас мощности меняются чаще, и которые не загружались в течение 5 лет. В обрабатывающей промышленности их 13 – 14 процентов таких мощностей.

Руководитель фракции СР Сергей Миронов в комментарии журналистам сказал: высокая ключевая ставка приводит к спекуляциям и выводу капиталов за рубеж, а избыточная санация банковского сектора – к проблемам вкладчиков. ЦБ устанавливает высокую ключевую ставку, которая позволяет делать одну простую вещь. Международные валютные спекулянты берут кредиты на Западе, где ставка очень маленькая, прокручивают эти деньги в России и всю маржу выводят за рубеж. В итоге многомиллиардные суммы утекают из страны. Только в этом году – около 70 миллиардов долларов. А ЦБ делает вид, что не замечает. Как не замечает и того, что никакого экономического роста нет, а идет самая настоящая стагнация.

Эсер Валерий Гартунг пояснил: когда спекулянты вкладывают деньги в бумаги США, в голубые фишки вкладывают. То есть в компании, производящие добавленную стоимость. Когда приходят на российский рынок те же мировые спекулянты, они зарабатывают на российском рынке на операциях Carry Trade за счет разницы процентных ставок, то есть работают на ослабление рубля. Чем выше ставки внутрироссийские, чем больше разница между ставками в валюте, с которой спекулянты берут деньги, и тем больше они зарабатывают.

Председатель профильного комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков показал цифрами, что возможности финансирования экономики у нас достаточно большие, хотя и внешнее фондирование уменьшается, но при этом более 53 триллионов рублей на счетах предприятий, на счетах физических лиц и из этой суммы в виде кредитов не более 10 процентов поступает в экономику в виде инвестиционных кредитов. Почему 26 триллионов средств предприятий сами предприятия не направляют на инвестиционные цели? Здесь есть вопросы к действиям Центрального банка. Очевидно, он должен находить инструменты стимулирования, финансирования, структурной перестройки экономики, в том числе подталкивая правительство к активным действиям в этом направлении.

Аксаков отметил, что прогнозы Центрального банка и правительства различаются, причем прогнозы ЦБ более точные. Просьба к Центральному банку публиковать методологию своих расчетов.

Аксаков считает, что Центральный банк и правительство вещи здорово координируют. Но вот повышение НДС, это торможение экономического роста и вклад в инфляцию, которую ЦБ должен подавлять в том числе методами жесткой денежно-кредитной политики. Он мог бы сказать веское слово, удерживая от таких шагов, которые не работают на развитие экономики.

С любопытной речью выступил председатель комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров: «Неужели еще непонятно, что денежно-кредитной политикой невозможно исправить структурные ограничения, что структурные ограничения, они все равно будут влиять и не дадут нам достичь в том числе и в экономическом росте тех результатов, которые мы бы хотели с вами получить». Мы постоянно пытаемся решить все проблемы, либо методами макроэкономики, либо вбрасыванием дополнительных денег. Макроэкономика может смягчить кризис, не допустить его катастрофического развертывания. Но не может обеспечить устойчивый экономический рост. За два месяца, которые бюджет находится в Государственной Думе, на счетах предприятий увеличились суммы на 500 миллиардов рублей. Инвестиций нет, на счетах предприятий больше, чем на физических лиц. Три федеральных бюджета. И их не инвестируют. Это недоверие бизнеса к стабильности экономических условий.

Макарову кажется, в основных направлениях денежно-кредитной политики не учитываются риски глобального мирового экономического кризиса, о котором говорит профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини и вслед за ним руководство МВФ. Риски связаны с экономической политикой США. Возникает диспропорция, которая обязательно ударит по миру. В США пузырь надут, но когда он сдуется, как это произошло в 2008 году, удар будет нанесен по всемирной экономике.

В 2008 году перед кризисом промышленный индекс Доу-Джонса был 14 тысяч. После кризиса стал шесть. Сегодня 26 тысяч. Это что, американская экономика за это время увеличилась более чем в четыре раза? Нет, конечно. Это очередной пузырь, который обязательно сдуется, называют даты, 2020 – 2021 годы. Мы к тому кризису не готовы. В США за год начали функционировать 404 тысячи предприятий малого бизнеса, при этом закрылось за тот же период, 392 тысячи.

Председатель комитета по экономической политике Сергей Жигарев заявил, сугубо монетарными методами Банку России приходится компенсировать недостаточно эффективную работу профильных министерств и ведомств в борьбе с влиянием немонетарных факторов инфляции. Подобная жесткая денежно-кредитная политика приводит к еще большему усилению структурных деформаций в российской экономике, что в свою очередь ограничивает возможность банков по размещению избыточной ликвидности на российском финансовом рынке и способствует числе увеличению объемов вывоза капитала и ослаблению рубля, и усиливает эту тенденцию.

Госдума «приняла к сведению» денежно-кредитную политику 390 голосами. 60 депутатов принимать к сведению не пожелали, из них 20 проголосовали против.

После этого Госдума в спорах одобрила законы о бюджете-2019 и изменениях бюджета-2018. Макаров выступал на трибуне, обвиняя коммунистов и эсеров в отказе голосовать за такие хорошие документы.

Профицит бюджета-2018 повышается с 482 млрд руб. (0,5% ВВП) до 2,14 трлн руб. (2,1% ВВП). В бюджете-2019 запланирован почти такой же профицит 1,93 трлн руб. (1,8% ВВП), но будет, возможно, больше.

За бюджеты проголосовали еще меньше, чем за денежно-кредитную политику.

В пятницу на своем пленарном заседании бюджеты одобрит Совет Федерации.

Лев МОСКОВКИН.

 

Добавить комментарий

Loading...
Top