Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > БЕДНЫЕ ЖИВУТ В СОСТОЯНИИ ФРУСТРАЦИИ

БЕДНЫЕ ЖИВУТ В СОСТОЯНИИ ФРУСТРАЦИИ

Это чувство подавленности, безысходности, моральная, психологическая и социальная депрессия
Премьер-министр Дмитрий Медведев предложил создать социальный портрет россиян, живущих за чертой бедности: «Сухие цифры дают обезличенную картинку, а нужно понять специфику жизненной ситуации и потребностей этих людей».
Ровно 15 лет назад, после избрания на повторный срок, президент Путин обозначил борьбу с бедностью как приоритет своей деятельности. Послание Федеральному собранию он фактически начал с фразы: «Нас не устраивает уровень жизни людей».
Тогда он имел развернутый социальный портрет бедности. Институт комплексных социальных исследований Российской Академии наук (ИКСИ РАН) совместно с германским фондом Эберта подготовил аналитический доклад «Богатые и бедные в России».
В 2003 году бедные в стране составляли 24%. Иначе говоря, почти каждый четвертый. Большинство из них – в селах, малых городах и поселках. Средний возраст – 47 лет. 60 процентов бедных – женщины. И, наконец, от 60 до 80% бедных – неполные и многодетные семьи.
Сейчас, спустя 15 лет, в стране доход ниже прожиточного минимума получают 13-14% населения, около 20 миллионов граждан. Это – по данным Росстата. А по опросу, проведенному в 2018 году экспертами Академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, в зоне бедности находятся 22%. По данным Фонда общественного мнения, у 39% опрошенных денег хватает только на питание или не хватает даже на него.
Большинство многодетных семей живет за чертой бедности.
Феномен еще в том, что, по данным Росстата, в 2016 году зарплату ниже прожиточного минимума получали 10,67% работающих россиян. Зарплату от одного до двух прожиточных минимумов – 27,5%. В итоге, зарплаты 38% людей хватает только на пропитание.
Поскольку от главы правительства поступил заказ на «социальный портрет бедного», чтобы «понять специфику жизненной ситуации и потребностей этих людей», то напомним некоторые результаты предыдущих исследований. И не только о бедных. Результаты парадоксальные, и в то же время закономерные.
Например, опрос о стратегической программе модернизации страны, выдвинутой в 2009 году президентом Медведевым. Как оказалось, под словом «модернизация» тогдашний глава государства и население понимали совершенно разные стороны жизни и деятельности.
Для большинства россиян «модернизация» – это не инновации и нанотехнологии, а… социально-политические, внутригосударственные реформы.
Главным залогом успешной модернизации россияне в 2010 году считали:
– равенство перед законом, соблюдение прав человека – 41%;
– беспощадная и, в итоге, успешная борьба с коррупцией – 38%;
– установление социальной справедливости – 31%.
И только 25% назвали в качестве приоритетов формирование эффективной инновационной экономики.
Итак, народ в 2010 году считал, что модернизацию надо начинать с общественно-государственных отношений.
Затем оказалось, что модернизация в народном представлении полностью совпадает с… «русской мечтой». По данным исследования 2012 года выяснилось, что Главная русская мечта – справедливость. На всех уровнях – государственном, социальном, семейно-бытовом. О ней говорили 45% опрошенных – ни один лозунг, включая «богатство», не набрал столько голосов. Абсолютное большинство (83%) заявило, что слишком велика и несправедлива разница в доходах, 40% считали, что «справедливость важнее закона», а «законы не про нас и не нами написаны».
Справедливость – взрывоопасное понятие в российских условиях. Среди бедных слоев населения оно чревато, как показала история, русским бунтом. Несомненно, заказ правительства на социальный портрет бедности включает и замер уровня протестных настроений. Однако в 2003 году авторы доклада пришли к выводу, что социального взрыва, серьезной дестабилизации не ожидается. Потому что общество индивидуализировалось (проще говоря, каждый стал сам по себе и за себя), и к тому же население не верило и не собиралось идти за радикалами.
В докладе не указывалось, но можно предполагать, что политическая апатия связана и, вероятно, продиктована тогдашним внутренним душевным состоянием бедных. Две трети из них живут с постоянным ощущением несправедливости всего, что вокруг происходит, с ощущением полной своей беспомощности. Они, эти две трети, не чувствуют поддержку родных и товарищей, уверены, что никто не придет им на помощь, если что случится и помощь понадобится.
Все это вместе ученые называют иностранным словом «фрустрация» – то есть чувство угнетенности, безысходности, моральная, психологическая, социальная депрессия.
Даже если в таком состоянии люди не способны на социально-политический активный протест, то бедность сама по себе разрушительна для общества, для государства. Как быт, как повседневное существование.
Каким будет социальный портрет «Бедность-2019»?
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Добавить комментарий

Loading...
Top