Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ВИОЛА ЕГИКОВА. АКАДЕМИК СПЕШИЛ К ТЕЛЕФОНУ

ВИОЛА ЕГИКОВА. АКАДЕМИК СПЕШИЛ К ТЕЛЕФОНУ

Была суббота, и можно было себе позволить поспать утром дольше обычного. Потому, когда раздался телефонный звонок, спросонья не сразу поняла, кто говорит, тем более что в трубке что-то трещало и мужской голос пробивался через шумовые препятствия с переменным успехом. Звук то и дело прерывался, но кто-то упорно продолжал рассказывать про соседа, про дачу, про поиски телефона-автомата…

И вдруг до меня дошло: это ведь звонит академик Гинзбург! Поперхнулась от волнения: менее всего ожидала звонка от Гинзбурга, даже представить не могла, что Виталий Лазаревич мог откуда-то знать мой телефон. Мы, правда, недавно общались, он прислал в газету статью, но в моем воображении академик Гинзбург оставался недосягаемой вершиной, иконой, перед которой я благоговела. И вдруг он сам звонит мне, чтобы поделиться радостью: сосед по даче принес ему свежую «Московскую правду», а там статья, которую мне присылал. Эта статья была так важна Виталию Лазаревичу, что он тут же кинулся искать в своем дачном поселке телефон-автомат (мобильников тогда еще не было). И ведь еще номер моего домашнего телефона надо было ему разыскать, что в той ситуации было непросто! И вот все это он мне возбужденно рассказывал, говорил, что приятно поражен оперативностью публикации, а еще – бережным отношением к тексту.
Тут уже впору было поражаться мне: большой ученый оказал газете честь, дав ей свою статью. В редакции именно так и отнеслись к этому событию, ведь было известно: академик Гинзбург соглашался общаться далеко не со всеми газетами. Если характер издания противоречил его принципам, о публикации не могло быть и речи. И потому, как только получила статью Гинзбурга, кинулась к главному редактору, и Шод Муладжанов распорядился: поставить материал в ближайший номер. Что же касается текста, тут трудностей вообще не было: Виталия Лазаревича отличал великолепный стиль, отточенный русский язык. Но я хорошо понимала, что он имел в виду, говоря о «бережном отношении к тексту»: перо академика было сколь блистательным, столь и острым, бескомпромиссным, и это кого-то здорово напрягало…
Статья, о которой идет речь, была опубликована в «Московской правде» 11 сентября 1999 года. Тогда в Академии наук была только создана Комиссия по борьбе с лженаукой, а инициатором ее создания был как раз академик Гинзбург, резко выступавший против подмены научных понятий, против лженауки, беззастенчиво прокладывавшей себе путь к государственному бюджету через кабинеты чиновников и средства массовой информации. Это сегодня противоборство лженауке, к счастью, стало приобретать массовый характер, оно обсуждается на конференциях, поощряется грантами, кто-то даже делает на этом карьеру, приписывая себе едва ли не все успехи в развитии темы… Тогда же, когда комиссию только сформировали, на ее организаторов обрушилась критика с самых разных сторон. Особенно упорствовали некоторые СМИ, почувствовавшие вкус к легкой славе за счет разного рода околонаучных баек и сенсаций. Не менее жестким было отношение к комиссии, созданной в Академии, и со стороны ряда чиновников, связанных с лженаукой.
В адрес организаторов комиссии летели всевозможные обвинения. Это потом, когда академик Гинзбург получил Нобелевскую премию, его имя стало предметом гордости, а до той поры ученому нередко давали понять, что недовольны его слишком уж активной позицией… Статья в «Московской правде» стала одним из тех выступлений, в которых ученый бескомпромиссно отстаивал свою позицию. Для меня же эта статья открыла богатство общения с удивительным человеком, каким был Виталий Лазаревич Гинзбург. Если бы я посмела, сказала бы даже, что статья положила начало дружбе, потому что Виталий Лазаревич не забывал об эпизоде с газетой, подчеркивал свое дружеское к ней отношение. Когда спустя два года, в 2001-м, вышла его книга «О науке, о себе и о других» (М.: «ФМЛ» 2001), он включил туда и статью «Нужно ли бороться с лженаукой?», упомянув в примечании напечатавшую ее «Московскую правду». Эту статью с примечанием читатель найдет ниже. А книгу Виталий Лазаревич прислал в редакцию с дарственной надписью: «Виоле Михайловне Егиковой – на память и с лучшими пожеланиями. 29/X.2001. В. Гинзбург».
Примерно через две недели мне уже на домашний адрес пришел конверт, который бережно храню: в нем была верстка готовящейся статьи для «Литературной газеты», академик Гинзбург хотел поделиться высказывавшимися в той статье мыслями, и это было очень приятно. А еще в том конверте лежала брошюра, на обложке которой значилось: «В. Л. Гинзбург. Семинар 1700-й и последний». И ниже, уже от руки, слова: «С наилучшими пожеланиями в Новом году. 10/XII. В. Гинзбург». Мне посчастливилось быть в числе тех, кого Виталий Лазаревич приглашал на свой знаменитый общетеоретический семинар в ФИАНе. Семинар проходил по средам, начинался точно в 10 часов утра в любую погоду. Правда, мне довелось побывать на немногих семинарах. 1700-й, как и обещала брошюра, стал последним, так решил сам Гинзбург, сказав, что не хочет дожидаться того, когда не сможет приходить на семинар на своих ногах.
Академик Гинзбург выразил надежду, что на смену его семинару придет другой. И даже составил перечень вопросов и задач, которые, с его точки зрения, заслуживали рассмотрения более молодыми коллегами. Это примечательный перечень, значение которого хорошо понимают физики. Текст, который вошел в брошюру, был написан в конце 2001 года. Известие о Нобелевской премии пришло в конце 2003-го, 8 ноября 2009 года Виталия Лазаревича Гинзбурга не стало. Ему было 94, он много болел в последние годы, хотя распространяться о болезнях не любил и, как мог, продолжал активно работать. В частности, стал инициатором организации конкурса научно-популярных статей. Сам он уже не мог бы прочитать огромный массив работ, пришедших на конкурс, а потому назвал журналистов изданий, которым мог бы доверить отбор. В их числе и я получила короткую записку Виталия Лазаревича с просьбой помочь провести конкурс. Конечно, нельзя было не откликнуться на эту просьбу!
…А все-таки счастливая у нас профессия! Она дает возможность общения с удивительными людьми, дарит встречи, которые оставляют в душе неизгладимый след. Именно такими были встречи и общение с академиком Виталием Лазаревичем Гинзбургом.

Добавить комментарий

Loading...
Top