Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > СФ ОДОБРИЛ БЮДЖЕТЫ НА ТЕКУЩИЙ И БУДУЩИЙ ГОД

СФ ОДОБРИЛ БЮДЖЕТЫ НА ТЕКУЩИЙ И БУДУЩИЙ ГОД

В пятницу состоялось 446-е пленарное заседание Совета Федерации. В повестке 52 вопроса. Заседание продолжалось пять с половиной часов без перерыва. Полчаса «Время эксперта» и час двадцать минут правительственный час. На законы и постановления осталось в среднем меньше чем по четыре с половиной минуты. С учетом того, что бюджеты и комиссия по мониторингу экономического развития как-то обсуждались, большинство спорных и откровенно вредных законов приняты скороговоркой.
Комиссию по мониторингу экономического развития Сергея Калашникова хотели вообще прихлопнуть. Вступился Николай Рыжков.
Эсер Антон Беляков вылетел из СФ, когда ставленник ЛДПР из Харькова Владимир Сипягин сменил на посту губернатора Орловской области, единоросса Светлану Орлову и Дума принялась спешно отменять законопроекты Белякова.
Состав верхней палаты поменялся незначительно по количеству и очень серьезно по качеству. «Ушли» нескольких профессионалов.
Сенаторы назначили Светлану Орлову аудитором Счетной палаты. Правильнее было бы вернуть ее в СФ, но на данный момент это невозможно.
Во «Время эксперта» 446-го заседания СФ выступил Исполнительный директор Управления ООН по наркотикам и преступности Юрий Федотов. В докладе прозвучало кое-что интересное. По словам Федотова, потери от коррупции в мире 2,6 трлн долл. 5% глобального ВВП. Производство наркотиков растет прежде всего в Афганистане. Ассортимент синтетических наркотиков увеличивается. Рост наркопотребления 31 млн человек в мире следует не тенденции роста производства, а росту населения. Смертность 450 тыс. в год, значительно ниже смертности от алкоголя и табака.
Завершил Федотов принятым в ООН беспроигрышным выводом: масштабы организованной преступности таковы, что ни одно государство в мире самое сильное не справится.
Если глобализация разводит в мире коррупцию, наркоманию и организованную огосударствленную преступность, конечно, никакое государство не справится. Выхода из глобально-либерального концлагеря не предусмотрено, но есть возможность стратегического сдерживания. В нынешних условиях торжества социальной инженерии ядерное оружие ни для чего больше не нужно, кроме как в качестве отрезвляющего лекарства от русофобской истерии.
Спустя восемь месяцев после исторического послания ФС Путина, правительственный час в СФ о состоянии и перспективах развития ОПК провели в закрытом режиме. Выступал зампред правительства Юрий Борисов.
После Борисов вышел к журналистам и ответил на два вопроса. По его словам, сегодня наладили ритмичную работу, реализацию всех мероприятий программы вооружений. Об этом говорят цифры. Если в 2012 году уровень исполнения гособоронзаказа был около 81%, то последние годы 97 – 98%. В частности, ГК Рос­атом стопроцентное исполнение всех обязательств. Верховный главнокомандующий, президент нашей страны поставил задачу воссоздать ледокольный флот. Будут построены три ледокола мощностью 60 мегаватт. Заказчик Росатом. Строить будет приморская «Звезда». Наличие ледокольного флота обеспечит рост грузооборота до 120 млн тонн.
Нет слов, после передачи Северного морского пути от Минтранса Росатому полный провал сменился неполным. Ледокольный флот строится для чего, если собственных крупных контейнеровозов у России нет? Обслуживать интересы китайцев и норвежцев. Однако и это получается плохо из-за утраты систематической картографии и ледовой разведки.
По сравнению с Думой обсуждение бюджетов на 2018 и 2019 годы в СФ было коротким, но оно принесло некоторый шок.
Недоволен был сам докладчик, председатель комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам Сергей Рябухин. По его словам, параметры бюджета-2018 приводятся в соответствие с фактическим исполнением. Доходы увеличиваются на 1,9 трлн, расходы на 218 млрд, экономия бюджетных средств 131,7 млрд.
Бюджет-2019 впервые после кризиса спланирован с профицитом. Рябухин предупредил об угрозе не столько санкций, сколько глобального экономического кризиса.
Из представлений и пояснений, вопросов и ответов стало понятно, что вообще ничего не понятно. Общий вывод дискуссии – доходы растут, расходы не исполняются – заставляет задуматься: а в деньгах ли причина?
В своей новой роли окончательно укрепился председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Это совершенно другой человек.
