Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > АЛЕКСАНДР КРАСНОВ: ОППОЗИЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ЭТИЧНЕЕ И УМНЕЕ ВЛАСТИ

АЛЕКСАНДР КРАСНОВ: ОППОЗИЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ЭТИЧНЕЕ И УМНЕЕ ВЛАСТИ

Известный московский политик Александр Краснов всегда находился в оппозиции к власти. Но это как раз тот случай, когда «за державу обидно», ведь здравая оппозиция, как ни крути, тот локомотив, который толкает вперед общественное развитие. И надо сказать, к голосу Краснова московские власти прислушиваются очень внимательно.

– Александр Викторович, недавно в Пресненском районе прошел круглый стол, посвященный теме многоэтажной застройки. Вы были его активным участником. Каковы итоги?

– В этом вопросе самое главное – параметры распределения земельных участков. Московская земля по объему – самый денежный рынок и лакомый кусок, нынешние власти держат его под персональным контролем чиновников, что, с моей точки зрения, неправильно. Это должен быть контроль Законом, и весьма жестким. А итогом той встречи было то, что впервые депутатский корпус и архитектурное сообщество заявили радикальные требования: в границах Камер-Коллежского вала прекратить снос исторических заданий; регулировать высотность в зоне исторической застройки и, что самое главное, приостановить жилищную застройку.

– А как это возможно?

– Пресненский район по темпам строительства жилья находится на втором месте в городе, хотя это и Центральный округ. Застраиваются бывшие промышленные зоны, есть «Москва-Сити», а инфраструктура не развивается. Нарушен жизненный баланс, и его надо исправлять. То есть строить социальные объекты, развивать транспортную инфраструктуру, а уж затем думать о строительстве жилья.

– И вы думаете, местная власть это сделает? Насколько она сильна сегодня, кто обладает полномочиями?

– Не буду проводить экскурс в печальное прошлое, все, кому интересна эта тема, сами прекрасно знают. Однако жизнь сильнее чиновничьих хотелок, выяснилось, что управление городом из одного центра жутко неэффективно и практически невозможно. Посудите сами: депутаты на местном уровне начинают решать кадровые вопросы в сфере медицины, образования, охраны правопорядка, благоустройства. На своих заседаниях они заслушивают отчеты руководителей этих ведомств и могут высказать им недоверие. В их руках – практически местные бюджеты управ, ведь именно их они согласовывают как сметы расходов. А это серьезные деньги. Вроде закон «О местном самоуправлении в городе Москве» не изменился, но полномочия изменились.
И, с другой стороны, мы наблюдаем процесс трансформации территориальных органов, уходит роль префектур и управ к отраслевикам.

– Так что, нужно сконцентрироваться на местном самоуправлении?

– На мой взгляд, коллективный разум москвичей, включая сообщество экспертов конечно, и управленцев, которые находятся на самых разных уровнях, – это очень серьезный ресурс, который может вытянуть любую ситуацию. И смею вас уверить, что перенесение доли ответственности на местное самоуправление, на районном и окружном уровне – это была бы абсолютно правильная вещь.

– Но ведь есть вещи, которые район просто не потянет, – это метро, аэропорты, городское хозяйство, тот же Мосводоканал и т. д.

– Это задачи городские, и никто о них в этом ключе не вспоминает. Однако признаком развития цивилизации является разделение зон ответственности публичной власти и бюджетов (наднациональный, Федеральный, субъектов федерации, местного самоуправления нескольких уровней, бюджет ТСЖ или ЖСК, семейный, личный типа «на шпильки», заначка, карманные деньги детей). И, к слову, имущественный доход от бюджета в цивилизованных странах пополняет административный. Деятельность городской власти оценивается как доходы имущественной части бюджета, поделенной на объем собственности в этом субъекте. В Москве это аренда земли, аренда нежилых помещений, услуги Мосводоканала, канализации, доли в гостиницах, в системах связи и многое другое, что есть в собственности города. Так вот, эта часть сейчас убыточная, в отличие от калмыцкой степи, где три овцы. Получается, что Кирсан Илюмжинов был лучший хозяйственник, он по крайней мере из этих трех овец извлекал какие-то деньги. В свою очередь недопустимо собранные в виде налогов и акцизов средства административного бюджета для содержания школ, больниц, полиции, транспортных сетей тратить на строительство гостиниц.

