Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ОКОШКО В ЕВРОПУ

ОКОШКО В ЕВРОПУ

Суверенный Рунет или кондовый сон России

Госдума вчера приняла в первом чтении законопроект об обеспечении устойчивой работы российского сегмента интернета в случае отключения от всемирной сети.
Его уже называют законом о «суверенном интернете».
Налицо саркастическая аналогия с приснопамятной идеологемой 2005-2006 годов – «суверенная демократия». Однако, несмотря на ироническое отношение, она ведь достигла своей цели – мы имеем сегодня как раз ту еще демократию. А «суверенный интернет» – это и конкретика, техническая и финансовая.
Разумеется, в документе говорится прежде всего о безопасности страны, о защите Рунета от возможных угроз «в условиях усиления агрессии со стороны Запада». Законопроект предполагает, что все операторы связи получат спецсредства, способные противодействовать враждебным акциям. При появлении подобных угроз предусматривается переход на управление интернетом из единого «Центра мониторинга и управления сетью связи общего пользования».
Авторы законопроекта также предлагают изменить правила блокировки информации, запрещенной к распространению. Сейчас сайты закрываются по решению суда, а при «внештатной ситуации» – блокироваться «на входе», в момент публикации.
В отзыве правительства отмечается, что в документе есть моменты «правовой неопределенности», Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предупредил, что система централизованного управления сетью может стать причиной катастрофических сбоев связи в стране, а Счетная палата высказалась против, акцентируя внимание на непомерных бюджетных расходах. (В паспорте проекта «Информационная безопасность», который одобрило правительство, предусмотрены затраты, превышающие 20 миллиардов рублей.) В ходе обсуждения против законопроекта высказались депутаты ЛДПР, «Справедливой России» и КПРФ. Но, как водится, внесутся некоторые поправки – и законопроект станет законом.
В итоге – будет у нас суверенный интернет. На практике – некий государственный чиновный «фельдфебель», который на основе представлений о стране и мире, полученных на «политзанятиях», станет решать, «кто есть враг унешний», а «кто есть враг унутренний», кого «отключать», а кого «включать».
Все – давно известно, все – в духе наших вековых исторических традиций.
Конечно, в век информационных технологий можно обойти любые запреты в сети. Только ведь на это способны, этим станут заниматься лишь знающие, продвинутые, настырные. А основная масса будет довольствоваться тем, что дозволило начальство. И станет у нас интернет лишь маленьким оконцем в Европу, в мир – для узкого круга.
Кстати, «окно в Европу» придумал не Пушкин, а итальянский писатель, путешественник Франческо Альгаротти. Пушкин позаимствовал эту метафору, и, переделав ее в мощный образ, вложил в думы Петра: «Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно». О чем и уведомил читателей в первом же примечании к «Медному всаднику».
В книге «Письма о России», 1739 г., Альгаротти писал: «Петербург – это окно, через которое Россия смотрит в Европу». То есть определил суть петровской политики: не Европа, не дверь, а лишь одно окно, сквозь которое мы только СМОТРИМ.
Деяния Петра, его европеизация России грандиозны по тем временам. Однако первый русский император брал только то, что мы сейчас называем «технологиями». Европа же прежде всего – общественно-политическое устройство. А вот от этой «заразы» Россия всегда стремилась закрыться, не подпустить и не допустить. Петр будто бы говорил: «Нам нужна Европа на несколько десятков лет, а потом мы к ней должны повернуться задом». Это записал приближенный к императору человек, граф Остерман.
Историк В.О. Ключевский считал, что «сближение с Европой было в глазах Петра только средством для достижения цели, а не самой целью». Цель же одна – сохранение существующей системы власти.
Законопроект об ограничении интернета не вызывает особого протеста в широких слоях населения. Наоборот. По данным социологов, почти половина россиян выступает за цензуру в интернете, 58% поддерживают полное отключение интернета в стране в случае национальной угрозы или возможности массовых протестов, а 73% полагают, что в сети не стоит публиковать негативную информацию о госслужащих.
Эти настроения вполне взаимосвязаны с массовым осознанием России и себя чем-то обособленным, но никак не «частью мировой цивилизации». В большинстве своем мы, настропаленные телепропагандой, смотрим на Запад с подозрением, недоверием – пополам с завистью и неприязнью. Мы, конечно, с удовольствием пользуемся цивилизационными достижениями Запада, но при этом еще и хочется, чтобы его вообще не было, чтоб не раздражал своим существованием, своей непонятностью.
Ровно 50 лет назад поэт Юрий Кузнецов пророчески писал:
И снился мне кондовый сон России,
Что мы живем на острове одни.
Души иной не занесут стихии,
Однообразно пролетают дни.
Качнет потомок буйной головою,
Подымет очи – дерево растет!
Чтоб не мешало, выдернет с горою,
За море кинет – и опять уснет.
Другое дело, что борьба с доступом к информации ничего не меняет в мировом общеисторическом процессе. Она лишь на какое-то время создает «особые» условия жизни для населения той или иной страны. Например, для Туркмении или, пуще того, Северной Кореи. Рано или поздно, технический прогресс возьмет свое и утвердится, но, наверно и к сожалению, не для нынешних туркменских и северокорейских граждан.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top