Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НАТАЛИЯ МЕТЛИНА И ЕЁ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

НАТАЛИЯ МЕТЛИНА И ЕЁ «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

Автор документального сериала «Холодная война» на телеканале «Звезда» любит шокировать оппонентов, представляясь: «Наталия Метлина, кремлевская пропаганда».

— Вы всегда так представляетесь — кремлевская пропаганда?
— Я считаю, что важнейшим из искусств для нас является именно пропаганда. Увы, мы, четвертая власть, в этом жанре не сильно преуспели. Некоторые думают, что если зализать кого-нибудь до полного отсутствия дырочек, это и есть пропаганда. Четверть века работы в расследовательской журналистике не позволяют мне заниматься пропагандой в прямом смысле этого слова. Я критично отношусь к тому, что происходит в стране при всей моей невероятной любви к Отчизне. Очень люблю страну, объездила ее вдоль и поперек, знаю все ее проблемы. Смотрела замечательный фильм «Каникулы Президента». И подумала, что у каждого тревожного журналиста, переживающего за родину, есть мечта сесть в машину рядом с Путиным и проехаться по стране. Я бы много ему рассказала про пропаганду. У нас есть проблемы в том, как это делать, нам надо еще учиться. Должна быть общеполитическая доктрина, в том числе внешнеполитическая, дипломатическая линия. Например, история со Скрипалями. Мне кажется, она сильно недоработана.
— На международной арене мы информационную войну проигрываем — можем выиграть ее только в нашем медийном пространстве…
— Необходимы определенные дипломатические усилия. Я много смотрю исторической хроники, и мне попались очень любопытные материалы. Сцена, когда выходит Громыко — просто царь зверей, хотя он не президент, не генеральный секретарь. Как лебезит перед ним Генри Киссинджер! Хотя я испытываю глубочайшее уважение к этому фантастическому дипломату, он многое сделал для нормализации российско-американских отношений. Этой мощи нам сейчас не хватает.


— То есть вы полагаете, что министр Лавров по харизме не дотягивает до Громыко?
— Нет, ни в коем случае. Но мне кажется, надо чуть-чуть иначе страну подавать. В советское время дипломаты получали огромные пакеты разведывательной информации от тех стран, которые входили в соцлагерь. Почему я с тревогой воспринимаю высылку дипломатов? Нравится нам это или нет, но это те люди, которые осуществляли коммуникации. У нас сейчас нет других возможностей, и удар по дипломатическому корпусу — это удар и по нашей разведке. Мы не должны отпускать эту тему, и я как журналист буду ее долбить.
Я знаю, как работать над государственным заказом с оборонной тематикой. Как ни парадоксально, мы не получаем каких-то «темников». Есть человеческие пожелания, которые озвучиваются, может, раз в году в формате личных встреч с ведущими и продюсерами. Это рекомендации типа «ребята, перестаньте все время долбить Украину». Абсолютно с этим согласна, потому что для меня это братский народ, который имеет право на самоопределение.
— Сейчас там вырастают целые поколения, воспитанные в парадигме ненависти к «кривоногим кацапам», то есть к нам.
— Но мы же не должны со своей стороны это повторять! Я вообще за дружбу — во мне столько кровей перемешано, не мне говорить. Можно идти на компромиссы. Нужно начинать по крупинкам выстраивать диалог, не вступать в бесконечную конфронтацию. Мы выпускаем на канале «Звезда» программу «Прогнозы», в которой политолог Вероника Крашенинникова высказывается за выстраивание отношений с Ираном. А я считаю, что мы должны быть за Израиль. Очень много израильская русскоязычная пресса говорит о том, что стратегически Израиль может быть медиатором между нами и Западом, США. Ведь мы уже на днище, если говорить о российско-американских отношениях. Иногда Трамп «пробивает дно».
— Да, он ломает стереотипы, называет вещи своими именами. Нет никакой демократии, либерального проекта — кто сильный, тот и съел.
— Мне кажется, что его все-таки недолюбили в детстве! Я как-то к нему с сожалением отношусь.


— Но он занимается Америкой. А мы теряем сейчас Казахстан, Армению…
— У дружбы есть огромное количество нюансов. Вспомним фильм «Отец солдата»: герой актера Серго Закариадзе, старый грузин-крестьянин, ругает молодого водителя танка, когда тот давит виноградную лозу. Добрый старикан защищает виноград. Там много хороших людей — в Грузии, Армении, на Украине… Но мы почему-то спорим: хороший Пашинян или плохой, хороший Порошенко или плохой? Но ведь отношения между людьми строятся на каких-то таких эпизодах. Если мы говорим об Армении, то много армян живут на чужбине, в том числе в Москве. На юге России огромная армянская диаспора, в Европе, в Соединенных Штатах. Поэтому на человеческом уровне, мне кажется, такой проблемы вообще нет.
— Считают, что ельцинский период был золотой эпохой журналистики. Это была вседозволенность или свобода слова?
— С покойным Артемом Генриховичем Боровиком мы творили в газете «Совершенно секретно» невероятные вещи — один заголовок «Голубые ели в Кремле» на развороте чего стоит! А Mabetex? Громкая история была. Но это была немножко иная политическая ситуация. Я не пойму, зачем мы это делали, что мы хотели сказать? В 1996 году были выборы. Очень активно продвигался наверх Геннадий Андреевич Зюганов. Мы с Артемом снимали Наину Иосифовну Ельцину, Татьяну, Елену, Бориса, Машу, Катю — всю семью. Я спросила его: «Зачем мы это делаем?» Боровик ответил: «Я сделаю все, чтобы не допустить коммунистического реванша». Думаю, что люди, которые сегодня себя называют кремлевской пропагандой, очень любят родину. И многие потом пойдут в политику. Сегодня Толстой пошел, Ревенко. Мы многое знаем о стране, мы могли бы стать в Государственной Думе конструктивным звеном. Зачем прокуратура Швейцарии обнародовала счета Бориса Ельцина и членов его семьи? Зачем я это делала? Я знаю, что раскачивала лодку, а сейчас отвечаю за каждое свое слово. Так как я понимаю, чем мое слово отзовется.

Евгений Ю. ДОДОЛЕВ.
Фото из соцсетей Наталии Метлиной.

www.NewLookMedia.ru

Добавить комментарий

Loading...
Top