– Ну, у нас очень часто этот «золотой слиток», о котором вы говорите, попадает в руки недобросовестных чиновников… Их критика – любимый козырь оппозиции.

– Истинные размеры коррупции можно определить только по решению пока не состоявшихся судов, вступившему в законную силу. Однако можно сделать прикидку размеров исходя из коррупционной емкости. Самая большая коррупционная емкость в Москве, очевидно, в строительстве. Как я уже говорил, из-за общего колоссального объема стоимости и возможности произвольных решений по земле. Относительный чемпион по коррупционной емкости в Москве – система здравоохранения, из-за целого ряда бюджетных фокусов. Самое аморальное, бьющее по нервам, – коррупция в сфере ритуальных услуг. И, наоборот, в сфере ЖКХ, которую все так любят критиковать, мало простора для коррупционеров, там много не умыкнуть в принципе. Эта отрасль слишком затратная. Я противник критики ради популизма. Приведу пример. Представьте большой дом в 25 – 40 этажей, прикиньте, сколько он стоит. А теперь посмотрите на его обслуживание вместе со двором и оцените расходы населения за минусом затрат. А ведь еще надо, чтобы был свет во дворе и подъездах, газ в доме, вывоз мусора, благоустройство двора и т. д. Что сотрудники ЖКХ могут утащить из этого дома? Мало. Все эти люди постоянно на виду, и их работы мы каждодневно на себе ощущаем. Традиции городского хозяйства времен Бориса Никольского Бирюков продолжает на уровне, и заменить его особо некем. Еще одно часто критикуемое в системе городского хозяйства – работа «понаехавших» дворников. Доход от работы нелегалов получают сами москвичи. Требования их заменить скорее из моральной плоскости, ведь большинство из них отлично справляются со своей работой, на которую не очень – то рвутся москвичи. Сейчас в Тверском районе рассматривается иск столичного Департамента жилищно-коммунального хозяйства из-за использования химических реагентов против льда. Да я на даче у себя вынужден дорожки посыпать ими, разумной дешевой альтернативы просто нет. Как представитель ответственной оппозиции считаю, что обществу нужна обоснованная критика, а не критиканство.

– И все же, как в известном фильме «Убить дракона», можно ли доверить власть народу? То есть идти по этому пути развития в городе (ведь Москва, Санкт-Петербург – города федерального подчинения со своей историей развития народовластия)?

– Сегодняшний состав местных депутатов – прямое отражение нашего общества. К сожалению, не все в этом сообществе народных избранников меня радуют. Но развитие города возможно, когда действительно задействованы все ресурсы и учитывается мнение людей. Поэтому первостепенная задача – понять и определить, что же нужно населению здесь и сейчас. Алгоритм этих действий достаточно простой и эффективный. Для этого нужно не жалеть денег на микросоциологию и оплатить услуги экспертов, которые бы изучали реальные потребности населения и предлагали научно обоснованные решения. Как показала практика, с помощью СМИ и грамотной юридической поддержкой их можно реализовать. Нужна лишь политическая воля.

P. S. Как всякий журналист, готовя этот материал, я просмотрела все публикации с Александром Викторовичем. Меня заинтересовала одна цитата, которая прозвучала на радио «Свобода» в октябре 2010 года. Цитирую полностью:

«Александр Краснов: А после плохих архитекторов всегда приходят бульдозеры. Мы же ведь популизмом не занимаемся, мы говорим о серьезных вещах. Так вот, Бульварное кольцо, повернутое в обратную сторону против часовой стрелки, дает возможность сделать трассы до границ Москвы и далее, с соответствующими развязками от Бульварного кольца, которые надо делать внутри… Садовое кольцо – делать соответствующие развязки, Третье кольцо и строящееся Четвертое. Потом, конечно, надо замыкать набережную. Набережная у нас до сих пор поделена на части. Например, Карамышевская набережная отделена от Шелепихинской набережной какой-то пескобазой, которую надо сносить. Там тоже надо делать одностороннее движение, потому что набережная – естественный полутоннель, который в нижней части могут проходить в одну сторону машины, а мосты являются путями развязок и соответствующими разворотными путями».

Еще раз обращаю внимание на дату – 2010 год! Не правда ли, похоже на некую городскую программу, которая успешно воплощается в жизнь? Так что опираться можно только на то, что оказывает сопротивление. Написано не мною, французским писателем и драматургом Жан Андрие.

Нина ДОНСКИХ.

Добавить комментарий

Loading...
Top