Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > В СВОИХ ДЕРЗАНИЯХ ВЫ СНОВА ПРАВЫ!

В СВОИХ ДЕРЗАНИЯХ ВЫ СНОВА ПРАВЫ!

«Модерн» решился на премьеру и воплотил заветную мечту своего главного режиссёра.

На пресс-конференции, посвящённой очередной постановке, Юрий Грымов рассказал и о давнем желании снять фильм или поставить спектакль о коллегах (профессию актёра он считает в чём-то непостижимой), и об очень амбициозной задаче творческого коллектива, поскольку в новой работе речь идёт о реальных людях – чете Чеховых.
Супруги были символом русского театра, а признание заслужили в первую очередь за пределами Отечества, причём он стал звездой Голливуда, она – государственной актрисой Третьего рейха. Там, за кордоном, они были у всех на виду, однако до сих пор об их жизни известно далеко не всё, и за действительными событиями тянется длинный шлейф мифов и загадок…
Профессия стала для Михаила и Ольги золотым ключиком, который открыл им огромный мир, отнюдь не ограниченный огнями рампы. Как связаны пересекавшиеся в нём родные и коллеги Михаила Александровича и Ольги Константиновны, кто из сильных мира сего набивался в почитатели их таланта, кто поддерживал, кто завидовал, а кто пытался использовать в своих целях? Бывали странные сближенья: есть информация, что во время Второй мировой, ведя великосветские беседы с гостями своего салона, Ольга блестяще справлялась с ролью радушной хозяйки и… агента сразу трёх разведок!
Спектакль «Ничего, что я Чехов?» по пьесе Е. Нарцизовой-Шипуновой – это, как подчёркивает режиссёр, «постановка об особом человеческом состоянии – состоянии актёра, когда театр становится смыслом существования, когда человек перестаёт принадлежать себе, а всецело подчиняется искусству…»
Сюжет занимательный, фактура прелюбопытная, но играть таких героев очень трудно: материал требует особого отношения, поскольку, по словам Юрия Грымова, «есть опасность перейти в лживый пафос или не сказать ничего».
Скажем сразу: в лживый пафос не перешли и сказали очень много, хотя, конечно, далеко не всё. По большому счёту, эта тема заслуживает разработки – о судьбе супругов Чеховых надо бы снять фильм, многосерийный, насыщенный деталями, с тщательной прорисовкой сюжетных линий . Увы, сценария для такой картины пока нет.
А пьеса Екатерины Нарцизовой-Шипуновой – попытка «спрессовать» материал, достойный романа. Получился двойной портрет или два портрета в одной раме – на общем фоне вселенских катаклизмов, на сломе эпох. Воплотить эту «биографию, драму, историю» на сцене – задача наитруднейшая, но режиссёр нашёл оптимальное решение, и получилось… чёрно-белое кино. Сыграли на одном дыхании – без антракта, «сеанс» длился час 55 минут.
И ради этого «сеанса» Юрий Грымов фактически стал кинооператором: выбрал натуру, ракурсы, выстроил кадр за кадром, поймал свет, а потом сам же и «смонтировал отснятое». Так сцены и картины превратились в кадры синематографа, и это совершенно оправдано, ведь Чеховы действительно снимались в кино: Ольга – в Германии, Михаил – главным образом в Голливуде. Выбранный художником-сценографом Грымовым чёрно-белый «киношный» вариант – совершенно беспроигрышный, точно передающий цвет и графику событий и извечное противостояние света и тьмы, добра и зла. А ещё – войны и мира, на реальных полях сражений и в душе…
Студия: люди в чёрном – в чёрной мгле, на чёрных полых кубиках. Наполни этот объём цветом – выйдет роль. Но где взять краски? Как сложить эти кубики, чтобы «роль» стала живым персонажем, а безликая чёрная масса – созвездием бесспорных талантов? Ответа ищут два шалопая – любимый ученик Станиславского Миша Чехов и Женька Вахтангов, которому до корифея Евгения Багратионовича расти и расти.
Чёрный кадр. Светлое пятно – фата невесты. Ольга и Михаил венчаются в мытищинской церквушке. «Без родительского благословения», – ворчит попадья. Роль у Надежды Меньшовой крохотная, но как точно работает на атмосферу!
И вот уже из-под белого облачка фаты выскальзывает Женька (жаль, в программке не указано имя актёра: сыграл достойно!). А где же новобрачная? У молодого мужа на кухне. Не до Оленьки сейчас: он – на пути к высотам профессии! Вот он, конфликт: он витает в облаках, а она – в двух шагах от верной погибели… И так – всю жизнь: он – в эмпиреях, она – на грешной земле, где хоть волком вой, а надо выжить и вытянуть близких! И Мария Орлова, сыгравшая юную Оленьку, и заслуженная артистка РСФСР Анна Каменкова в роли уже состоявшейся звезды, не раздробили образ героини, а сделали его единым и объёмным, будто вместе с Ольгой Константиновной прошли через все выпавшие на её долю испытания. Справились на пятёрку!
Умудрённого жизнью Михаила Александровича народному артисту России Петру Воробьёву играть было проще, потому что… в цвете: «черно-белая» молодость героя досталась Александру Горелову. Впрочем, и эти актёры сыграли «заодно»: герой повзрослел, но вряд ли заматерел настолько, чтобы измениться в душе…
Органичны, колоритны мужик-возница в исполнении Дениса Игнатова и антиквар – заслуженный артист России Леонид Трегуб. А по поводу Лаврентия Павловича у меня вопрос: кто – автор пьесы или режиссер – заставил актёра Алексея Багдасарова курить на сцене во время допроса, да так, что и зрителям пришлось дымом дышать?! Не курил Берия, коньяк, водку ненавидел!! Но это – по поводу исторической правды.
А по поводу спектакля скажу: играть полспектакля в кромешной темноте гораздо труднее, чем при свете рампы, а модерновцы дерзнули – и сыграли отменно! Вам ли стоять на месте? В своих дерзаниях вы снова правы!

Татьяна Калинина.

Добавить комментарий

Loading...
Top