В бюджете-2018 прогноз роста ВВП уменьшен до 1,8%. Кудрин констатировал, что у нас окончательно разошлись цены на нефть и темпы роста. В следующем году еще меньше темпы роста. Рост доходов населения 3,4%, по оценке СП около нуля. Наибольшее уменьшение 33 млрд социальная политика. Расходы живут своей жизнью и никак не отражаются на показателях. Увеличиваются субсидии банкам, а как это влияет?
По некоторым направлениям расходы вообще не открывались. Финансирование приоритетных проектов 59,8%, что ниже среднего. По пяти из них заказчик Минэк, по одной Минобр. Остаются заблокированными объекты. В прошлом году 130 объектов не завершено 30%.
Хроническая болезнь – отсутствие паспортов проектов и проектно-сметной документации на объекты. До конца года 38 дней, а подготовка документов к исполнению расходов такая, что недопустимо и для будущего года, а не уходящего.
Комментируя бюджет-2019, Алексей Кудрин напомнил, что цели указа президента очень амбициозные. Структура расходов не изменилась. Отсюда сомнения прорыва в инновационной экономики. То есть мы рассчитываем на рост, не увеличивая расходы относительно ВВП. Очень сложная запутанная система, нацпроекты в нескольких программах.
Расклад финансирования нацпроектов какой-то странный: всего 26,5 трлн, из федерального бюджета 5,6, региональных бюджетов 4,4 и внебюджетные источники 7,8. Больше всего выделено на демографию, меньше всего производительность труда.
Эта пресловутая производительность труда стала основным аргументом экономических либералов. Считается, что россияне получают плату за то, что не заработали. Это такой же бред, как сказки про низкую безработицу и инфляцию. И еще – про развитие конкуренции. Как можно развивать то, чего в принципе нет и не может быть?
Замминистра финансов Татьяна Нестеренко признала, что 1,9 трлн получили дополнительно за счет заниженных в бюджете-2018 цен на нефть. Ненефтегазовые доходы увеличились за счет собираемости налогов на 292 млрд руб. В Фонд национального благосостояния пошло шесть трлн. Много это или мало? Во время кризиса за три года потратили те же трлн.
По словам Нестеренко, Минфин видит большие проблемы взаимодействия федеральных и региональных проектов.
Отвечая на вопросы сенаторов, Нестеренко заметно разозлилась. Парламентарии привыкли сравнивать с другими странами, но там структура расходов другая и считают иначе.
Валентина Матвиенко в своем вопросе по двум болевым точкам буквально поставила диагноз бюджету. Расходы на ОМС за неработающее население растут геометрически. В ряде регионов превысили зарплату бюджетников. Надо разобраться, кто это неработающее население. С отменой налога на движимое имущество Минфин перестарался. Поручение президента было другим: освободить только вновь закупаемое оборудование для модернизации производства. Нефтяные вышки в одном регионе движимое, в другом недвижимое. Мерседесы запишут в движимое имущество и не будут платить налоги. Будет, как с консолидированной группой налогоплательщиков, по этой схеме регионы лишились десятков млрд доходов.
Спорить с председателем палаты невозможно, и Нестеренко пришлось признать.
Зампред СФ, опытный бюджетник Евгений Бушмин предупредил: нельзя разовыми субсидиями закрывать выпадающие доходы регионов, нужно их собственные источники развивать. Лучше решить вопрос с неработающим населением, чем давать 96 млрд на субсидии. Миллиард, которого с трудом добились для Рудника №6, до сих пор в Росатом не дошел.
Сакральные вопросы в СФ ставит Вячеслав Мархаев: почему мы продолжаем финансировать экономику Запада через «подуш­ку безопасности», в то же время потрясаем страну повышением пенсионного возраста, ростом НДС и пошлин.
В этом году путаница с бюджетом беспрецедентная. Заложенные в нем налоги по измененным нормам Бюджетного кодекса принимались после бюджета. В СФ связанные с бюджетом законы вообще не обсуждались, а несогласие Думы Минфин не волнует.
Короткого обсуждения удостоился закон «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)».
Сергей Леонов утверждал, что самозанятые все равно останутся в тени и есть опасения, предприниматели будут снижать налоговую нагрузку.
Председатель ответственного комитета по бюджету Сергей Рябухин сообщил, что риски рассматривались, но у нас даже нет точных данных. В комитете тоже уверены, что в полном объеме вывести 15 млн из тени невозможно. Что касается перетока из одной категории в другую, это было и будет.
Людмила Нарусова поставила резонный вопрос о дифференциации самозанятых. С одной стороны это высокооплачиваемый репетитор и с другой – старушка, которая к своей мизерной пенсии вяжет носки и продает.
Замминфина Илья Трунин пояснил, что дифференциация не предусмотрена. Заложен предел доходов 2,4 млн руб. в год, или 200 тыс. руб. в месяц.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top